Сайт Сергея Анатольевича (Пономарева)
Активный отдых, туризм, путешествия...  
На главную X-tracks Карты Статьи Галерея Ссылки Архив СК МГУ Архив РСС О сайте Контакты

ВЕСТНИК СПЕЛЕОКЛУБА МГУ

# 4 (16) ОКТЯБРЬ - НОЯБРЬ - ДЕКАБРЬ 1997г.


Издается с декабря 1993 г.

 

Наступил новый 1998 год, с чем мы всех вас и поздравляем! Этот год будет юбилейным для нашего "Вестника": в декабре ему исполнится 5 лет! Растет популярность нашего журнала, улучшается качество издания. Нам удалось добиться, наконец, регулярности выхода номеров. А количество поступающих материалов уже таково, что мы вынуждены откладывать часть на следующий номер. Появился теперь у нас и технический редактор - Сергей Пономарев, взявший на себя львиную долю черновой работы - верстку и печать номера. Это, уверен, положительно скажется на качестве издания. На 1998 год мы объявили открытую подписку на наш "Вестник". Так что пишите и читайте нас - вы не пожалеете о потерянном времени.

Рад также сообщить, что мы наконец издали долгожданный юбилейный сборник "XXXV лет Клубу спелеологов МГУ" (рекламную страничку вы найдете в конце журнала). Работа над сборником продолжалась около года: в апреле 1996 года появилась идея, в сентябре сформировалась редколлегия и приступила к изготовлению оригинал-макета. Первоначально сборник планировалось выпустить точно к юбилею, к концу октября. Но мы еще не знали, в какую авантюру ввязались! Стали появляться новые статьи, фотографии, уточнялись факты, даты и т.д. и т.п. Небольшим коллективом был проделан огромный объем работы. Это потребовало больших временных затрат. В итоге, редколлегия сборника решила не торопиться, но выпустить полную, качественную, интересную, красиво оформленную и относительно дешевую книгу. Восемь месяцев продолжалась работа над оригинал-макетом, еще полгода ушло на издание книги. Надеюсь, чтение нашего сборника доставит вам немало удовольствия.

Хочется от имени редколлегии сборника (Александр Гусев, Антон Коротаев, Сергей Пономарев, Николай Чеботарев, Алексей Шелепин) поблагодарить всех тех, чья бескорыстная помощь позволила нам издать сей труд. Особенно хочется отметить вклад Алексея Кочерина, Евгения Румянцева, Анны Володиной, Светланы Андреевой, Ирины Новиковой, Фарида Хабирова, Ирины Чеботаревой, Анны и Михаила Ноздрачевых, Андрея Бизюкина и Татьяны Немченко, Яны Малаховской и Алексея Лациса, Евгения Снеткова, Павла Евдакова, Юрия Шакира и Александра Ефремова. Всем им большое спасибо!

Александр Гусев,

гл. редактор

 

 

Читайте в номере:

ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ.

Собрание КС МГУ
Ю.Косоруков

ХРОНИКА

Октябрь - декабрь 1997 г.

ЭКСПЕДИЦИИ

Нахимовская, июнь 1997
Е. Румянцев

Марокко
А. Шумейко

Крым, Судак, Новый Свет, мыс Пещерный, пещера Капчик-2
А. Шумейко

Школа инструкторов - Крым-97
А. Чичеров, А. Шумейко

Gouffre Berger
Д. Провалов

Новая пещера Воронцовского массива
Д. Корочкин

ДИСКУССИЯ

К полемике о вегетарианстве
А. Чичеров

ПОТЕРИ СПЕЛЕОЛОГИИ

Александр Сергеевич Полуянов
Т. Киселева

ОБЪЯВЛЕНИЯ

ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ.

 

ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ
______________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________

Собрание КС МГУ

Общее собрание Клуба состоялось 23 октября во Втором учебном корпусе МГУ. Присутствовали 28 действительных членов Клуба из 39. За время, прошедшее с предыдущего собрания (март 1997), члены Клуба организовали 7 и приняли участие в пяти выездных мероприятиях (экспедициях, соревнованиях, Конгрессе). География чрезвычайно обширна. Кроме традиционных Кавказа, Крыма и Урала в зону наших интересов попали Испания, Марокко, Словения, Швейцария, Словакия и Франция. В "дальних странах" побывало 12 членов нашего Клуба! То ли денег стало много, то ли соскучились по глубоким пещерам. Почти все отчеты можно найти в "Вестнике Спелеоклуба МГУ".

О ближайших планах. Осенью несколько спелеологов МГУ планируют участие в украинских экспедициях в Крым (Солдатская, Каскадная). А ближайшее клубное мероприятие - традиционная спелеошкола на Воронцовке (в студенческие каникулы), после которой планируется "инструкторский выход" на Алек (в пещеру Заблудших).

Оргвопросы. В связи с отъездом А.Кочерина в Англию, вместо него в состав Совета Клуба введен Н.Шатский. Теперь в Совет входят: Ю.Косоруков, А.Шумейко, А.Гусев, Н.Шатский, А.Чичеров. Редактору "Вестника" А.Гусеву и секретарю Клуба А.Володиной поручено продумать схему оперативного распространения "Вестника" среди членов Клуба. А к членам Клуба просьба почаще появляться на тренировках и слетах, дабы не забывать друг о дру-ге.

 

Юрий Косоруков

 

ХРОНИКА
_____________________________________________________________________________________________
____________________________________________________________

Октябрь - декабрь 1997 г.

27 сентября - 14 октября - члены КС МГУ участвовали во Всероссийских инструкторских сборах в Крыму. Одним из инструкторов школы был Ю.Косоруков.

3-5 октября - участие в соревнованиях "Путешествие по вертикали" (Судак, Крым).

7-14 октября - экспедиция в пп.Солдатская и Нахимовская (Караби, Крым) в рамках Всероссийских инструкторских сборов. Более 30 чел., из них 8 - из МГУ, рук. - Андрей Шумейко.

17 октября - 14 декабря - экспедиция на ледник Иныльчек (Тянь-Шань). Исследована п.Энгейзер (-105 м). 7 чел. (2 - из МГУ, 3 - из Швейцарии), рук. - Булат Мавлюдов.

6-12 декабря - всероссийская спелеоподводная экспедиция в п.Ординская (Урал), первопрохождение более 1 километра подводных галерей. Около 20 чел., из них 3 - из МГУ (Андрей Шумейко, Николай Чеботарев и Татьяна Андреева).

29 декабря - Денис Провалов отправился в Словению участвовать в составе российско-украинской экспедиции в прохождении пп.Склярьево Брезно и Чеки-2, а Сергей Пономарев - на Пинегу.

ЭКСПЕДИЦИИ
_____________________________________________________________________________________
_________________________________________________________

Нахимовская, июнь 1997

 

По трассе Симферополь – Белогорск, хлопая брезентом, едет ГАЗ-66. В кузове сидит компания, похожая на заготовителей лечебных трав – женщины, дети, молодые ребята. Посмотрим, а кто там в углу с папкой, полной всяких бумажек. Ба, да это же Денис Провалов, известный спелеоподводник! Неужели это очередная экспедиция на Караби? А машина, недовольно урча , уже взбирается на плато и пылит по дороге к метеостанции. Проехав ее, останавливается около холма ”Динозавр”, и высыпавшие из нее “травники” торопливо складывают в кучу свое барахлишко на начинающую влажнеть траву. Провалов, шурша гривнами и, тщательно рассматривая каждую бумажку, расплачивается с водителем. Газик, обдав на прощание всех клубком дыма, укатывает прочь. Приехали!

…А я так хотел поехать в Среднюю Азию! Но “не летят туда самолеты и не едут даже поезда” и вместо мест с труднопроизносимыми названиями, поездок на ишаках, лазаний по скалам и прочими развлечениями, роящимися в моей голове, я упаковываю оставшиеся бутылки с водой в свободные трансы в Крыму и вместе с другими отношусь к группе поддержки горящих желанием в очередной раз нырнуть в сифон Нахимовской наших подводников.

Между тем солнце явно намеревается окончательно скрыться от взора всех обитателей плато. Провалыч нашел место стоянки , мы изо всех сил туда спешим, но сумерки и топокретинизм делают свое черное дело. В общем, можно никуда не спешить. Стоянка где-то рядом, дождь не собирается и народ разваливается прямо на склоне. Ну что ж, пора и познакомиться. Из МГУ с Денисом смогли поехать только я и Наташка–Карамелька, невесть откуда появившаяся. Из иностранного легиона московского промальпинизма - Женька из Керчи. Из личной подрастающей гвардии Провалова еще двое бойцов. Далее семейство Игоря Галайды почти в полном составе – сам Игорь, как настоящий водолаз, его сын Ваня, как боец – спелеолог, жена – врач экспедиции, и, наконец, дочь, как символ юности. А также бывалая альпинистка Марья Ивановна с внучкой за компанию.

А со следующего дня пошла спокойная рабочая жизнь. К приезду Галайды (он подъехал чуть позже) вс¤ необходимое для погружения в сифон лежало где положено. В пещеру сходили все желающие, включая две тройки из лагеря Нины Чегодаевой, оказавшейся по соседству. Они даже внесли некоторую живость в нашу работу тем, что первая тройка не донесла мешки до нужного места, вышла ночью и, вдобавок ко всему, сидела в воронке до утра, не найдя дороги к лагерю. Приехал Игорь, сразу пошел на акклиматизационный выход и осмотр сифона. Сказал, что этот грязный щелюган назвать сифоном слишком гордо и с улыбкой мученика пош¤л готовиться к погружению. В итоге на следующий день был впервые пройден очередной сифон. Однако радость заметно горчила: далее небольшой обводн¤нный зал уводил опять в подводную галерею. Так что переоделись, оклемались, да и пошли потихонечку назад, оставив пару полных ж¤лтеньких баллонов с воздухом (да простит нас Шумочка) для следующего погружения. Сразу сняли вер¤вочку до –250м и вышли наверх. По пути назад случилось единственное происшествие , произошедшее с нами внизу – у Галайды, вышедшего раньше всех, на стометровом колодце закончилась вода в карбидке, и выходившие наверх съемщики навески услышали непонятные утробные звуки, оказавшиеся его пением после тр¤хчасового сидения в темноте.

Так как, за исключением подводников, перед остальными членами экспедиции глобальных задач не стояло, масса времени уделялась всевозможным прогулкам по мелким пещерам и окружающей местности. На одной из таких прогулок мы с Женькой обнаружили новую пещеру недалеко от Нахимовской с большим, покрытым мхом входом и 82-метровым колодцем с ж¤лто-коричневыми стенками без отпечатков грязных спин и ног наших двуногих собратьев. Назвали е¤ Моховой.

А погода на Караби в этот раз стояла просто замечательная. Порой казалось, что мы находимся на пикнике. Ночи без туманов, обилие грибов и земляники перешибало все прошлые понятия об этой земле. Вода раз в один или два дня сама лилась сверху из небольших туч, только пустые бутылки подставляй.

Пора подводить итоги. Сифон пройден, но вопрос с дальнейшим ещ¤ не закрыт. Наша маленькая группа сработала весьма удачно и быстро. За полусифоном наравне со всеми работали и шестнадцатилетние ребята, что когда-то являлось чем-то несбыточным. И ещ¤ раз подтверждено, что без обилия раскопок, переносок груза и т.п. небольшая группа может весьма и весьма плодотворно работать. Если, конечно, в пещеру охота. Ещ¤ разок. И каждый день.

 

Евгений Румянцев

 

 

Марокко

В начале июня небольшая команда спелеоклуба МГУ участвовала в испанской экспедиции в Южном Марокко. Антон Чичеров, Сергей Пономарев и Шумейко из Москвы и Юра Фомин из Сочи. После спелеоэкспедиции в Эфиопию 10 лет назад (Киселев, Климчук) это было второе ПОСЕЩЕНИЕ Африки русскими спелеологами. Все получилось крайне удачно - побывали в самой длинной пещере Африки, первопрохождение в новой пещере и, главное, конкретные планы на следующий год совместно в испанскими и марокканскими спелеологами.

 

Чтобы попасть из Москвы Африку нужно 5 часов сидеть в аэропорту в ожидании вылета, затем нужно 3.5 часа лететь, 3 часа ехать в скоростном поезде, еще 2 часа на морском пароме. Чтобы добраться до знаменитой - самой длинной (20 км) в Африке пещеры Уин-Тимдун (Win-Timdoune) надо еще часов двадцать сидеть в душной и жаркой машине забитой транспортными мешками, коробками и контейнерами. Жарко, душно, но не смертельно, а ночью даже прохладно, если завалиться спать под местной пальмой без спальника. Если дорога вдоль берега океана, то постоянно дующий ветер заставляет натягивать полар. Это о погоде. За окном действительно пальмы, песок, белые дома, но ощущения знойной июльской Африки нет. А в горах вообще, как в Крыму в сентябре. Пейзаж тоже крымский, можно перепутать район Агадира в окрестностями Судака - сыпучие склоны, овраги, колючие кусты сухие русла, пыль кругом...

Машины не дошли до самой пещеры пару километров - дорога завалена камнями, на джипах бы проехали, но у нас четыре малолитражки не первой свежести.

У одной все время отваливается глушитель, вторая перегревается на любом подъеме, у третьей дорожный просвет, как у ¬кадиллакај... По-моему испанцы одолжили машины у своих бабушек - не жалко бросить если что. До лагеря метров 100 - 150 по высоте - пришлось заносить груз на себе. Нам привычно - трансы, мешки, станки, а испанцы таскали все в полиэтиленовых пакетах с рваными ручками - привыкли, что у них на машине можно добраться чуть ли не ко входу в пещеру и уж точно до базового лагеря.

Опытных экспедиционщиков среди них почти не было, только Серхио (Garcia Dills De La Vega - мне бы такую фамилию! Прим. автора) имеет большой экспедиционный опыт и очень сильный вертикальщик. Марта - подруга Серхио и очень спортивная девушка. Остальные: Альфредо и Хуан-Лу - спелеогруппа ¬Абиссальј, Эмильио и Рауль - спелеоклуб ¬Геосј - это все молодые спелеологи местного (севильского) масштаба. Хуан и Пако - опытные спелеологи из Малаги, давно в пещерах, но только в этом году начали ходить в глубокие вертикальные и еще не успели растрясти животы накопленные к 40 годам. С ними их подружки, а может и жены, они похожи друг на друга, как сестры - я все время их путал и имен тоже не запомнил... Последние четверо отдельная группа, они даже не собирались работать вместе с нами, но через несколько дней выяснилось, что в испанской команде Хуан и Пако - главные бойцы.

Из Уин-Тимдуна, из входного тоннеля размером с метро выливается здоровенная река, вернее, настоящая река в пещере, а выливается не так уж и много. Поток из Красной смотрится посолидней, но внутри в Уин-Тимдуне гораздо больше воды. После выхода, вода по забетонированному желобку идет в бассейн - десять на десять и глубина метра три, потом снова по желобку и вниз, с обрыва и в долину к деревне.

Такого базового лагеря, как в этой экспедиции я еще не видел. Солнце, бассейн, с зелено-голубой водой, до пещеры 50 метров, еды и молока - море, вода в пещере +17° С, в бассейне плавают - охлаждаются банки с Кока-Колой (национальный испанский напиток), около бассейна появляются испанки в купальных костюмах, а Марта... Ну, словом, расслабуха и нерабочая обстановка.

Вход в Уин-ТимдумВечером сразу же и расслабились - вводная пьянка: 4б. водки + 1б. ирландского виски (еще один национальный испанский напиток). Испанцы в полном восторге, три испанские доньи уносят своих мужчин, остальные доны спят на столе и в кустах ничуть не опасаясь скорпионов и пауков-мясоедов. Испанцы, вообще, народ, видимо, смелый и гордый - виски после водки - нет проблем, завтра в пещеру - какие проблемы?!

Утро было солнечным, лица бледными. В шесть утра внизу, в деревне дико заорал муэдзин. На завтрак вышли не все, но к обеду мы выдвинулись к пещере Аль-Андалуз.

Из-за этой пещеры и была организована эта экспедиция. Сама Уин-Тимдун давно известна, хорошо изучена и очень популярна, а вот Аль-Андалуз нашли только два года назад. Нашел Серхио и Пепе-Маленький (Jose Manuel Fernandez Sanchez). История находки очень романтична. Местные жители показали пальцем на склон - там заброшенная деревня. Раз деревня - значит там была вода. Серхио пошнырял вокруг развалин. Нашел сухие каналы и русла, по ним наверх и... пещера под скальным выходом. Тридцать-сорок метров по шею в воде, уступ + 2 м и сифон.

Спелеология по-африкански (на переднем плане та самая труба, замотанная скотчем)

Из поливочных шлангов соорудили систему слива воды, опустили уровень на 20-30 см и прошли еще под сводом метров 50. Пещера вроде идет, но надо было уезжать - так всегда, пещера начинает валить в последний день экспедиции.

В этом году был настрой на работу конкретно Аль-Андалуз. Взяли шестиметровую пластиковую трубу диаметром 100 мм, молотки, зубила, но забыли взять упорных спелеологов. Положение спасли Хуан и Пако, бросившие ради первопрохода своих дам и четверо русских, которым терять было нечего. Пока тащили трубу через колючки и заросли, пробили ее в двух местах. В пещере она стала подсасывать воздух - долго не могли наладить спуск воды из сифона. Замотали скотчем - провозились часа три. Вода + 17° С, все только в трусах, сапогах и карбидках. Толстым ничего, а худые мерзнут. К вечеру уровень воды в сифоне опустили на полметра, ход уходит влево до тупика с натеками и дыркой размером с голову спелеолога без каски. Направо - узкий затопленный ход. Все в пару, полуголые испанцы машут полотками, разбивая ванночки и плотины, чтобы слить воду. Шумейко в сухой гидре с неопреновым шлемом, как Дед Мороз в Ташкенте. Но через пару часов все изменилось в мою сторону. Носители только трусов и сапог, задрожав, потянулись к выходу, а я лежал в луже и блаженствовал. В затопленном ходе вода опустилась сантиметров на пять, настало мое время, с подводным фонарем в зубах, носом по потолку. Десять метров, потом потолок поднимается, становиться шире - можно развернуться и оглядеться. Через 5 метров снова сифон. Молотком еще полчаса, еще 10 метров полусифона, уступ 2 метра наверх, очко и горизонтальная узость - дело не на один час. Выплываю обратно, испанцы снимают шланги с карбидок и прилаживают их на ночь сливать воду. Пора смываться, по входной галерее уровень снова поднялся из-за воды которую мы слили шлангом. В лагерь возвращались по темноте, колючки, заблудились еще...

16_2m.GIF (2959 bytes)

На следующий день запланировали подвиг. Я с Юрой идем первыми долбить щель, Хуан, Чич и Дед налаживают трубу в сифоне, чтобы нас не отрезало от входа сифоном, когда начнем сливать воду из верхних полусифонов. После часа ковыряния в щели огромный прогресс - дальше видно расширение. Подплыл Пако, пропускаем его в перед, 10 минут борьбы и дыра готова - умеют когда захотят! Небольшой глинистый зал и опять узость. Пако расстроен, он по жизни пожарник, сон в рабочее время и хорошая зарплата сделали из него большого человека. Ему тут не пролезть. Юрик час машет молотком, потом я, потом он. Пролезли прямо в гидрах без проблем. Дальше довольно просто - бежим на четвереньках в полный рост, начинается вода, еще 10 метров и конец. Ход высотой 1.5 м и шириной метр заканчивается натеком заполнившим весь проход. Под потолком очко, свечу фонарем - явное расширение, но надо долбить. Сзади доноситься яростный стук молотка - Пако хочет к нам, вот пусть он и долбит. На обратном пути Юрик находит в глине обрывок пластика - это однозначно из Уин-Тимдуна. Теперь ясно, что Аль-Андалуз выходит из Большой Системы, возможно, в свое время это был выход всей воды из-под плато.

Выходим на поверхность, Серхио еще не закончил обработку топосъемки, но ясно, что от последней узости до Уин-Тимдуна еще, как минимум, 500 метров. Завтра утром надо ехать за кувалдой и хорошим плоским зубилом (у нас были только четырехгранные). За два последних дня к 300 метрам пещеры прибавили еще 60 и у нас есть еще пара-другая дней и ночей.

Рынок в Агадире огромный, за какой-то средневековой стеной. Продается все - от местного чая (мята) до китайской пластиковой мебели. Продавцы пристают ужасно, торгуются до истерики. Купили две килограммовые кувалды, 2 зубила, местный чайник, местную шапочку для Шумейки и сладких кактусов для Чичерова.

Заехали в испанское консульство, там работает Мигель, испанец-спелеолог, который работал и работает в Уин-Тимдуне. Он один из тех шестерых, которые 10 лет назад просидели 5 суток в Уин-Тимдуне, когда из-за паводка вся входная часть пещеры (около 800 метров галерей размером с московское метро) превратилась в один большой сифон. Спасали их тогда французы спелеоподводники (один из шестерых был француз). Выводили по-одному с аквалангом - очень серьезно, учитывая, что ни один из них никогда раньше не нырял с аппаратом. Это одни из самых знаменитых спасработ в истории спелеологии. Остались живы все, только через две недели один умер от сердечного приступа.

Мигель обещал приехать с местными спелеологами и сходить подальше в Уин-Тимдун (10 км основного хода). Приехать-то они приехали, но поздно вечером и привезли виски и гашиш. В пещеру никто не пошел. Допили водку, примеряли наши сухие гидры, клялись в вечной дружбе и приглашали друг друга в гости. Все как всегда, даже ели наш рис с сосисками из свинины (банки мы спрятали, а местным наврали, что ¬porkј- это телятина). Гашиш произвел на нас впечатления не более, чем свинина на мусульман. Наверное, мало было.

В Уин-Тимдун сходили часов на 10, прошли километров 6 - 7. Объемы больше, чем в Красной (просто нет с чем сравнить у нас), воды тоже больше. Местами плывешь на лодке, местами идешь по колено в воде часа 1.5 - 2, пара больших завалов в обходами под потолком. Говорят есть сифоны и неисследованные озера, никто не нырял, но сейчас показать некому. Мигель обещал, что если снова приедем, все покажет и даст аппараты, чтобы не везти самолетом из Москвы.

Последний выход в Аль-Андалуз. С утра мы с Юриком выдвинулись очень рано, потому что испанцы намылились идти в гости к местному корешу (то ли Абдула, то Джавдет), а мы дежурные по лагерю быстро добежали до ¬забояј, вода по пещере не прибывает, видимо, пополняется только в паводки из большой системы. Час проработали, Юрик колотит, я снимаю на видео (у нас во время всех выходов была ¬восьмеркај в боксе), потом меняемся. Процесс идет, но явно не успеваем. Завтра уезжать. Остаться бы, но у испанцев свои планы, а мы без их колес, как без ног. Свою бы машину.

Среди нас и водители есть, и права взяли, но водить нечего...

Последний выход. Дальше за эту экс-педицию пройти не удалось...Выходим, на смену идут Пако и Хуан. За ними Чич и Дед. Подолбили еще. Прогресс есть, но результата нет. Во входной галерее, по шею в воде (уже в мокрых гидрах) Серхио, Марта и Хуан-Лу доделывают топосъемку. На видео должны получится очень хорошие кадры, всегда в воде, пара нет, глины нет - для съемки лучше не придумаешь. В Москве посмотрим и прока жим.

Плато над Уин-Тимдуном и Аль-Андалузом совершенно ровное, как поверхность моря. Вместо волн - круглые колючие кусты. На горизонте две конические горы - как в книжках Луи Буссенара (видимо он все-таки бывал в Африке). Где-то в окрестных ущельях расположены деревни, но никого и ничего не видно, места дикие, туристов почти нет. Только один раз видели караван из трех джипов с матрасиками.

Местные деревни - в каждой мечеть с минаретом, большие хорошие дома, вода есть - чистая и вкусная, люди улыбчивые, жмут руки и стремятся говорить по-французски, готовы помочь и пригласить в гости, хотя индустрия туризма их совершенно не касается. Наши деревни и их обитатели от Москвы до Белгорода, Западный Кавказ и Абхазия - каменный век и неандертальцы по сравнению с Марокко и подданными Его Величества Хасана Второго. В крупных городах есть попрошайки, просят деньги за парковку машины т.п., но ненавязчиво и без скандалов. Все вокруг улыбаются и нет толстых людей - все стройные, сухопарые. Очень много бегающих, в смысле тренирующихся. Недаром алжирские, кенийские, марокканские и эфиопские стайеры лидируют в мировых чемпионатах. Жирные только полицейские, но у них работа тяжелая. Очень похожи на наших гаишников. Когда я ходил в местных кожаных сандалиях и местной же шапочке (очень удобно на лысую голову), то приходилось доказывать, что я не местный и не моряк с торгового судна, потому, что с туристов штраф, например, за нарушение правил дорожного движения 100 дирхамов (60000 руб.), а с местных 400.

Впрочем был один инцидент. Местные мальчишки сперли у меня зубную щетку, которую я оставил у ручья - дикари, я бы взял видеокамеры, которые валялись посреди лагеря целыми днями! Иногда к выходу из пещеры приходил задумчивый бедуин и сидел часами на краю бассейна. Может это у них святое место - вода, горы... Я думаю, что он ждал, когда наши испанские тетки полезут купаться в мини-бикини. Были бы тут наши московские, он бы дождался и покруче. Я думаю, у них бы и муэдзин перестал кричать с минарета в шесть утра и десять вечера.

Кстати, разговоры об опасностях подстерегающих белых женщин в Марокко оказались преувеличенными. Никакой паранджи, никаких гаремов и евнухов, в Агадире толстые американки в шортах. Можно было брать своих с собой. А если, что и случиться, как в фильмах Бернардо Бертолуччи (съедят или в гарем...), то не очень-то и жалко - женщины всегда мечтают о романтике.

Продолжение экспедиции в Испании - пиво, мясо, пещера - каньонинг, пьянки с маленьким Пепе, много резинового мармелада для Шумейки, противоударные очки для Чичерова, дешевое подводное снаряжение, недорогие контейнеры для карбида, судорожные поиски сувениров для жены и тещи, полный финансовый вакуум в последние два дня. Пиво на последние деньги, 10000 рублей на дорогу от Шереметьево до Москвы - все как всегда. Все проходит по одному и тому же сценарию, на Кавказе, в Крыму, в Европе, Африке. Места довольно разные, но люди те же. Уже немного надоело и скучно. Надо как-то бороться со скукой. Может в Антарктиду... На следующий год обязательно поедем в Марокко, будем взрывать в Аль-Андалузе, нырять в Уин-Тимдуне и еще в двух пещерах около Агадира. Мигель рассказывал, что там на 200 метрах конечные сифоны - еще никто не нырял.

Андрей Шумейко

 

Крым, Судак, Новый Свет, мыс Пещерный, пещера Капчик-2
Возможно, единственная пещера с морской водой на территории СНГ

 

Эта "пещера с озером" известна, я думаю, уже не одному поколению местных мальчишек. Известна она и судакским "краеведам", которые водят туда (до воды, участок 6 на топосъемке) отдыхающих с китайскими фонариками, в купальных костюмах и с малолетними детьми (которые кричат, плачут и просятся домой!). В Феодосии о ней знали двое, а один из них, кстати, не спелеолог, а местный подводник, даже там был и интересовало его, как и меня, прежде всего то самое "подземное озеро".

В середине сентября наша небольшая команда (Шумейко, Терещенко, Леонов, Дубинин) как следует облазила эту пещеру, сделала топосъемку и привязку к поверхности. Мне кажется, что эта пещера заслуживает большего интереса и, самое главное, требует охраны от туристов, обгорающих на соседних пляжах или, хотя бы, приведения в порядок входной части после каждого "купального" сезона.

Описание пещеры Капчик-2

Название придумал Шумейко. Капчик - это татарское название мыса Пещерный (придумано для толстых туристов). Капчик-1 - это всем известный и посещаемый круглый год (перила, бетонные ступеньки) отдыхающими Сквозной Грот.

Пещера Капчик-2, судя по всему, образовалась и сформировалась в результате и под действием трех факторов - во-первых, тектоническими трещинами, рассекающими мыс поперек по всей его длине, во-вторых, действием морского прибоя и, наконец, воздействием дождевой воды с поверхности.

Вход - узкая вертикальная щель "в полный рост". Под ногами, во время сильного прибоя, - вода. Поворот направо, уступ 2 метра вниз. Направо - выход "на улицу" (более узкий). Дальше метров 10 ползком (сухо и чисто), налево - 20 метров узкого, выклинивающегося хода - туда идти не надо. Направо и вперед - третий выход к морю. Налево 5 метров - ход расширяется, можно идти пригнувшись. Пошел Основной Ход, через 20 метров уступ 1.5 метра. Начинается вода, сначала по колено, потом - глубже, но можно идти в распоре или по стенке. Через 40-50 метров вода уходит в узкий сифон (?), а прямо идет сухой ход, который через 20 метров выводит к Конечному Озеру. Озеро имеет вытянутую форму (5x1 м) и к воде нужно спускаться 2 метра в распоре. Глубина до 3 метров, на дне ил и какого-нибудь подводного продолжения не обнаруживается.

Вода в озере стоит на одном уровне с водой на дне "второй" части пещеры. Эта вторая "половина" пещеры представляет из себя 80-метровый меандр 2-3-метровой высоты, по которому можно идти в распоре над водой, местами боком, иногда пригнувшись. Заканчивается Меандр небольшим озером 2x1x1 метров, на дне - ил и синяя морская глина.

По данным поверхностной топосъемки Конечное Озеро "не доходит" до линии берега 15-20 метров. Во время шторма в западной бухте шум прибоя особенно хорошо слышен из узкой вертикальной щели, не доходя 5 метров до Озера. Озеро в конце Меандра практически совпадает (в пределах погрешности топосъемки) с линией берега, но на поверхности в этом районе явных трещин или промоин на уровне моря не наблюдается. К сожалению, погружения со стороны моря (восточная бухта) проводились до того, как появились данные поверхностной топосъемки и место предполагаемого выхода пещеры "в море" не исследовалось из-под воды. Ближайший (ј 25 метров) подводный грот - это грот є3 (12;-2) - пройден до небольшого воздушного пузыря, дальше - узкая вертикальная щель в юго-западном (к пещере) направлении.

На участке 4-6 высота хода достигает 5-6 метров, есть ходы-щели под потолком, но на "второй этаж" это не похоже.

Общая сумма ходов - около 250 метров. Натечных образований и т.п. в пещере почти нет. На участке 9-10 видели летучую мышь. Температура воды в Конечн ом Озере 11оС (в море на поверхности 20оС).

На поверхности, на западном склоне есть колодец, как говорят, несколько десятков метров глубиной, но в нем столько мусора, который туда бросают проходящие мимо туристы, что спускаться туда нужно ночью, чтобы не получить по голове бутылкой из-под фирменного новосветовского шампанского.

Все побережье мыса (особен-но восточное) испещрено щелями и промоинами как на уровне моря, так и на обрывистых склонах. За ними наверняка скрываются другие пещеры, подобные пещере Капчик-2.

 

Андрей Шумейко

 

Школа инструкторов - Крым-97

 

Разговоры о первой школе российских инструкторов шли давно и долго. Но только ближе к августу стало ясно, что она состоится в сентябре в Крыму, в Судаке и будет совмещена с ежегодными соревнованиями “Путешествие по Вертикали”, а потом будет учебно-тренировочный выезд в пещеры Нахимовская и Солдатская на плато Караби. Это должна была быть первая школа российских инструкторов по спелеологии; последняя официальная школа инструкторов была еще в советские времена, около десяти лет назад. Из Москвы мы выехали вчетвером: Юра Косоруков, Максим Чистолинов, Аня Володина и Антон Чичеров. Позже из москвичей в Крыму к нам присоединились Володя Акимов, Андрей Шумейко - такова и была наша московская делегация - другие спелеоклубы Москвы, по непонятным причинам, совершенно проигнорировали школу. До Судака мы доехали на частнике, сбив начальную цену в два раза. По прибытии сразу появились два препятствия: дешевый разливной портвейн по три гривны литр и плохая погода, и то и другое время от времени выбивало из рабочего ритма. Состав оказался очень разнообразным: были люди из Уфы, Магнитогорска, Феодосии, Хабаровска, Санкт Петербурга и других, я уже не припомню каких, городов. Собралось человек тридцать народа, из которых было сформировано три отделения, где народ из разных мест был равномерно размешан для лучшего ознакомления друг с другом, инструкторами были Толя Афанасьев, Юра Косоруков и Сергей Колоколов соответственно, стажерами при отделениях стали

Андрей Леонов, Шумейко и Максим Дзагания. Сразу же, на следующий день нас построили, и зачитали бумагу под пугающим названием - приказ по школе, которая гласила: подъем в семь, построение в девять, отбой в одиннадцать вечера, сухого закона нет, но употреблять в свободное время не рекомендуется, про рабочее вообще говорить нечего - сразу отчисление и главное ЗАРЯДКА по утрам.

Кстати, о зарядке сказ особый, речь о ней зашла на предварительном совете инструкторов и стажеров отделений, было сказано, что как бы по старым ВЦСПСовским нормам должна быть зарядка, но мы люди взрослые и подготовленные, так что в общем хотели задвинуть эту идею, но тут вылез один человек и гордо надувшись сказал: “Как это можно без зарядки ???“ Да! Да! Да! вы угадали, это именно тот, кто дрыхнет на полке всю дорогу в поезде и в любой экспедиции выходит последним к завтраку - Андрей Шумейко. Все-таки не оскудела наша земля павликами морозовыми. Вот так у нас в школе появилась ежеутренняя зарядка.

Итак после бодрящей дух пробежки на гору было построение с объяснением задания на текущий день, потом до часу дня лекции и после двух практические занятия на скалах до темноты, по возвращении в лагерь в каждом отделении производился разбор прошедшего дня и подведение итогов. В результате, свободного времени, в которое не рекомендовалось распивать спиртные напитки, совсем не оставалось. Надо еще добавить, что в это мифическое свободное время каждый из участников школы должен был написать две методички по актуальным вопросам спелеологии, все стонали, но что-то писалось, и поэтому совсем не удивительно было видеть Максима Чистолинова, пишущего ночью в палатке при свечке трактат про SRT.

Практические занятия состояли из лазанья на скорость с мешком по разным трассам SRT, небольших этюдов по скалолазанию и отработки спасработ, причем спасами занимались очень плотно: три дня занимались солотранспортировкой - и вверх, и вниз, и вместе с пострадавшим, и отдельно, и через перестежку. И еще один день каждое отделение отрабатывало коллективные действия по транспортировке носилок. Наше отделение подошло к этому наиболее ответственно - тащили по полной программе: вверх, потом вбок по стене, потом вниз по наклонному троллею и вниз, все опутали морем веревки, крики, звон железок - все как в настоящих. В общем, я получил море удовольствия от коллективной работы и понял, что пострадавшему лучше не попадаться нам в пещере на глаза - все равно шансов увидеть солнышко у него никаких, так что, по-моему, лучше провести последние минуты в мире и спокойствии, с мыслями о прошедших днях, чем быть размазанным по меандру азартными “спасателями”.

Следующими в программе были соревнования. Саму процедуру, дистанции, результаты и ход соревнований описывать не буду - все это скоро появится в специальной статье. Что касательно школы, то все ее участники были обязаны либо принимать участие, либо судить, кроме дистанции топосъемки, которая была обязательной. О соревнованиях, у меня лично, впечатления разнообразные: заняли с Максом последнее место, получил небывалое удовольствие от семидесятиметровых скал, которые стоят прямо над морем, первый раз в жизни лазил по веревке в ластах - и т.д. На дистанции топосъемки наша команда: Павел Терещенко, Иван Дубинин и Антон Чичеров - “памяти Чистолинова” (сам он, лежа около старта, осуществлял духовное руководство и мучился похмельем) сделала топосъемку за рекордно короткое время, даже быстрее победителей, но потом мы слегка ошиблись на 86 миллиметров, в то время, как победители на 1 мм, что несколько отбросило нас в списке.

Вообще мне кажется, что нашему клубу не стоит распыляться, а надо сконцентрироваться на проведении двух соревнований в год: памяти Михалина в апреле, под Москвой и “Путешествие по вертикали” в Судаке в начале октября. Они не накладываются ни на какие события, и раз в полгода наш клуб может сконцентрироваться на серьезной организации соревнований.

6 октября, утром, когда были пропиты уже почти все деньги, приехал крытый КАМАЗ и через три часа равномерная смесь из барахла и людей доехала до родника на плато Караби, где мы и разбили лагерь нашего учебно-тренировочного выезда в пещеры Солдатская и Нахимовская, который Андрей Шумейко использовал в своих спелеоподводных целях.

* * *

 

В Солдатской. Шесть человек из Москвы, один из Феодосии, трое из Уфы, двое из Ужгорода - благодаря такой толпе удалось без напряга забросить все для ныряния на -500 - 6 трансов. Обратно выносили 11 - забрали 3 баллона, газ, мусор и т.п., оставленное в январе 1997 года. Из наших были: Шумейко, Шатский, Пономарев, Чистолинов, Терещенко (не совсем наш, но тоже был на дне). Кроме двух последних, все уже были по два раза на дне Солдатской и, наверное, в третий раз их уже не затащишь. А это не очень хорошо в свете последних событий.

То, что в июне 96-го показалось концом сифона и затопленной галереей, по которой нужно идти навстречу Солдатской-2, оказалось лишь верхом сифона. Тогда я думал, что иду по верху меандра, а сейчас, проплывая снизу под этим местом, понял, что это все просто верхняя часть длинного сифона. Уровень воды выше летнего (1996 года) на 30-40 сантиметров и вместо засифонного озера - только воздушный пузырь - дальше снова сифон. Шумейко ушел на весь ходовик (примерно 40 метров) и всплыл в очередном воздушном кармане. Но это не конец, - сифон продолжается. Если бы знать, что все так повернется, то надо было бы взять еще ходовика и воздуха. Планы были на исследование затопленной галереи, а не длинного сифона. Ход под водой довольно узкий, но видимость отличная и особых проблем нет. Надо нырять снова, судя по характеру сифона должно пронырнуться. Надо с лагерем работать.

Схема сифона

Солдатская-2 с расходом воды в несколько раз большим, чем на дне старой Солдатской - по-моему солидная зарплата за такую работу. Найдется ли еще раз команда, чтобы сделать это?

Много народу - это хорошо, но с другой стороны 12 человек все-таки пересеклись на дне. Кто был там, тот знает, что разойтись в меандре между последним колодцем и первым притоком практически негде - очередь на одевание-раздевание гидры, очередь перетряхиваться, очередь попить чаю и наоборот. Пока трое едят и двое пакуют мешки, остальные стоят в распоре, медленно замерзая. Из-за толкотни и неумения некоторых есть, переодеваться и собираться одновременно, двое из первой группы (которая первой спустилась до дна) торчали на дне больше 10 часов и подзамерзли (хотя можно было позабивать спиты для будущего подземного лагеря). К 7 утра, т.е. после 20 часов под землей, все были уже наверху (из них только 8 часов "в дороге").

На следующий день сборная команда из разных отделений семинара инструкторов (Уфа, Екатеринбург, Магнитогорск, Пермь, Петербург, Москва, Хабаровск) вынесли все от щели наверх, пятеро из них дошли до дна. Пятеро и вышли наверх, а всего за три дня работы в Солдатской побывало на дне 20 человек - своего рода рекорд. Если бы с нами был Кочерин, то он был бы в восторге - это триумф его системы посещения пещер громадными группами; я думаю, что схема выглядела бы так:

? ? ? ? ® ? ? ® ® ? ® ? ? ® ® ® ? ® ® ® ® ? ® ® ® ® ®

1 3.3 4.46 5.55 6.62 8 14 35.4

 

В Нахимовской. Навеску делали 3 дня три разных отделения семинара инструкторов, в результате навесили неудобно (без каремов - не хватало веревки) и опасно (появилось 2 узла), но на работу это не повлияло. Четырнадцать человек (опять массовый штурм) за 14 часов побывали на дне, пятеро из них - у второго сифона. Шумейко, Дедов и Пономарев, ожидая выхода людей от С2, ныряли в С1 (-388 м), пройденный до этого на (5/-2)* (Провалов, 1993). Теперь первый сифон: С1 (5/-1.5)+(15/-1.5)+(20/-1.5)*. За третьим воздушным пузырем явная труба (0.8x0.8) стала превращаться в горизонтальную щель и стало трудно тянуть через все перегибы ходовик (надо использовать катушку). Двигаться дальше можно, но 4-литрового баллона уже маловато, а с большим - тесновато (почти поэма).

Результат в С1 довольно странный. По плану от сифонного озера до выхода воды (предпо-лагаемого) в нижней части пещеры не более 15 метров по прямой. Я не заметил, чтобы сифон значительно изменял направление после первого пузыря, хотя говорить о чем-то уверенно при таких размерах хода и при нулевой видимости очень трудно. Но длина ходовика, который выдавался "с берега" - это объективно. Может проскочил (прополз) мимо ответвления на выход из С1 в нижнюю часть? Может С1 попетляет и "вернется на место"? А может вообще это что-то другое? Надо еще раз попробовать. Или может покрасить воду?..

Схема сифона С1

Остается добавить, что из наших в Нахимовской побывали (кроме Шумейко и Пономарева) Шатский, Чистолинов, Акимов - до С2, Терещенко - до С1, Косоруков и Афанасьев (Уфа) руководили выходами.

* * *

Через шесть дней, как только погода начала портиться, тот же КАМАЗ отвез нас в Феодосию, где нас ждал последний этап нашей школы: экзамен. В Феодосии были пропиты последние деньги, у кого они еще оставались, и на следующий день выжившие в алкогольной битве сдавали экзамен. Количество выпитого за день до экзамена оставляло надежду на милосердие экзаменаторов к пострадавшим и, как следствие, легкое прохождение этого испытания. Этого, к удивлению многих не произошло, в числе редких пятерок посыпались тройки и четверки, так что экзамен был абсолютно серьезным, что не может не говорить о серьезности школы.

Это была первая школа и она, конечно не могла избежать некоторых недостатков и недоработок, например так и не были выработаны требования к уровню подготовки людей, которые приезжают в школу инструкторов, кто их направляет, рекомендует и т.д. Но все это не может затмить главного, что эта школа состоялась и прошла по полной программе.

И последнее, ответ на вопрос, как же стать инструктором по спелеологии в свете современных требований российских документов. Итак надо пройти все вышеперечисленные мучения и иметь руководство тройкой, чтобы стать гидом-проводником, т.е. дипломированным руководителем, потом еще надо пройти стажерство в школе базового уровня или инструкторство в школе начальной подготовки для получения почетного

звания Инструктор.

Антон Чичеров,

Андрей Шумейко

 

Gouffre Berger

 

В сентябре 1993 года я получил факс из Англии. Письмо, написанное свойственным Филиппу Джадсону официальным тоном сообщало, что я, Провалов Денис, приглашаюсь принять участие в экспедиции в пещеру, которая находится во Франции и называется Gouffre Berger . Состоится эта экспедиция в сентябре 1997 года. Тогда в 1993 году, год 1997 казался таким далеким, и это письмо можно было расценить как странный английский юмор. Русским людям вообще не свойственно планировать на пять лет вперед. Но подумайте сами, если бы вам пришло приглашение поучаствовать в восхождении на Маккалу в 2001 году. Ну здорово, конечно, но уж больно не скоро. Кто знает как все повернется? Может быть, не дай бог, женишься, или это... крупным банкиром станешь - какие тогда горы.

На протяжении четырех лет Филипп упорно напоминал, не забыл ли я об экспедиции в Берже. Я, конечно, уверял английского приятеля, что помню и уже почти собрал рюкзак, но всерьез ни каких планов не строил.

Новый 1997 год мне пришлось встретить на выходе из пещеры. Этот праздник Новый год обычно празднуют зимой, поэтому вылезал я хоть и навстречу зимней альпийской стихии, но все же с чувством новогоднего счастья. Второй счастливчик боровшийся в рыхлом снегу был Клим, который, как мне казалось был еще более счастлив чем я, во-первых, на нем была куртка North Face, а во-вторых, он и не догадывался, что неделю назад у него родился сын, и к жизни теперь придется относится гораздо серьезней.

Через сорок минут, успешно преодолев все снежные холмы и благополучно миновав бездонные ледовые обрывы мы достигли теплого домика. Компания уже курнувших словенцев радостно бросилась помогать нам стаскивать мокрые изотермики и развязывать шнурки на кофлаках. Тут-то в марихуанном дыму, разомлев у печки и налупившись новогоднего ужина, мы с Климом затеяли нудный и долгий разговор о планах на Монте Канине и на год вообще. Из построенных задач на жизнь резко выпадала сентябрьская экспедиция в Берже. Клим уверял, что ничего необычного в этой пещере нет, да и жизнь долгая - еще сто раз съездим. В конце концов, согласившись с решающим доводом - “Ну а где деньги - то взять?” - я решил, что при всем моем желании взобраться на Эйфелеву башню и полюбоваться Парижем, от экспедиции в Берже мне пока придется отказаться. Тем более у Филиппа, как у всех иностранцев, обязательно что-нибудь случится и экспедицию отменят в последний момент.

Но Филипп оказался дядька слова, и всю весну и начало лета продолжал бомли еще конкретнее: “Какого числа я буду в Париже, и сколько людей приедет с тобой?“ Деваться было некуда. Пришлось променять светлое и радостное швейцарское путешествие на безнадежное перетаскивание мешков по пещере.

Кроме Коледова, четко и сразу сказавшего “Да!”, собирался еще и Скляр. Он даже потратив целый день (вы представляете, что такое для Скляра целый день?) умудрился получить французскую визу, но в последний момент у него нашлись какие-то срочные дела (У человека, работающего почти на телевидении - всегда срочные дела). Так что Скляр не поехал. Не поехал и Мухин. Его наказал папа за слишком развязное поведение в Словении и нарушение всех контрольных сроков.

В Шереметьево-2 на покорение Gouffre Berger мы выдвинулись вдвоем с Толей Коледовым.

 

МОСКВА - ПАРИЖ - ВЕРКОР

16_8m.GIF (31765 bytes)Два часа прошла с нашего прилета. Коледов злобно косился в мою сторону, а англичан еще не было. Мы договорились встретиться в аэропорту, но не обсудили, в каком. В Париже их, оказывается, два. Толик хотел есть и нервничал (нервозность эта выражалась в глубоком молчании), даже симпатичные иностранки, шмыгавшие по залу прилета не радовали его. Но конечно же все сложилось хорошо. Филипп выяснил, куда прибыл наш самолет, и появился как раз в тот момент, когда Толик уже серьезно нападал на меня, как на организатора всей этой авантюры.

Мы загрузили рюкзаки в машину, и отправились в сторону Лиона. Всю дорогу и я и Толик мирно проспали на заднем сидении, просыпаясь лишь тогда, когда Тони садился за руль и стрелка спидометра зашкаливала 135 миль. Да еще иногда Филипп смущал нас своими бесконечными разговорами по сотовому мобилю. Даже не говорящий по-английски Толик вздрагивал, когда слышал заключительные слова всех переговоров: “I love you”. Дело в том, что у Филиппа что-то там стряслось в Англии и он каждые полчаса общался с дружком по телефону, своими эмоциями мешая нам спокойно спать.

Лион - дальше Гренобль. Из окна прекрасно видны карстовые массивы. Мягкий белый известняк. Наклонные пласты, наверху .заросшее лесом плато. Это Веркор. Если уж не родина французского скалолазания, так спелеологии, это точно. Машина бесшумно ныряет в полутемный тоннель. Красивым серпантином дорога уходит вверх, становясь уже. Типичная европейская деревня: альпийские луга, чистые коровы с колокольчиками, горнолыжные подъемники и даже трамплин. Деревня называется Аутотранс.

Только здесь выяснилось, что жить мы будем в кемпинге, в 25 милях от входа в пещеру. В Европе я не первый раз, ко всяким таким штучкам привык. В Испании мы жили в двух с половиной часах ходьбы от входа, в Словении - в сорока минутах, но чтобы в 25 милях - этого я никак не ожидал. Кемпинг - это хорошо, горячий душ, туалет и всякое такое. Похоже к пещере каждый день будем ездить на машинах, но как в таком случае организовать выходы? Хотя, может быть, это не так сложно, как кажется. Доезжаешь до смотровой площадки (1600м), а дальше топ-топ, 30 минут - и вот она легендарная Gouffre Berger.

 

ИСТОРИЯ

Откапали Gouffre Berger парни из Гренобля в 1954 году. Дальше дыра повалила. В ней работало куча людей, перетаскивая груды мешков с тяжелыми лестницами и резиновыми лодками. Причем, как это не странно, лидерами были не Петцль и Кастере, а те парни, имен которых я никогда не слышал. Наше представление о французской спелеологии середины века складывается из переводных книжек типа ”Зов бездны”, “Тридцать лет под землей”. Спелеологов во Франции всегда было много, и все они писали книги, Сифру и Кастере повезло - их перевели .

Французские экспедиции следовали одна за другой. Экспедиции получили названия “Операция 1000”. Все были уверены, что здесь, в Веркоре, будет рекорд. Ни нехватка снаряжения , ни паводки, ни несчастные случаи не останавливали их. В 1956 году команда дошла до сифона. По топосъемке пещера составила -1122 метра. Это был первый километр в мире. До этого считалось, что такой глубины человек достичь не в состоянии.

В 1963 году английская команда под началом Пирси приволокла не только лестницы и банки с тушенкой, но и подводные баллоны. Пирси не без труда пронырнул два сифона и пещера стала -1133 метров. До сих пор непонятно - как это французы позволили нырять в своей дыре каким-то англичанам. Правда дальше французы свой шанс не упускали - ныряли только они. Вплоть до 1979 года шли подводные исследования. В 1965 была экспедиция NSS, а в 1976 некто Blanc сходил на дно по технике корделет за 23 часа. В пещере пройдено пять сифонов, есть соединение с другой пещерой Веркора. Общая глубина системы составляет -1278 метров, суммарная длина ходов - 26467 метров.

В знаменитом спелеомагазине EXPЕ я купил книгу о первопрохождении и истории Берже. Там куча отличных черно-белых фотографий. На одной из них - два счастливых француза танцуют на глубине километр. Фото называется “Победа”. На следующей странице другая - эти же парни под полиэтиленом, прижавшись друг к другу пытаются согреться. Лица грязные и бесконечно усталые. Каски с самодельными круглыми отражателями сдвинуты на глаза. Кто работал в пещере 40 часов без сна, видел такие лица. Фотография называется - “Цена победы”.

И сегодня пещера безумно популярна. Для того, что бы официально попасть в нее, надо отстоять очередь не менее трех - четырех лет. На прохождение пещеры французские власти отводят десять дней. И не важно - паводки, несчастные случаи или что-нибудь другое - через 10 дней будьте добры освободить дыру для следующей группы. Понятно, при такой популярности количество ЧП превышает все разумные нормы. Одних англичан в разные годы погибло восемь человек, и почти все захлебнулись в паводке. Я думаю, среди километровых пещер, Берже - явный фаворит в этом печальном списке. А после прошлогодних инцидентов, когда в спасах участвовало более 200 спелеологов, власти требуют кроме страховки - 1000 фунтов залога с каждого желающего побывать в пещере. В случае дождя расход воды увеличивается в десятки раз, затапливаются целые галереи и залы.

Но бывали и другие любопытные случаи. Например в ходе очередной английской экспедиции, было это в 1987 году, один парнишка забрался, как ему показалось, в перспективный ход. Он действительно высоко поднялся в меандре, пролез по новой галерее и увидел небольшой колодчик, уходящий вниз. Парень был молодой, ему исполнилось только 17 лет. Он был почему-то один и веревки у него не было. Колодец показался ему не очень серьезным, и он, как это часто бывает при первопрохождении, решил спуститься лазаньем. И все было бы хорошо, если бы огромная плита, образующая стенку колодца, не отвалилась в самый неподходящий момент, и не прихлопнула его.

Спасработы были долгими и мучительными. Спасатели рыскали по всей пещере. Они даже нашли этот новый ход, ужасный колодец, но не нашли тело. Ходят байки что спасатели даже перекусывали на этой чертовой плите, не зная, что обедают на могиле. Обнаружили останки только через два года, и говорят, что только по запаху.

Прослушав этот невеселый рассказ, я сразу поинтересовался: “А куда же вело новое направление?”. Оказывается никуда, в уже известную часть пещеры.

Мораль: не лазайте куда не нужно, да еще и в одиночку, сидите дома, пейте чай и читайте книжки о приключениях.

 

КОМАНДА

К вечеру в Аутотранс понаехали все участники экспедиции. Кроме знакомых мне по Фишту англичан, была парочка из Йоркшира, подозрительного вида американец и спелеодива, прилетевшая из Новой Зеландии. Эту подругу звали Даниэл, и она нам сразу ужасно понравилась. Как определил Коледов - она очень самостоятельная. На удивление, почти все снаряжение у нее было самодельное - обвязка, решетка и так далее. А еще, у нее оказался отличный ремнаборчик, куча странных фонариков, настоящий спелеологический ножичек, и даже, вы не поверите - походный пояльничек. Понятно, что этот-то паяльник привел в восторг Коледова. Даниэл сказала, что первый раз в Европе, ей очень интересен европейский caving, и что ей обязательно нужно побывать на дне легендарной Берже.

В самый последний момент появился Брюс. Здоровый, как три Толика. Брюс был в Веркоре много раз, и это его третья попытка штурма Берже. В первый раз - придавило плитой того парнишку, во-второй раз Брюсу повезло больше - он добрался до 700 м, но начался сильный паводок. И теперь он был полон решимости спустится на километр, просто подпрыгивал и махал руками.

Наша интернациональная команда насчитывала 11 человек.

 

 

ДНО

Последняя навеска - колодец глубиной 60 м. На схеме это место показано как puits de louragan. Небольшая полочка на правой стене, новенький красивый эделерит тянется к Толику. Буквально в трех метрах ревет водопад. В воздухе водяная пыль. На желтом комбинезоне крупные капли. Местечко выглядит зловеще, если заторчать здесь в паводок, то шансов спастись практически нет, вода быстро затопит полку по которой мы тянем перила. Стены колодца чисты, ну просто отполированы, никакого намека на глину - верный признак затопляемости.

Толик уже в двух перестежках от меня, продолжает траверс. Аккуратные узлы, маленькие петли, крючья сдублированы. Чуть выше на стене вижу древний скальник, под ним надпись: “Italian expedition 1962”. Крюк, забитый 35 лет назад выглядит неплохо, длинный ржавый швеллер, место для перестежки явно лучше, чем нашел Коледов. Пока Толик борется впереди, переношу навеску на итальянский подарок и пытаюсь докричаться. В шуме водопада это бесполезно. Перила тянутся еще дальше поворачивая за угол - там полочка чуть шире, водяной пыли и шума воды меньше. Пока Толик сосредоточенно ищет спиты, у меня появляется время для фото. Вешаю на перила мешок и аккуратно достаю все вспышки и камеру. Коледов успел вкрутить ринг и быстрыми движениями встегивает стопер. Ослепляя на секунду, все вспышки срабатывают разом.

- Не смотри в объектив... Еще один дубль... Все отлично - спускайся.

Белая девятка вытянулась вниз - (мы, кажется, начинаем привыкать к хорошим веревкам?!) Сверху хорошо виден весь колодец, водопад, разбивающийся о камни, и гигантский зал с озером. Толик пытается уйти еще дальше от воды, закачиваясь на противоположную стенку. Далеко внизу маленький желтый человек с ярким пламенем карбидки раскачивается в 20-метровый маятник, под ним черная бездна, а рядом страшный водопад. Немного людей могут увидеть подобную картинку.

Веревка ослабла - и, не дождавшись команды ”Свободно!”, пристегиваю бобину. Толик оттягивает веревку, и я, минуя озеро, приезжаю на огромные валуны.

На дно пещеры мы спустились вдвоем, у англичан нет ни желания, ни сил идти за нами. Впереди веревок больше не будет, можно бросить всю сбрую с железячками. Огромный зал гигантской сыпухой уходит вниз. Шум водопада остается сзади и постепенно затихает. Вот место последнего лагеря, чуть дальше - помойка: консервные банки, непонятные стальные листы, куча древних батареек, и тут же, свежие шприцы и ящик с красным крестом. В нише у стены слипшиеся подводные груза - думаю их забыл Пирси в 1963. Под камнями Толик радостно находит телефонный аппарат. Наверное таким же пользовался Ленин - большой деревянный ящик и черная трубка.

Впереди опять слышна вода - это приток, опять брызги и мерзкий ветер. Перепрыгивая с камня на камень перебираемся на противоположную сторону глубокой лужи. Стены зала сужаются в трехметровый меандр. Прозрачная вода отражает свет карбидок. Для того, чтобы пройти дальше к сифону, нужно плыть. Плавать нам с Толиком не хочется, можно пожать руки - мы на глубине 1100 метров.

Перекурив пару минут на камушке у водопада начинаем подъем к нашим веревкам. Из очередной лужи остроглазый Коледов вытаскивает французский жумар. Новая красная педалька пристегнута овальным карабином к зверски, почти до основания распиленному петцелевскому зажиму. Делим по-братски. Толику педаль с карабином, а мне, естественно жумар.

Это был уже второй трофейный жумар в Берже. Первый, опять же Толик обнаружил в Канале на семистах. Жумар лежал на дне глубокой прозрачной лужи и что бы достать его нужно было бы нырнуть на глубину двух метров. Не умеющий плавать, но хитрый Коледов, приспособил свой знаменитый скай хук вроде удочки. Я было собирался поспорить, что он никогда не вытащит жумар, но ловкий Толик поймал заветную железку с первой попытки.

В этой экспедиции с трофеями нам везло. Куча полезных вещичек - уши разных образцов, дельты, ринги и всякая такая дребедень. В последнем зале почти на дне пещеры среди камней я откапал древнюю лесенку с дюралевыми ступеньками. Ее, сорок лет назад, в подвале своего дома смастерил Ф.Петцль - это точно, не верите..., приходите посмотрите, она висит на кухне и любой желающий замолить грехи, может приложиться к святому экспонату. Прощение всех грехов и исцеление гарантирую.

 

ПЕЩЕРА

Все пещеры одинаковы, это известно. В них темно, холодно и грязно, полно препятствий вроде колодцев, узких меандров и сифонов.

Берже начинается обычной входной воронкой. Уступ 10 метров, дальше щель, рядом с которой валяется массивная железная дверь. Щель вываливается в колодец Ruiz - 20 метров. Колодец знаменит тем, что в него грохнулся этот Руиз. Случилось это во времена первопрохождения, подходящей длины лестницы в этот момент не было. Пока товарищи раздумывали - что же делать, как быть - этот парень вылез в распоре самостоятельно и даже не поцарапался.

Спустившись в ruiz, и пройдя еще пару перестежек попадаешь в зальчик, дно которого завалено булыжниками разных размеров. Из зала в обе стороны идут два широких меандра, а посередине стоит большой каменный тур, напоминающий могилу восточного воина, тут же валяются огромные бревна, а чуть выше на шлямбурах прибиты таблички с датами рождения и гибели. Зал называется du cairn. Из него надо повернуть в левый меандр, и здесь становится ясно - зачем первопроходцы занесли эти деревянные палки. На протяжении 300-метрового меандра расклинены распорки, и даже кое-где вставлены доски двухметровой длины. Сделано все это очень качественно. Один раз я шел по меандру с тремя мешками и ни одна распорка даже не шелохнулась.

Первые 270 метров - ничего необычного. Пока отстегнувшись от веревки в puits Аldo, и высунув голову в очко не окажешься в той части пещеры, которая отличает ее от множества других.

Свет карбидки не способен что-либо прояснить. Впереди только темнота и шум подземной реки. Куда идти совершенно непонятно. Если повезет отыскать старый телефонный провод, то можно смело шагать до самого дна без боязни заблудиться. Чуть дальше стены залов становятся очевиднее, где-то высоко на верху появляется потолок.

Глупые англичане, приняв первую большую лужу за знаменитое и страшное озеро Каду (Lac Cadoux), натянули шнурок и надули разноцветную резиновую лодку. Через пару дней лодка благополучно сдулась, и так валялась бесформенным чудовищем в двухстах метрах от настоящего озера. Правда яркие краски лодки и шнурок были отличными ориентирами для блуждающих по пещере.

Слева в основную галерею приходит галерея Петцеля (g. Petzl). Имя это так и тянуло нас к себе. При возвращениях мы с Толиком часто оказывались в этой части пещеры, соображая, что идем не туда, достаточно поздно. Правда не всегда это было бесполезно. Один раз, уткнувшись в древний лагерь, мы поняли, что опять заблудились и забрели в галерею Петцеля. Среди кучи старого мусора Коледов отыскал замечательную кастрюльку из нержавейки, и весь путь до поверхности я слушал инженерные соображения о ее модернизации.

Если идти по основному руслу, то вскоре из темноты начинают вырисовываться белые колонны высотой с трехэтажный дом. Это сталагмиты “Holle of 16“, сравнимые по красоте залы я видел лишь в Мексике, что подобное может быть в Европе и не ожидал. Описывать этот великолепный зал бесполезно, лучше увидеть.

От 270 метров до знаменитого лагеря camp є 1 на 500 метрах всего несколько уступов, провешенных лестницами. Весь путь проходится пешком, дорога идет среди больших глыбовых завалов. Самая большая опасность - непонятная белая глина, скользкая, как лед. Лично я падал раз двести.

Bivuak 500 - ровная площадка у правой стены. Рядом камень, измалеванный надписями разных лет: первопроходцы 1954 года, Петцль в 1955-м, англичане в 1963-м - русских слов пока не видно.

После лагеря красивые гуры, по которым, судя по фотографиям все любят плавать на резиновых лодках, а дальше опять навески. Где-то здесь Коледов отыскал мягкую длинную веревку, свисающую с потолка. За пять минут до этого я нашел хороший транспортник - и теперь, конечно, на веревку я не претендовал. Жажда наживы была велика. Толик отважно пристегнулся, и полез по веревке, непонятно кем, когда и как повешенной. Добравшись до верху он сообщил, что веревка почти полностью перебита и плохая, а он сбегает вперед и посмотрит, что к чему. Впереди был зальчик и комната с грудой перегорелых лампочек, а рядом под камнями - деревянный ящик, напоминающий гроб. Коледов был один. Я находился далеко внизу. Даже бесстрашному Толику стало не по себе: “Паводки, куча трупов по всей пещере и вот ящик с распиленным мертвецом.” Но любопытство переселило страхи. И что вы думаете? - полный ящик пальчиковых батареек. Толик так разволновался, что у него и не мелькнула мысль посмотреть срок годности... Кто, да и зачем приволок полный ящик батареек, спрятал его на верхнем этаже, и завалил камнями? Вот такие любопытные вещи случаются в Берже.

На 700 метрах пещера сужается - это Канал (Les Couffinades). Место, напоминающее Стрелу в п.Илюхинской. Прямая, два-три метра шириной галерея, с плавной голубой рекой. Обрывки разноцветных перильных веревок, высоко на верху мусор, занесенный паводком. Похоже здесь англичане не предусматривали никаких веревок, по крайней мере в нашем списке их не было. Но не плавать же нам в холодной воде... Всю навеску пещеры, начиная со 180 метров и до дна сделала наша двойка. Англичан мы обычно встречали на поверхности у машин. Иногда они догоняли нас в пещере и, сгрудившись на полочке, мрачно следили за тем как мы вешаем. Потом тыкая грязными перчаткам в свою измятую схему уверяли, что мы ошиблись и используем не там и не ту веревку. Но чаще всего они жаловались, что веревки висят “too tired for us” (слишком сложно для прохождения). Действительно, напуганные паводками, мы с Толиком разошлись и протянули перила под самым потолком. Навеска получилась непростая, но не сложнее, чем это бывает на соревнованиях. Длинные троллеи, бесконечные траверсы, оттянутые от воды отвесы. Такая навеска казалась нам не только безопасной, но и достаточно логичной и красивой. Англичане торчали на каждой перестежке, где нужно было хотя бы чуть-чуть подумать или приложить усилия. Это ситуация раздражала и нас и их. Нам казалось, что англичане вечно запаздывают и не успевают, а им, что мы тратим слишком много веревки и делаем что-то не так.

Хотя никаких серьезных трений между нами и группой не было. Отношения с группой были просто отличные. В команде мы были супергероями, которые мало спят, работают в пешере без лагеря, да еще и хорошие парни. Конечно самым популярным был Толик. Больше всего англичан поражало, как много Толя курит. Американец Джош часто спрашивал меня: ”Ну как так получается?.. Толя так много курит, такой маленький а такой сильный ... Непонятные вы русские.”

- Вот как ему объяснить?

Канал вываливается в Grand Canon — самая замечательная часть. Вылизанные стены, неглубокие колодцы, шум водопадов, водяная пыль, ветер и всякое такое. Тут мы с Толиком наткнулись на любопытную и редкую для пещер штуку. Огромная железная труба (из похожих собирают строительные леса). Она вынесена на три метра и расклинена над колодцем. Таким образом французы пытались уйти от воды.

Все в той же книжке о Берже я видел много фотографий Grand Canon - лестницы висят на подобии SRT-шной навески, с перестежками и небольшими троллеями, уводящими от водопадов. Крепились они на здоровенном прутке глубоко загнанном в стену. Бурили дырки под пруток не в полу и не в ручье, а на отвесных стенах. Выглядят эти крючья надежнее современных спитов, и забиты в грамотных местах.

Бесспорно, французская спелеология в те далеки годы была впереди всего мира.

От Grand Canon до дна остается не так много. Большой зал с веселым названием - Смерть Катерины, пара уступов и колодец 60 метров. Вся пещера проходится с мешком за плечами. Единственное место, где надо встать на колени и проползти два метра - это обход сифона на 900.

Я был в десяти километровых пещерах, и могу с полной ответственностью сказать - до первого сифона Берже очень проста. Там нет ни длинных узких меандров, ни колодцев по 200 метров, ни завалов, она не холодная - температура как на Алеке. Сходить на дно способна даже не очень сильная команда. Срок 10 дней для работы в пещере вполне реален. Тот факт, что пещеру навесили и вытащили почти все мешки мы с Толиком вдвоем, говорит сам за себя. Помощь англичан заключалась лишь в том, что они подвозили нас на машинах к пещере... Но Берже опасна. Сколько я слышал леденящих душу рассказов о страшных паводках. Достаточно вспомнить прошлый год, когда в один миг накрыло две группы, находящиеся в разных частях пещеры. Gouffre Berger - очень неоднозначная пещера. В ней чувствуешь, что твоя удача во многом зависит не от тебя и даже не всегда от твоих действий, а, как бы пафосно это не звучало, от сил природы.

 

ДЖОШ

Джош - из Пенсильвании. По образованию геолог. Как многие геологи, в некоторой степени интересуется пещерами. У него есть свой маленький магазинчик, в котором продаются книжки по карсту и спелеологии. Непонятным образом Джош по Интернету отыскал объявление о нашей экспедиции. Написал Филиппу письмо, уверяя, что знаком с европейской техникой и имеет опыт вертикальных пещер. Естественно, уже в Веркоре выяснилось, что самый глубокий колодец, в который он спускался - 20 метров, жумар и кроль он видел только в каталогах, а что в альпийские пещеры лучше ходить в сапогах, впервые услышал от меня. Зато у него были прекрасные американские гипсы, грудная обвязка со стальной пластиной и ограничителем отбрасывания, и решетка длиной 70 см.

Интеллигентные англичане подыскали Джошу недостающее снаряжение и принялись обучать его европейской технике SRT. Тренировки проходили в кемпинге на детских качелях, а через пару дней уже во входном колодце пещеры. Казалось, что все идет нормально и вскоре Джош сходил неглубоко в пещеру. Но первый выход показал, что подготовка не принесла ожидаемого успеха. Для путешествия на глубину 80 метров Джошу понадобилось 6.5 часов. Филипп был зол, и категорично заявил, что такая сложная пещера не для американца. Джош притих и расстроился. “Ты понимаешь, - говорил он - я очень долго экономил деньги, попросил досрочный отпуск, нашел снаряжение, прилетел сюда и все напрасно. Я очень хочу увидеть Holle of 16, я так много прочел об этом.”

Его интерес к спелеологии был неподдельным. Он часто спрашивал меня об истории советского caving'а, скрупулезно записывал все мои байки.

Джоша было жалко. Если у нас будет свободный денек, мы обязательно сводим тебя до Holl of 16 . Не бойся - это недалеко” - заявили мы.

Толик, еще раз продемонстрировав свои скалолазные способности, взобрался на электрический столб и навесил пару перестежек. Мы правильно подогнали все его педальки и страховочные усы и всерьез занялись обучением Джоша. Тренировался он усердно. Вставал раньше всех и шел к веревке, потом мучил всех одной неразрешимой диллемой - решетка или бобина? Решетка, конечно, безопасней, но слишком длинная - неудобно перестегиваться, бобина удобна, но что-то в ней есть подозрительное.

И вот когда мы уже отметились на дне и все мешки с веревкой были свалены на 500, Джошу была дана команда - вперед. Пошел с ним я, везучий Толик по-английски не говорит. Наше путешествие к саmp 1 ... затянулось на два дня, но потеря времени полностью компенсировалось полученной информацией. Джош знал о пещере все - кто и когда первым спустился, почему так называются залы. Он досконально знал всю историю пещеры. Я шел как с экскурсоводом. Неторопливое путешествие давало возможность сделать кучу слайдов.

Дорога наверх далась с трудом, но Джош боролся, страшно ругаясь по-английски. Я даже сделал попытку пристегнуть его в меандре к себе, боясь, что от усталости он грохнется вниз. Замерз зверски, но сопровождал его до входного колодца, и только там убежал наверх. Пошатываясь, Джош появился на поверхности. Он был счастлив и горд - он видел Hollе of 16.

 

ПАРИЖ

Окончание экспедиции отпраздновали в тихом деревенском ресторане Аутотранса. На следующий день все как-то быстро засобирались, забыв о своих обещаниях поразвлекаться каньонингом и полазать по скалам. Джош и австралийка уехали на утреннем автобусе в сторону Леона, а англичане попрыгав в свои машины отправились прямиком в Йоркшир.

Погода была отличная, жизнь в кемпинге спокойная и ненавязчивая, и я бы с великим удовольствием остался в Веркоре поплескаться в теплом бассейне, но как потом добираться до Парижа? Делать было нечего, пришлось садиться в машину и отправляться на север.

В Париже мы вдвоем с Толиком были предоставлены самим себе. До отлета самолета оставалось три дня, мы поселились в недорогой гостинице, позвонили старому приятелю Манюше и занялись изучением столицы Франции.

Париж... Осень, уличные ресторанчики, кругом одни француженки - особый стиль, особое настроение. Эх! Где же мой друг Мухин?

В аэропорту мы опять нервничали. Только мои мешки весили 59 кг, для Аэрофлота допустимо лишь двадцать. Каждый лишний килограмм стоит очень дорого. Но с милой французской девушкой договориться оказалось не сложно: “Конечно, мсье, я все понимаю... пожалуйста, пожалуйста - у Вас же горное снаряжение, каски, ботинки.”

Почему-то всегда обратные самолеты из-за границы пустые, а туда - салоны переполнены. Непонятно - куда же деваются люди?..

Вольготно развалившись в креслах 86-го мы подсчитывали, сколько же стоила нам наша экспедиция. Цифры получались ужасные. В этом смысле нас очень подкосил Париж и посещение EXPE. В знаменитом спелеомагазине хотелось купить все, и оттуда мы вышли с тремя огромными коробками, за которыми не было видно Толика.

Итак, летели мы в Москву в полном спокойствии. До новогодней экспедиции на Монте Канин никаких приключений не предвиделось. И я никак не ожидал, что меньше чем через три недели, обвешанный с ног до головы ледовым снаряжением, в кошках и цветастых кофлаках, я буду спускаться в загадочные пещеры Южного Инельчека.

Действительно, не угадаешь - что же случится в будущем.

P.S. В детстве в Клубе путешественников показывали фильм о Берже. Там были мешки, сталактиты, схемы пещер, короче все, что нужно для кино такого рода. Фильм по моему так и назывался - Гуфф Берже - первый километр. По-настоящему я запомнил только самый конец.

Ближний план: небритый, со стопроцентно мужественным лицом, в большой круглой каске и шахтерским фонарем спелеолог делает несколько глубоких затяжек, выпуская дым в камеру и выбрасывает бычок в сторону грохочущего водопада. Подсвеченный поток, в котором беспомощно трепыхается серебристая лестница, кажется еще страшнее. Француз натягивает длинные краги, вжимает голову в плечи и решительно шагает в струю. Вода беспощадно хлещет по каске и комбинезону, но отважный исследователь с тупой настойчивостью набирает метры к поверхности. Кадры уходят в темноту, красивая мелодия и титры...

Но разве можно увидев такое остаться равнодушным, не записаться в спелеологи, не купить заветный билет и не спуститься к этому самому месту, где чернота колодца, пена воды, ветер и еще 1000 метров вверх.

Денис Провалов

 

 

Новая пещера Воронцовского массива

 

Вс¤ началось ещ¤ в сентябре. Собрались как-то мы в "Перово", чтобы рассказать о лете и для тех, кто был в отъезде, справить мой день рождения. Влад привез из дома крымской "Массандры", с нашей стороны была банальная "Балтика є 3". Со временем рассказы о лете иссякли, и в воздухе повис вопрос: " Куда бы съездить, да поинтереснее?". Мысли вслух о Пинеге и Урале прервал Шатохин Генка, предложив съездить под Саратов и заняться поиском чуть ли не у его тещи в огороде. Эта идея получила поддержку со стороны Влада Троца. И он поведал нам, что в Крыму практикуют поиск пещер методом биолокации (т.е. с помощью рамок и усилий воли). Поиск в Поволжье назначили на май. А осенью решили просто съездить на Воронцовские пещеры.

Время ноябрьских праздников незаметно приблизилось. И сама собой собралась наша команда. Состав был следующий: Кривошеины Алла и Андрей, Алла - школьный учитель географии - взяла с собой шесть своих учеников, Еремеев Володя, Изюмов Андрей с Тамбовой Светой, Троц Влад и автор этих строк.

Незадолго до отъезда Влад попросил примерно метр не очень толстой проволоки - на рамки. Пока я копался на балконе, надобность в проволоке отпала - Влад наш¤л у бабушки две вязальные спицы и согнул из них рамки. С таким багажом научных приборов мы оказались на Воронцовке. Посещая со школьниками повсеместно известные пещеры, мы вдоволь находились по окрестным склонам. Влад везде носил с собой рамки, и результата не пришлось долго ждать. Около Лабиринтовой он обнаружил ямку в земле, но пришлось бы долго рыть землю, а это мало кого вдохновляло. Однако Влад не сдавался и через день наш¤л около Кабаньего провала ямку побольше, из которой дуло и копать нужно было значительно меньше. Приведя последний довод, он получил мою поддержку в первопрохождении.

Собравшись с утра пораньше на следующий день, мы, вооружившись помимо обычного спелеологического снаряжения топором, отправились на раскоп. Копая попеременно топором и палкой, нам удалось за полчаса расширить отверстие в земле до состояния пролезания. Навесив за два соседних дерева веревку, спустились вниз метров на пятнадцать. Дальше нас ожидал завал, в который стекал маленький руче¤к, и горизонтальная щель рядом с ним. Протиснувшись по щели десять метров, мы оказались на краю колодца. Пока Влад ходил на поверхность за веревкой, я скальным молотком расширил щель до спокойно проходимого состояния. Забив два крюка, начинаю спуск - колодец становится шире. Спустившись метров на десять, заме-

чаю перемычку, обработав е¤ края молотком, делаю за не¤ перестежку и благополучно спускаюсь на дно колодца. Пока спускается Влад, быстро осматриваюсь: слева щель, справа стенка высотой четыре метра. Перелезаю через не¤ и попадаю примерно на такое же дно колодца с щелью у пола. Кричу Владу, что бы он спускался ко мне, закачнувшись за

стенку. Немного расширив щель молотком, Влад пролезает в не¤ и попадает туда, куда я сначала спустился по веревке. Мне приходится перелезать стенку обратно. Не выпуская молотка из рук Влад протискивается в щель которая слева. Минут через пять он говорит, что пролез и дальше посвободнее. Лезу следом. Щель значительно расширяется и продолжается двумя узкими меандрами, идущими почти параллельно, и восходящим притоком. Но ими, посмотрев на часы, мы решили заняться в другой раз, взяв молоток потяжелее. На поверхность выходим производя топосъемку. У входа нас встречает Андрей Кривошеин, помогая преодолеть входную узость. Пока собираем снаряжение, он рассказывает, что ожидая нас, он от скуки походил с рамками и у его тоже получилось. Влад говорит, что это вполне возможно.

По результатам топосъемки пещера Ал¤нушка (так е¤ назвал Влад) имеет глубину 50 м, протяженность 50 м, площадь ~ 100 м2 и объ¤м ~ 800 м3. Кадастровый номер 74-8.

Схема пещеры Аленушка

 

Дмитрий Корочкин

 

ДИСКУССИЯ
___________________________________________________________________________________________
____________________________________________________________

К полемике о вегетарианстве

 

- Я бы обратил внимание,- прокашлявшись, сказал Тимуру Тимуровичу полковник Смирнов,- на четко выраженный фаллический характер того, что пациенту постоянно мерещится х...й.

Виктор Пелевин “Чапаев и Пустота”

 

Похоже полемика о вегетарианстве в нашем клубе растет и ширится, привлекая все новых и новых мастеров эпистолярного жанра. Скоро мы сможем своими силами издать двухтомничек переписки по этому поводу. Если припомнить, то все началось с небезызвестной статьи небезызвестного Шумейко в позапрошлом выпуске нашего журнала, где он в блестящем стиле описал угрозу нашему клубу со стороны ширящегося вегетарианского хобби. Та экспедиция в мае 1997 на Алек была действительно знаменитой: впервые в составе экспедиции КС МГУ было целых пять вегетарианцев.

Статья Шумейко вызвала поистине небывалый резонанс, просто бурю, посыпались обвинения, обиды, упреки. Так и представляешь себе, как злобные вегетарианцы в каком-нибудь темном углу поймали Шумейку и бьют его ногами в живот. И вот, наконец, дошло до статей.

В последнем номере "Вестника КС МГУ" Т.Шиян в своей статье об экспедиции в п. Девичья попенял Шумейко на его разнузданность и попытался убедить нас, что есть! есть! еще вегетарианцы, способные на что-то в спелеологии. В статье Т.Шияна фигурирует два лица: во-первых Катя Кузнецова. Мне кажется, что Катя - это исключение, которое лишь подтверждает правило, она вообще не похожа на вегетарианцев, так как обладает жизнерадостностью, веселым характером и коммуникабельностью - чертами, которые не наблюдается у остальных членов этого клана. Так же описывается подземный подвиг еще одной девушки-вегетарианки, хотя тут появляются несколько вопросов: Как можно идти делать навеску, не имея с собой ножика? Что это за перекус такой: шоколадка и банка консервов? Зачем нужно брать с собой банку консервов, когда ее нечем открывать и нечем есть ее содержимое? Конечно, можно вообще пойти без молотка и забивать спиты камнями, а потом скромно назвать это подвигом. Поэтому этот пример трудно принять, так как под землей девушка выполняла несвойственные ей функции по разрыванию банки об стену пещеры.

Вообще, хочется поделиться мыслью. Может быть все вегетарианцы, такие, какие они есть, не оттого, что они стали вегетарианцами и потом испортились, а что только люди строго определенного типа становятся вегетарианцами? Этот тип людей очень ярко описан в статье Шумейко. И если вы видите перед собой нечто с туманным и полным грусти взором, в больших глазах которого отражена вся мировая скорбь и со сварливым характером, можно не сомневаться с диагнозом - это ИХ клиент.

Пора уже свертывать дискуссию на эту тему, и вегетарианцам, чтобы развеять все слухи, пора уже переходить к более весомым доказательствам своей конкурентоспособности, что может выразиться, например, в более крутой работе в пещерах, в хорошем, конечно, смысле этого слова.

 

Пресная лапша в животе

Одиноко стынет

Вегетарианец у костра

Спят мясоеды

Завтра в пещеру

Антон Чичеров

 

 

ПОТЕРИ СПЕЛЕОЛОГИИ
________________________________________________________________________________________
___________________________________________________________

16_11m.GIF (30104 bytes)

Александр Сергеевич Полуянов

31.12.1953 - 28.12.1996

 

Прошел год, как нет с нами Саши - личности яркой, многогранной, талантливой. Таким он навсегда и останется в нашей памяти.

Профессиональный кинооператор, художник, бизнесмен, спелеолог, обладавший колоссальными организаторскими способностями и высоким интеллектом, изумительный рассказчик и увлеченный человек со свойственной ему творческой индивидуальностью, он был значимой и самой интересной, самобытной фигурой в спелеологическом движении 70-90-х годов.

Все его творчество было пронизано преданной любовью к пещерам, их величественной первозданной красоте - хрупкой и невосполнимой. Особое место в нем занимали сюжеты о нелегкой судьбе первопроходца.

Проводимые им съемки в условиях повышенного риска сложнейших экспедиций по оценкам специалистов кинемафотографии считаются операторским подвигом. Отснятая им уникальная кинохроника прошлых лет и знаменитый фильм "Водопад" стали украшением спелеоархива, его основным историческим материалом исследования пещер Кавказа.

Татьяна Киселева

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ
____________________________________________________________________________________________________
__________________________________________________________________________________

Вышел в свет сборник "XXXV лет Клубу спелеологов МГУ". В сборнике: 46 статей, охватывающих всю 35-летнюю историю клуба от рождения до наших дней, 83 фотографии, 6 рисунков, 4 схемы, полный список экспедиций Клуба и т.д.

Объем книги - 264 стр. формата А4. Приобрести книгу можно у Алексея Шелепина (122-5163),
Николая Чеботарева (190-2908 - до 22.00), Александра Гусева (939-2245 - раб.), а также:
- по средам - в "Меандре" (с 19.00),
- по вторникам и четвергам - в трехзальном корпусе МГУ (с 18.00).
Цена сборника - 40000 руб.

 

* * *

 

Принимается подписка на Международный спелеологический журнал "Свет". Один комплект журнала "Свет" состоит из 4-х номеров, следующих за датой оформления подписки. При оплате почтовым переводом следует ОБЯЗАТЕЛЬНО указывать имя получателя. Адрес представительства журнала "Свет" в России: 119270, Москва, а/я 41. Гусев Александр Сергеевич.

Стоимость подписки - 10USD или та же сумма в рублевом эквиваленте.

 

* * *

 

Клуб Спелеологов МГУ объявляет о подписке на 1998 год на "Вестник Спелеоклуба МГУ".

"Вестник" издается с декабря 1993 года 4 раза в год объемом 26-34 страницы формата А4.

В основном журнал публикует информацию, касающуюся спелеологов МГУ: рассказы об экспедициях, соревнованиях, в которых члены КС МГУ принимали участие, однако редколлегия с удовольствием принимает и публикует материалы всех любителей спелеологии. За время существования журнала в нем "отметились" представители всех московских клубов и групп, спелеологи Санкт-Петербурга и Киева.

 

Разделы "Вестника": "Официальные сообщения" - официальные материалы Клуба: собрания, списки членов, различные положения и др.; "Хроника" - хронология жизнедеятельности Клуба; "Экспедиции" - материалы о всех экспедициях Клуба, о любых других интересных экспедициях (первопроходческих, поисковых, зарубежных), предлагаемых редакции для опубликования; желательным условием является предоставление к статьям новых топосъемок, схем навески СРТ и др.; "Соревнования" - статьи и технические результаты соревнований, которые организуются КС МГУ, или в которых члены КС МГУ принимали участие; "Новости мировой спелеологии" - интересные переводные статьи из иностранных журналов; "Безопасность в пещерах"; "Школа" - информация для начинающих спелеологов, основной материал - курс лекций, читаемым новичкам 1 года в КС МГУ; "Дискуссия"; "Литературная страница"; "Разное"; "Объявления".

Обычно в каждом номере публикуется 2-3 графических материала (планы, разрез-развертки пещер, схемы навески СРТ), 3-4 черно-белых фотографии.

Номера 1998 года (єє17-20) будут выходить в марте, июле, октябре 1998 года и январе 1999 года.

Подписка возможна в двух вариантах: с получением номеров в редакции (что выгодно для москвичей) и по почте.

 

Стоимость подписки: 25000 р. - с получением номеров в редакции,

45000 р. - с получением по почте по России,

55000 р. - с получением по почте по СНГ.

Члены КС МГУ получают журнал бесплатно.

 

Сведения для авторов:

1) Материалы для публикации принимаются в электронном (желательно) или печатном виде по адресу: 119270, Москва, а/я 41. Гусеву А.С. Факс: (095)-292-65-11 box 595. Тел.: (095)-939-22-45 (раб.). E-mail: gusev@sai.msu.su.

2) Материалы в электронном виде принимаются в форматах ASCII, Word for Windows (2.0, 6.0, 7.0, '97), KOI-8 - для текстовых файлов, pcx, bmp - для графических файлов. В статье может быть не более одной фотографии.

3) Тексты и рисунки автору не возвращаются (разве что очень попросите).

4) Приоритет отдается экспедиционным материалам, материалам, присланным в электронном виде.

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Редакционная коллегия - Гусев А.(гл.ред.), Косоруков Ю., Провалов Д., Шумейко А.

Технический редактор - Пономарев С.

Фотографии - Киселева Т. , Пономарев С., Провалов Д.

Обложка - Пономарев С.

Обработка изображений - Гусев А., Пономарев С.

Печать - Пономарев С.

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Адрес редакции: 117234, Москва, Воробьевы горы, МГУ, В-365л. E-mail: gusev@sai.msu.su.

Адрес КС МГУ: 119270, Москва, а/я 41. Тел.: (095) 408-19-73 (Шумейко Андрей). Факс:.(095) 292-65-11 Box 595.

 

 

На главную | X-tracks | Карты | Статьи | Галерея | Ссылки | Архив СК МГУ | Архив РСС | О сайте | Контакты

CopyRight © 2011-2016 www.x-traсks.ru

Если вы решили процитировать какой-либо материал с этого сайта не забудьте поставить активную ссылку на него.

Экстремальный портал VVV.RU Яндекс цитирования