Сайт Сергея Анатольевича (Пономарева)
Активный отдых, туризм, путешествия...  
На главную X-tracks Карты Статьи Галерея Ссылки Архив СК МГУ Архив РСС О сайте Контакты

ВЕСТНИК СПЕЛЕОКЛУБА МГУ

# 1 (17) ЯНВАРЬ - ФЕВРАЛЬ - МАРТ 1998г.


Издается с декабря 1993 г.

17_1m.jpg (48130 bytes)

Читайте в номере:

ХРОНИКА

Январь-март 1998 г.

ЭКСПЕДИЦИИ

Спелеоподводная экспедиция на "Победе"
Андрей Шумейко

Возможна ли "Солдатская-900?"
Виктор Дублянский

"Иныльчек-97": в толще ледника
Булат Мавлюдов

Впечатления одного из...
Татьяна Волкова

О спелеошколе, не совсем серьезно...
Николай Шатский

Алек-98
Андрей Шумейко

ШКОЛА

Психология в спелеологии?
Татьяна Андреева

РАЗНОЕ

 

ХРОНИКА
_________________________________________________________________________
____________________________________________________

Январь-март 1998 г.

начало января - Д.Провалов участвовал в международной экспедиции в п.Склярьево Брезно (массив Канин, Словения);

начало января - С.Пономарев участвовал в экспедиции московских спелеологов в п.Железные ворота (Пинега), установлена мемориальная доска на месте гибели В.Киселева;

1-15 января - экспедиция в п. Заблудших (Алек), 11 участников, рук.-Андрей Шумейко;

25 января - 4 февраля - исследование сифонов Воронцовской системы, 6 участников, рук.-Андрей Шумейко;

25 января - 4 февраля - спелеошкола МГУ на Воронцовке, инстр.-Юрий Косоруков, Анатолий Коледов, 21 человек (из них - 15 новичков);

6-12 февраля - экспедиция в пп. Заблудших и Градовая, 19 участников, рук.-Антон Чичеров;

февраль - Д.Провалов участвовал в международной экспедиции в пещеры Словении;

7-8 марта - женские соревнования на Кубок 8 Марта в Полушкино. Победители - Жанна Некипелова (среди новичков) и Ирина Новикова;

13 марта - начало чтения лекций школы 2-го уровня (с/к "Меандр").

 

ЭКСПЕДИЦИИ
_______________________________________________________________________________________________________
__________________________________________________________________________

 

Спелеоподводная экспедиция на "Победе"

Нас было пятеро: Иван Куликов (Дедушка), Андрей Леонов, Иван Дубинин, Паша Терещенко, Андрей Шумейко. У нас было 11 баллонов, 5 рюкзаков, 4 транспортных мешка со снаряжением для пещер, 40-литровая бочка с подводным снаряжением, газ, карбид и продукты на неделю... Все это влезло в нашу машину ГАЗ-М20 "Победа". Правда спинку заднего сидения пришлось убрать, а запасное колесо прикрутить на крышку багажника. Канистры с бензином, насос, домкрат и т.п. положили под ноги. Но влезли все и все. Наш водитель Дедуля - сам спелеолог и мы не слышали от него ни слова жалобы на то, что мы гробим его машину. Машина, надо сказать, не его, - мы взяли ее напрокат за 100 долларов на один месяц.

Наша цель - проехать по Крыму и обследовать как можно больше сифонов, кроме того, мы хотели поискать новые или понырять в уже известные морские гроты. В Крыму бываем часто, но это, как правило, выезды с конкретной целью в определенный район, а мы хотели побывать на Караби, на Долгоруковке, на Ай-Петри. С транспортом, дорогами и бензином (разбавляют...) в Крыму проблемы, но у нас была МАШИНА с большой буквой "П" - "Победа".

 

Карасу-Баши

Это самый большой по расходу воды источник в Крыму. Появляясь прямо из камней в русле ручья, он дает начало серьезной, по крымским меркам, реке Карасу. Не доходя 100 метров до самого источника - левый приток. Если пройти по нему несколько десятков метров, продираясь через колючие заросли, то становится видно, что вода выходит из узких щелей в основании скального выхода, а выше на 10 метров - вход в пещеру Карасу-Баши. Пещера небольшая, всего несколько десятков метров ходов, но очень интересная. Два входа (или выхода), точнее, вход наверху и выход на 5-6 метров ниже. Сразу под верхним входом щель глубиной 7.5 метров, там - озеро. Уровень сифона стоит на уровне воды в реке, вода из сифонного озера выходит в реку через те самые щели под скальным выходом. А откуда приходит?

Если считать, что и в источнике, и в сифоне пещеры одна и та же вода, то, согласно профессору В.Н.Дублянскому, она приходит с Караби. Таковы результаты экспериментов по окрашиванию воды, которые проводились в начале 70-х годов. Андрей Леонов считает, что вода в пещере с соседнего небольшого плато, называемого феодосийцами "Карабзон". Я не знаю, какую разницу Андрей видит в том, что источник и сифон в Карасу-Баши питаются "разной" водой, ведь если все-таки там есть вода из пещеры Солдатская, то не имеет значения, где именно она выходит, ведь абсолютная высота их почти одинаковая. Вообще, весь заочный спор профессора Дублянского и Андрея Леонова закручен вокруг Солдатской и ее глубины. В свое время Дублянский утверждал, что на Караби не может быть пещеры глубже 200 метров, - так гласит легенда, передаваемая из уст в уста среди крымчан. А когда Солдатская провалилась до -500 (усилиями феодосийского спелеоклуба "Карадаг"), то его теория претерпела изменения и планка опустилась до предельных 500 метров. Если такие метаморфозы в науке действительно имели место, то я, пожалуй, понимаю Леонова, который считает, что пока еще не найдена вода, "похожая" на воду из Солдатской, и значит, предел глубины Солдатской остается под вопросом. Кстати, название "Солдатская-900" придумал я, но сделал это только с рекламной целью для того, чтобы привлечь внимание к нашему проекту по исследованию донных сифонов Солдатской.

Описание первого погружения в Карасу-Баши
из книги В.Н.Дублянский, В.В.Илюхин “Вслед за каплей воды” 1971 год, “Мысль”, М.

Летом 1996 года Шумейко удалось пронырнуть сифон в левом притоке. Зимой 1997 года нами было проведено окрашивание воды в сифоне Киселева (каких-либо результатов это не принесло: наши ловушки не показали ничего ни на Бурульче, ни в Карасу-Баши - возможно, какая-то техническая ошибка). Осенью 1997 года сифон в левом притоке удлинился до 40 метров и Шумейко остановился в одном из воздушных карманов под потолком... А сам сифон продолжается. Так что зря профессор Дублянский решил, что кто-то не доверяет его мнению, я думаю, он знает геологическую ситуацию на Караби лучше всех. Просто иногда эмоции и фантазии дают толчок к исследованиям, а критические диагнозы убивают всякий интерес.

 Сифон пещ.-ист. Карасу-Баши (второй маршрут)

Лично для меня выход воды из Солдатской в Карасу-Баши не вызывает сомнений. В источнике нырять некуда , а в пещере - сифон. Это здорово, если между сифоном Киселева на -500 (450 м над уровнем моря) и источником (отметка 250 м) находится пещера около 200 метров глубиной и длиной в несколько километров (если брать по прямой). Возможно, она полностью затоплена, но если профессор Дублянский допускает "...существование ... сухих систем (верхние колена сифонов) ... с протяженными полностью обводненными ходами...", то это как раз то, что мне и нужно. Нас интересуют "протяженные" и "обводненные". В Нахимовской уже 3 пройденных сифона в нижней (-400) горизонтальной части.

Ради сифона мы и оказались в сентябре в прошлого года у Карасу-Баши. Но прежде, чем рассказать о наших погружениях, необходимо ознакомиться со статьей профессора Дублянского. Она уже больше года в Москве, но ей пока не находилось места ни в одном спелеологическом издании. Надеюсь, "Вестник Спелеоклуба МГУ" и наш рассказ о спелеоподводной экспедиции - это достойное обрамление очень интересной, конкретной и полезной статьи о "Солдатской-900".

 

 

Возможна ли "Солдатская-900?"

В вестнике "Барьер" N 9-10 за 1997 г. опубликована интересная заметка А.Шумейко о проекте "Солдатская-900". Отдавая должное смелости его разработчиков и их вдохновителей - "не признающих научных авторитетов феодосийских спелеологов", хочу высказать по нему некоторые соображения, которые, возможно, избавят от несбыточных иллюзий.

1. Несмотря на внешнюю простоту геологического строения Карабийского массива, здесь имеется немало сложностей. Согласно "Геологии СССР" (1960, т.8, с.148) он сложен в основном титонскими светлосерыми и красновато-розовыми брекчированными слоистыми и массивными (рифовыми) известняками, несогласно залегающими на оксфордских массивных известняках. Инженерная (по вертикали) мощность известняков не превышает 600 м, что подтверждают данные двух глубоких буровых скважин. Известняки залегают на некарстующихся породах (таврическая серия - средняя юра), которые обнажаются на южных обрывах массива и слагают его склон до самого моря (рис. 1). Поэтому разгрузка гидросистемы Солдатской "на пляже", как это имеет место с Илюхинской на Кавказе, невозможна.

2. Карабийский массив - цокольный карстовый массив с односторонним (только на север) стоком. Исходя из этого, выходы системы надо искать в крупнейших эрозионных врезах: долинах рек Бурульча, Биюк-Карасу и Тонас. Несмотря на то, что массив сложен титонскими породами, его строение неоднородно: на востоке известняки замещаются флишем - толщей переслаивания водонепроницаемых аргиллитов и песчаников с прослоями глинистых известняков. Поэтому разгрузка к ближайшему врезу (р. Тонас) невозможна. Прямая разгрузка в самый глубокий врез (долина р. Биюк-Карасу) также невозможна, так как известняки разбиты рядом крупных тектонический нарушений, а Солдатскую отделяет от источника и пещеры Карасу Молбайский грабен, которому в рельефе соответствует одноименная котловина (рис.1).

3. Для проверки возможностей разгрузки в долине Бурульчи в 1972-1977 гг. ИМР (Симферополь) проведено 9 опытов с окрашиванием (запускалось до 14 кг флюоресцеина, его фиксация проводилась ловушками и визуально). Места запуска: шахта Солдатская (дно), буровая скважина близ метеостанции (периодический водоприток на глубине 200-250 м.) и поноры в верховьях долины р. Бурульча. Места фиксации: источники у выхода Бурульчи за пределы массива и источник Карасу-Баши. При отдельных опытах окрашивались и некоторые мелкие источники вдоль северного борта массива, срезанного тектоническим нарушением. Отметка входа в Солдатскую около 950 м., отметки источников на Бурульче - 450 м. Таким образом 500 м. - это предел спелеологических прохождений на Караби. Ниже располагается зона, полностью заполненная водой. Разумеется, не исключено существование там и сухих систем (верхние колена сифонов), но они будут расчленены протяженными полностью обводненными ходами. В такой же мере это относится к участку источники на Бурульче - пещера Карасу-Баши (отметка 250 м). Скорость прохождения красителя (1,5-5,2 км/сутки в разные сезоны) свидетельствует о том, что приразломные зоны, по которым проходит основной объем стока, хорошо прокарстованы.

Виктор Дублянский

 

* * *

До нас уже дважды ныряли в Карасу-Баши. В последний раз, в 1995 году И.Галайда и Д.Провалов пробовали нырять, но они приехали с двухбаллонниками АВМ-5 и, конечно, не смогли даже поместиться в сифонном озере - его длина 5-6 метров при ширине до 50 см, а чтобы попасть к воде, нужно спуститься 7 метров по веревке.

Я нырял с двумя двухлитровыми баллонами и то с трудом разворачивался в сифоне. (16,5; -5.6)* - это результат крайне опасного мероприятия: видимость полметра, узкий меандр, уходящий все время вниз. Развернуться вокруг своей оси невозможно и малолитражных баллонов уже мало по запасу воздуха, а с большим (4 или 7 литров) не пройти. Ходовой конец уходит в щель, а вернуться можно только по тому пути, по которому шел вниз. Мне кажется, я сделал все возможное и вовремя повернул назад.

 

На Бурульче

Про эту пещеру с озером на реке Бурульча мы слышали уже несколько раз от спелеологов, а уж среди местных жителей ее знают все. Мальчишки рассказывали, что раньше они туда заплывали на байдарках, а потом "все просело"... Честно говоря, я был уверен, что "пещера с озером" окажется каким-нибудь гротом в береге реки, а озеро... ну, озеро - это просто лужа или заводь с водой, которая затекает все из той же реки.

И все-таки, мы нашли это место. Снаряжение взяли на одного - зачем зря таскать свет, гидры и комбезы. Вода из ручья, который мы искали, вытекала из камней, но выше - низкий - только проползти - ход, через несколько метров выводящий в довольно большой подземный зал, почти целиком занятый озером. Ширина озера 6 -7 метров, длина 10 метров. Можно выпрямиться в полный рост. Потолок понижается к дальней части озера, вода темно-синяя - точно есть куда нырять.

Леоныч надевает гидру и заходит в воду по пояс, освещая фонарем дальний "берег" озера, но на этом первопрохождение заканчивается. Гидра потекла так сильно, как будто открыли кингстоны. Но Андрей промок недаром - он успел заметить место, где, вроде бы, есть ход под стену.

До утра ждать не стали: вечером день рождения Леоныча, намечается праздничный ужин и неизвестно, - сможем ли мы с утра хоть что-нибудь делать. Шумейко собирает подводное снаряжение и через час мы снова на месте. Все погружение снимали на видео - выглядит очень серьезно и красиво, как в настоящей пещере. Но результаты скромные. Максимальная глубина 3.7 метра, на дне в этом месте завал из завал из крупных камней, а под ними, вроде бы, есть что-то... Может, стоит покопать? В правой ближней части, на глубине 2.7 метра, ход уходит под свод, но судя по азимуту, это "вода на выход", да и узковато...

Утром сделали еще один выход, нырял Леонов; ничего нового не обнаружили, но я считаю, что надо покопаться на дне или найти другое место откуда приходит вода.

Абсолютная высота пещеры около 500 метров, где-то в этих местах появляется вода с Караби, может здесь нужно искать нижний вход в Солдатскую? Да простит меня профессор Дублянский за очередную вольность...

 

Большой Каньон и Ай-Петри

Сам Большой Каньон, конечно, производит впечатление, но я бы не променял его даже на самую дрянную пещерку. На Кавказе таких ущелий сколько угодно, но никто не называет их "Большими". Только одно место, пожалуй, достойно внимания. В получасе ходьбы налегке вверх от "Ванны молодости" (глупее названия не придумаешь, но туристам и женщинам среднего возраста нравится, впрочем, и среди нас нашелся один, кто искупался с целью омоложения в этой банальной водобойной яме глубиной два с половиной метра) каньон сужается до нескольких метров, стены уходят вверх на 30-40 метров так, что и верха не видно. Несколько уступов приходится проходить лазаньем по стенам, по большой воде здесь просто не пройдешь. Весной тут, наверное, действительно круто...

Выше по течению каньон начинает разветвляться и выполащиваться, а потом основное русло разбивается на несколько небольших ручьев и вовсе теряется в кустах. В этом месте мы и нашли пещеру. Как всегда - сухое русло с камнями, 50 метров вверх и щель. Я с трудом пролез ногами вперед - под спиной острые камни и мокрый мох. Потолок, вроде, начал повышаться, но тут я по колено влез в воду. Поднимаю голову - мои ноги в озере длиной 2-3 метра, ширина 0.5-1 метр и, если встать по пояс в воду, то можно выпрямиться в полный рост. Но вставать в воду по пояс в полный рост не хочется и поэтому толком рассмотреть возможное сухопутное продолжение не удалось, а уж нырять в озеро... Решили - вернемся сюда завтра с гидрой и маленьким баллоном.

 Пещ.-ист. Подземное Озеро

17_7m.jpg (31208 bytes)Завтра наступило, но идти опять 5-6 часов в верховья каньона никто не захотел. Вспомнили, что по рассказам одного старого ялтинского спелеолога где-то левее ресторана "Большой Каньон" есть река, которая вытекает из пещеры с узким входом, находящимся прямо на дороге около знаменитых Юсуповских ванн. С трудом нашли "ванны" (построил их князь Юсупов для купания в воде, "вытекающей прямо из горы") и пещеру, с трудом пролезли - уровень воды не доходит 10 см до узкой щели, но когда оказались внутри - не пожалели. Это похоже на Красную, но все в 3-4 раза меньше. Река, глубокие озера, натеки на уступах. Мы все шли (и плыли) по пещере и гадали - до какого места дошел ялтинец и откуда начинается наше первопрохождение. К глубочайшему разочарованию, у сифона, которым заканчивается пещера, мы нашли записку, оставленную севастопольской командой в 1994 году.

Пешера-источник "Дедушкина"

Какую-то полезную работу мы все-таки сделали. Шумейко обследовал конечный сифон - на (3; -0.5)* непроходимая узость. Кстати, судя по хорошо сохранившейся записке, которая лежала на глине у самой воды, в паводок уровень воды в районе сифона не повышается значительно. Скорее всего вода приходит из правого притока, что в 20 метрах не доходя сифона. Там узковато, но можно попробовать пробиться дальше.

Через плато Ай-Петри просто переехали. "Победа" шла в гору только на первой передаче, время от времени останавливались - остывали. Но к смотровой площадке у метеостанции на самом краю плато с видом на Ялту подкатили лихо. Толстяки и продавцы перестали жевать шашлык и считать деньги, когда наша "Победа" горчичного цвета с черепом оленя на капоте остановилась около них, из нее вылезли пятеро небритых мужиков и направились, разминая на ходу затекшие члены, к столикам спекулянтов.

Поели, выпили шампанского, поглазели сверху на Ялту - скучища. Вокруг ни одной собаки, но их экологическую нишу заняли местные курицы - они так клубились вокруг стола и требовали шашлыка. Одна даже клюнула Шумейку в ногу. Поехали вниз, к морю...

На спуске заехали на водопад Учан-Су - жалкое зрелище - воды мало. В Ялте поехали искать подводников - может дадут наводку на подводные гроты на Аю-Даге и под Ласточкиным Гнездом. Подводников нашли, но как только один из них понял, что нам что-то от него нужно, глаза его заблестели из-под кепки с надписью "Scubapro", он включил счетчик и завел шарманку про то, что мы должны его понять, что это их бизнес, про гроты рассказать можно, но это стоит 50 долларов в час. Да, у них есть схемы, рисунки, но посмотреть на них нет никакой возможности, надо платить 50 долларов в час инструктору, нырять и самим делать топосъемку. Словом, никакого настоящего исследовательского и спортивного интереса у них нет, никакое общение и взаимодействие их не интересует - только деньги давай. Они, наверное, и с Кусто деньги взяли бы...

Надо приезжать со своим плавсредством, со своими подводниками и нырять, благо в Ялте, говорят, есть еще настоящие подводники, которых интересует море и погружения, а не спекуляция информацией и снаряжением.

Мы грустно поехали дальше вдоль моря - на Алушту. На водопад Джур-Джур не поехали - у Дедули температура чуть ниже, чем в радиаторе нашей "Победы" на подъеме. Так что сифон в одноименной пещере над водопадом Джур-Джур остался на старом уровне - (70; ...)* (В.Киселев, 1993).

На следующий день одним рывком добрались до Феодосии. Сто километров по горам над морем - в утешение за неудачи последних дней путешествия по Крыму на "Победе".

 

Андрей Шумейко

 

Иныльчек-97": в толще ледника

Ледниковая пещера. Очень мало людей может представить себе что это такое. Даже если они видели ледник не на фотографиях или экране телевизора, а прошли по нему собственными ногами. Очень мало людей могут похвастаться и тем, что хотя бы раз оказались в толще ледника, внутри него. Да и в то что ледник внутри может быть полым верится с большим трудом. А ведь это именно так! Внутри многих ледников имеются целые лабиринты ходов, состоящие из соединяющихся и переплетающихся галерей, которые тянутся на многие сотни, а иногда и тысячи метров.

Что же это такое ледниковые пещеры и как они образуются? Начн¤м издалека. Л¤д в природе обладает двумя интересными для нас свойствами: пластичностью и хрупкостью. Под нагрузкой он начинает течь как очень густая сметана. Все знают, что ледники движутся (текут) под уклон под собственным весом. Конечно скорость такого движения невелика – обычно всего несколько метров в неделю. Во время движения ледник преодолевает на сво¤м пути различные препятствия: выступы и ступени ложа, по которому теч¤т ледник, резкие повороты долин и другие. Наползая на препятствие, л¤д сильно изгибается и уже не может вести себя как пластичное тело – он начинает растрескиваться. Образуются глубокие щелевые трещины, проникающие глубоко в л¤д. Измерения показали, что обычно трещины проникают в л¤д до глубины 30 метров, а иногда даже до 100 и глубже. Те, кто хоть раз сталкивался с ледниками, не могли не видеть участки льда, разбитые густой сетью глубоких трещин. Когда трещины занимают вс¤ пространство льда от края до края, то передвигаться по леднику становится просто невозможно.

Л¤д под действием солнечного тепла тает. Талая вода сразу же устремляется в трещины и там замерзает. Но в тех местах, где трещин на поверхности ледника нет, отдельные струйки талой воды сливаются в ручьи и даже небольшие потоки. Они очень похожи на реки, которые текут на поверхности земли, но вот только текут они по льду. Встречая на сво¤м пути трещины, вода этих рек иногда поглощается, уходя куда-то в недра ледника. Расширение такой трещины текущим потоком приводит к образованию так называемых ледниковых мельниц. Эти необычные образования напоминают вертикальные карстовые колодцы, но очень сложной формы. Мельницы и колодцы связывают поверхностные реки с реками внутри льда.

Но ледник разбивают не только такие трещины, которые видны с поверхности. В толще льда встречаются и другие трещины, которые не выходят на дневную поверхность. Именно по ним и продолжает свой путь вода внутри ледника от основания колодца или мельницы. Вода промывает трещины, превращая их в каналы во льду самой разнообразной формы. Вновь на поверхность вода из толщи льда выходит уже на языке (нижнем краю) ледника. Здесь появляется вся вода, поглощ¤нная колодцами в разных частях ледника. Часто можно видеть большой вход в ледниковую пещеру, из которого с кл¤котом вырываются мутные бурные воды потока.

Большинство исследователей ледников и путешественники обычно довольствуются наблюдением за местами поглощения и выхода воды из ледника. Действительно, исследования летом пещерных каналов внутри льда, когда они заполнены текущей ледяной водой, практически невозможно. Попасть в ледниковые пещеры можно только холодные сезоны года. В это время таяние льда на поверхности ледника сильно уменьшается или его совсем нет. Тогда в пещерах почти сухо. Первыми в такие полости проникли спелеологи, имеющие опыт прохождения вертикальных карстовых пещер. Именно исследования спелеологов позволили понять строение внутрил¤дных и подл¤дных каналов ледников. Выяснилось, что ледниковые пещеры по строению очень похожи на карстовые, то есть тех, которые образовались в растворимых горных породах – известняках, гипсах, каменной соли. И те и другие часто в плане имеют древовидную форму, где ветки – это мелкие каналы, собирающиеся в единый ствол – магистральную галерею. Именно выход этой галереи и виден на языке ледника, а начало ветвей это те самые колодцы, которые поглощают текущую воду с его поверхности.

Пещеры могут находиться внутри толщи льда или у нижней кромки ледника на его контакте с породой. В последнем случае поток в пещере прокладывает сво¤ русло не во льду, а в горной породе. Такие каналы обычно имеют округлый ледяной свод в виде арки. Летом эти каналы полностью заполнены водой, а зимой поток в виде небольшого ручейка струится между камней. Заходя в пещеру со стоны языка ледника, часто можно проникнуть далеко внутрь его толщи. Продвигаясь по каналу можно видеть, что он не прямолинеен, а имеет такие же изгибы (меандры) как и у привычных нам поверхностных рек.

Когда каналы образуются внутри льда, то сначала они имеют круглое поперечное сечение. Эта форма диктуется потоком, заполняющим канал целиком. Как только количество воды убывает, поток начинает врезаться в л¤д только в нижней части галереи. Возникают каналы с вытянутым вертикально вверх поперечным сечением. Перемещение потока в сторону является причиной образования наклонных пещерных каналов. Но часто в природе происходит так, что изгибы рек постепенно перемещаются в пространстве. Поскольку таяние льда происходит во многие тысячи раз быстрее, чем растворение горных пород, то часто такие многократные смещения потока можно видеть в поперечном сечении одного канала. Тогда это уже не вертикальный или наклонный щелевидный канал, а изогнутая в разные стороны щель со слабо наклонными участками стен – полками попеременно на обоих сторонах канала. По количеству этих полочек можно судить о числе смещений водного потока за время образования галереи.

Вертикальные каналы (мельницы и колодцы) образовались при смыкании трещин, поглощающих реки с поверхности ледника. Если поток невелик, то форма канала далека от вертикальной и имеет сложные изгибы. Крупные реки образуют более правильные вертикальные колодцы. У них округлые поперечные сечения. Они проникают вниз на глубину первичных трещин. Но нередки колодцы глубиной 60—80 метров. Часто колодец заканчивается уступом с глубокой водобойной ямой посредине, заполненной водой. Дальше может быть ещ¤ один колодец или целая серия (каскад) мелких колодцев. Самый глубокий в мире колодец во льду пройден в Гренландии. Глубина его сплошного прол¤та в 1993 году достигала 173 м. Самая глубокая шахта во льду глубиной 135 м пройдена на одном из ледников архипелага Шпицберген.

Рис. Провалова пещера Энергейзер (-105), район Иныльчек.

Долго ли живут эти полости? Оказывается, что крупная пещера может образоваться всего за один летний сезон. Движение ледника, таяние и намерзание льда на стенах пещеры полностью уничтожают полость за 2—3 года. А вот полости, расположенные в неподвижном (м¤ртвом) льду, могут существовать более 10 лет.

Но не все полости ледников образованы текущей водой. Мы уже говорили о трещинах, прорезающих поверхность ледника. Это также полости, в которые человек может спуститься. Обычно они живут очень недолго на быстро движущихся ледниках (буквально дни или месяцы), но могут существовать годами на ледниках, перемещающихся медленно. Перекрытые снегом во время метелей, эти трещины образуют скрытые от глаз полости, явившиеся причиной стольких трагедий у альпинистов, которые проваливались в них во время своих восхождений. Такие полости также очень интересны для спелеологов. Спустившись в трещину, мы попадаем на е¤ дно, представляющее или беспорядочный навал ледяных глыб или неровный рельеф, образованный этими глыбами прикрытыми слоем снега, или даже ровной поверхностью льда. То немногое количество талой воды, что проникает в такие трещины, замерзает в виде ледяных сосулек или колонн, а также сглаживает все неровности на дне трещин. Стабильные условия с постоянно отрицательной температурой воздуха в этих запечатанных трещинах привели к образованию многочисленных ажурных кристаллов изморози на их стенах. Ровные грани этих крупных полых кристаллов переливаются алмазным блеском в лучах фонаря. Поскольку такие трещины чаще всего находят высоко в горах, где очень холодно, то их исследователи предпочитают устанавливать свои палатки не на поверхности около трещин, а прямо на их дне, где значительно теплее и нет пронизывающего ветра.

Поскольку движение льда в местах расположения таких трещин очень медленное (порой первые сантиметры в год), то обстановка в трещинах может слабо изменяться на протяжении многих лет. Медленное движение ледника и постепенное сползание сосулек под действием силы тяжести приводит в образованию совершенно фантастических по форме ледяных тел. Представьте себе тонкую ледяную колонну, которая в верхней своей части привычно опускается вертикально вниз, а дальше начинает изгибаться буквально как змея. Это могло произойти только с стабильных условиях за многие годы, когда движение льда настолько медленно, что он не успевает растрескаться и обломиться в результате движения.

Но не только этим необычны такие запечатанные ледниковые полости. Механика образования трещин такова, что одна трещина может не продолжать другую, а образуется как бы серия трещин, у которых концы несколько смещены один относительно другого. Поэтому нередка такая ситуация, когда спелеолог, дойдя до тупика в конце трещины, протыкает ледорубом отверстие в е¤ стене и может попасть в соседнюю трещину, располагающуюся несколько ниже первой. Иногда уда¤тся довольно долго путешествовать внутри ледника таким образом.

Пещеры в ледниках распространены почти также широко как ледники. В том или ином виде они есть на многих ледниках от Антарктиды до Гренландии. Но исследованы они ещ¤ далеко не везде. Наиболее многочисленны исследования в Гренландии, на Шпицбергене, в Альпах, горах Средней Азии. На территории бывшего СССР ледниковые пещеры исследовались в Тянь-Шане, Алтае, Камчатке и Кавказе, есть они также на Памире и Новой Земле.

Первые исследования ледниковых пещер начались в Альпах в конце XIX века, единичные посещения их в нашей стране отмечены в 30-х годах XX века, а исследования начались с 80-х годов.

 

* * *

Захлопнут альбом, вновь пересмотрены все фотографии, пора возвращаться к отложенным делам. Но память не отпускает и вс¤ возвращается к экспедиции, завершившейся всего несколько месяцев назад (в конце 1997 года). Комплексная научно-спортивная гляциоспелеологическая экспедиция прошла в октябре-ноябре на леднике Южный Иныльчек в Киргизстане.

Прежде чем рассказать о самой экспедиции нужно возвратиться на много лет назад. В 1902 году немец Готфрид Мерцбахер проводил исследования ледников в Тянь-Шане. Он обнаружил огромный ледник, протянувшийся на 65 километров, его ширина достигала от 2 до 2,5 километров. Как потом выяснилось это был второй по величине ледник на территории бывшего СССР. В 14 км от языка Мерцбахер обнаружил крупный ледниковый приток, но исследовать его не смог, поскольку путь ему преградило горное озеро, заполнявшее всю долину. Это озеро было названо позднее в честь его первого исследователя. Ледник постоянно привлекал к себе внимание, но не сам по себе, а поскольку через него лежал путь на крупнейшие вершины страны – Хан-Тенгри и пик Победы. Альпинисты и были первыми исследователями ледника и озера. Тогда то и обнаружилось, что раз в год озеро неожиданно исчезает, то есть вода из него полностью уходит. На дне его остаются лежать многочисленные айсберги, отколовшиеся от края ледника. Потом озеро вновь заполняется и через год опять исчезает. Затем пришли гляциологи, которые исследовали и ледник, и озеро. Стало понятно, что в течение недели вода из озера уходит через подл¤дные каналы, которые потом закрываются. Это необычное явление помогает представить одно очень образное сравнение: вода резко выходит из озера так же как с шумом вытекает вода из сливного бачка унитаза; после чего срабатывает клапан и вода начинает набираться опять. После выхода всей воды, озеро начинает наполняться вновь. Через год оно снова заполнено и вновь готово к прорыву. Но объяснить причины явления так и не удалось. А ведь такие катастрофические (непредсказуемые) прорывы ледниковых оз¤р очень опасны. Волна паводка бывает столь велика, что сметает вс¤ на сво¤м пути. Нередки случаи, когда от них страдали селения, размывались дороги, сносились мосты.

Наши летние наблюдения 1990 года показали, что можно попытаться объяснить механизм прорыва озера, если привлечь для этого спелеологов. То есть попытаться проникнуть в ледниковый канал, через который сбрасывается вода из озера. Изучение его строения может объяснить прорывы озера, получившего у гляциологов название ледниково-подпрудного (подпруженного ледником). Летом проникнуть в ледник помешало обилие талой воды, которое поступает с поверхности в глубину ледника. Решили проникнуть внутрь ледника зимой, когда таяния льда почти нет. Спелеологов увлекла эта идея, ведь в случае удачи можно было проникнуть в величайшую ледниковую пещеру протяж¤нностью более 14 километров! Самая большая пещера в леднике, известная до этого, имела протяж¤нность ходов и галерей около 7 километров. Попытка проникнуть в ледник весной окончилась неудачей. И вот почему. Спускаясь в одну из шахт, которая была разведана ещ¤ летом и в которой удалось спуститься в первый колодец, мы попали в интересную ситуацию. Летом от основания входного колодца полого вниз спускалась наклонная галерея и небольшой каскад приводил к довольно узкому входу в следующий колодец. На месте входа в этот колодец весной было найдено небольшое пещерное озеро. Натянув вер¤вку на другую сторону озера один из нас укрепил е¤ и начал искать вход в колодец, отцепившись от вер¤вки. Пока он отсутствовал, вода в озере начала быстро прибывать: таяние льда на поверхности ледника было уже велико. Наш товарищ едва успел выкрутить крюк изо льда и отцепить вер¤вку, а то через некоторое время нам для этого пришлось бы нырять в ледяную воду. Оказалось, что за зиму каналы ледниковых пещер были сильно проморожены. Талая вода, стекающая с поверхности, постепенно замерзала на стенах, перекрывая узкие участки галерей. В ту экспедицию мы случайно попали именно в тот момент, когда узкий проход был уже запечатан льдом, а стекающая в пещеру вода начала накапливаться у ледяной запруды. Стало понятным, что весенние экспедиции не могут быть успешными.

Первая осенняя экспедиция была очень короткой (всего три дня на леднике), но показала перспективность осенних исследований.

Осенью 1997 года была организована более продолжительная экспедиция, имевшая комплексный характер. В ней проводились как чисто научные наблюдения, так и спортивное прохождение ледниковых полостей. Ледник Южный Иныльчек находится в Киргизстане на границе с Китаем, что довольно далеко от столицы республики – города Бишкека. Нам потребовалось целых три часа пол¤та на вертол¤те с небольшой посадкой в Караколе, чтобы добраться из столицы до места. Путь был чрезвычайно живописен, особенно когда пролетали вдоль южного берега красивейшего горного озера Иссык-Куль, а затем над скалистыми вершинами. Разведочный пол¤т на вертол¤те над ледником показал обилие воронок и котловин на его поверхности. Каждая из них могла привести в гигантскую ледниковую пещеру.

Быстрый подъ¤м на вертол¤те на высоту около 3000 м заставил нас вспомнить об акклиматизации. Прогулки по языку ледника очень пригодились для этого. Язык ледника Южный Иныльчек очень необычен. В отличие от многих других ледников, его поверхность покрывает толстый слой обломков горных пород, принес¤нных льдом из верховьев долины. Гляциологи называют их моренами. Иногда слой обломков так велик, что даже не верится, что ид¤шь по леднику. Особенно когда встречаешь на н¤м заросшие травой полянки. Осенью на языке ледника довольно сухо, снег выпадает только на склонах высоких гор. Поэтому для лагеря использовали капроновую палатку ¬Зимај, которая ночью смотрелась белоснежным светящимся шатром, выплывающим их кромешной темноты на фоне т¤мных силуэтов гор.

Наша команда была интернациональной: три человека из Москвы, один из Керчи и трое из Швейцарии. Руководитель экспедиции, сотрудник Института географии РАН и член КС МГУ Б. Мавлюдов, был и единственным, кто уже бывал на леднике раньше. Он отвечал за научные исследования. Пятеро спелеологов были готовы к прохождению пещер, а один член команды – В. Коваль – был летописцем экспедиции, снимал видеофильм и запечатлевал все события на фото.

На языке ледника пещер оказалось немного. И все они никакого отношения к основной дренажной системе ледника не имели. Были найдены полости посредине ледника и вдоль его кра¤в. Первые были короткими и не глубокими (до 15 метров). А вот некоторые пещеры у края ледника оказались довольно протяж¤нными, но находились очень близко к поверхности льда. Порой такие пещеры были очень интересны. Во-первых, они представляли из себя горизонтальную галерею с довольно сложным сечением , которое отражает этапы врезания протекавшего здесь водного потока. Ледяное дно галереи покрыто окатанной галькой, принес¤нной потоком. Стены галереи сложены прозрачным льдом, который часто просвечивает насквозь в местах, где пещера подходит близко к поверхности. Здесь синий мглистый сумрак позволяет передвигаться в пещере даже без фонарей. Пещеры имеют как правило много входов со стороны ближнего борта долины и нередко просвечивающий потолок как раз и говорит о наличии входа поблизости. В привходовых частях ледниковых пещер или в тех галереях, где дует ветер, на поверхности стен и сводов можно видеть множество углублений, раздел¤нных сглаженными или острыми гребнями. Этот ячеистый рельеф образован завихрениями движущихся воздушных потоков. Интересно то, что точно такой же рельеф поверхности можно увидеть и на монолитных известняковых стенах карстовых пещер, но здесь причиной его образования явились уже струи не воздуха, а воды, протекающей в подземных каналах. Удивительно, но на поверхности упавших на землю метеоритов были найдены точно такие же по форме ячейки. Специалисты утверждают, что по форме и размерам ячеек можно установить скорость течения воздуха или воды около стенки.

Надо заметить, что ледниковая спелеология очень своеобразный вид спорта. Спелеологи работают в ледяных пещерах, которые необычно красивы. На стенах пещерных галерей л¤д просвечивается фонар¤м на большую глубину, где он кажется бездонно ч¤рным. И в тоже время гладкие стены играют бликами в лучах фонаря. Со сводов свисают причудливые сталактиты. Светлые и величественные ледниковые колодцы требуют от спелеолога хорошей технической подготовки, ведь прохождение их основывается исключительно на работе с вер¤вкой. Необычная обстановка в ледниковых пещерах созда¤т и непривычные опасности. Представьте себе исследователя, который случайно задевает каской конец многометрового сталактита. В тот же момент эта гигантская сосулька из-за хрупкости льда обламывается у основания и, если спелеолог не успеет вовремя отскочить, прошь¤т его насквозь. Предательски тонкая корочка льда на водобойных ямах в основании колодцев не раз заставляла исследователей принимать ледяную ванну. А представьте себе неожиданные прорывы талой воды, накапливающейся где-то в верхней части колодца, когда вы, спускаясь в него, неожиданно оказываетесь под ледяным душем. Нужно быть осторожными и не вызывать обрушений льда во время движения, ведь иногда бывает достаточно слабого удара, чтобы примороженная глыба устремилась вниз. Это вполне возможно несмотря на то, что во время землятресений обрушений льда в ледниковых полостях не наблюдалось.

Дальше наш путь прол¤г в район озера Мерцбахера. Напротив озера под пиком Нансена на боковой морене ледника имеется отличная зел¤ная поляна. Конечно зел¤ная она летом, а осенью она сплошь покрыта жухлой травой. Посреди поляны стоит небольшой домик, построенный гляциологами ещ¤ в 50-х годах. Это уютное сооружение с двухэтажными нарами на четверых и, самое главное, с печкой становилось убежищем и выручало от непогоды не одну группу альпинистов и горных туристов. Вот и мы использовали его как базу. Отсюда виден край озера Мерцбахера с белыми айсбергами; до него легко добраться, нужно лишь пересечь ледник.

Прогулка на озеро показала, что нашим надеждам найти вход в ледниковую пещеру со стороны озера было не суждено сбыться. Озеро на треть уже было заполнено водой. Но картина, которая открылась перед нами была поистине фантастической. Ледник Южный Иныльчек спускается в озеро мощными широкими ступенями, каждая из которых разбита многочисленными зияющими трещинами. Чаша озера при его максимальном заполнении водой имеет 4 километра в длину и один в ширину. Самое глубокое место (130 метров) находится возле края ледника. Озеро расположено в долине с такими крутыми склонами, что становится понятно почему озеро стало препятствием первым исследователям ледника. Одним краем озеро упирается в ледник Южный Иныльчек, а другим – в древнюю морену отступившего ледника Северный Иныльчек (ледники раньше соединялись). Край ледника Южный Иныльчек обламывается в озеро и эти ледяные глыбы плавают по всей его поверхности. Не так часто можно увидеть пресное озеро с таким большим количеством айсбергов. Осенью чаша озера почти пуста, но пуста от воды. А вс¤ дно его покрыто айсбергами, по тем из них, которые прилепились выше всех других, можно определить самый высокий уровень озера. Белые айсберги резко контрастируют с бурыми горными склонами. А если к этому добавить заснеженные вершины кругом...

Разведка на поверхности ледника позволила обнаружить несколько небольших речушек, текущих по поверхности льда. В этой части ледника моренный покров покрывает л¤д лишь отдельными полосами, а большая часть его поверхности ледяная. Из-за прохладной погоды воды в речках мало, но это-то и хорошо для нас. Каждая речка исчезала в колодце или мельнице. Представьте себе ч¤рную дыру с вертикальными стенками, которая обрывается вниз в неизвестность у ваших ног. Естественное желание каждого спелеолога, который увидит такое, это взять камень и кинуть в колодец. Это делается не для забавы, а чтобы приблизительно по звуку падения камня определить глубину колодца. Первый же найденный нами колодец оказался довольно глубок, как выяснилось при прохождении целых 55 метров, прич¤м одним прол¤том. Заканчивался он озером. Найдены были и другие входы. Один из них был так грандиозен, что в него так и хотелось скинуть камень покрупнее. Видно было, что сюда летом текла солидная река. Об этом же говорил и глубоко врезанный в л¤д каньон, подходящий к колодцу. Именно здесь оказалась шахта, самая глубокая из всех исследованных (не только на этом леднике, но и в СНГ) – е¤ глубина была равна 105 метрам. По общепринятым спелеологическим меркам это очень неглубокая шахта, но, тем не менее, прохождение е¤ заняло несколько дней. И вот почему. Если колодец вертикальный, то достаточно вкрутить несколько ледобурных крюков, чтобы навесить вер¤вку для спуска в него. Совсем другое дело, если колодец наклонный. Представьте себе длинную лестницу со ступенями через 3—5 метров, по которой надо спуститься вниз. Чтобы вер¤вка не т¤рлась, е¤ стремятся как можно чаще укреплять за крючья. Для прохождения этой пещеры пришлось использовать все крючья и почти всю вер¤вку, имевшиеся в запасе экспедиции. Закончилась пещера традиционно – сифоном. Спуск в другие колодцы и пещеры был интересен, но так не прив¤л нас в магистральную пещеру.

Почему же этого сделать не удалось? Во-первых, осмотрена было только небольшая часть ледника у его языка и в районе озера. Очень многие воронки и котловины, виденные нами с вертол¤та, так и остались неисследованными – не хватило времени. Во-вторых, было обнаружено, что сток воды с ледника уже прекратился, а это значит, что все его внутренние полости стали заполняться талой водой. Видимо время экспедиции было выбрано не совсем удачно – надо было приехать раньше. К тому же работать мы начали с языка ледника и заброска наверх отняла много времени и сил. Значит тактика следующих экспедиций должна быть несколько изменена.

Завершить экспедицию планировалось перевозкой людей и груза в Каракол сначала на лошадях, а потом на автомобиле. Но во вс¤ вмешался слепой случай. В назначенный срок лошади пришли уже под вечер и в тот же день должны были возвращаться назад без отдыха. Навьючивание лошадей заняло вс¤ оставшееся светлое время дня и в путь тронулись уже в сумерки. Лошади, не освоившиеся ещ¤ с седоками шли неровно, груз, укрепл¤нный наспех, постоянно сползал. Приходилось останавливаться и поправлять его. В результате караван растянулся. Вдруг одна из лошадей споткнулась и упала на правый бок. Седок - автор этих строк - выпал и потерял поводья. На востоке лошадей наказывают с правой стороны, поэтому к ним безопасно подходить только слева. Когда лошадь вскочила, выпавший оказался зацепленным за правое стремя. Ж¤сткий туристский ботинок не позволил мне освободиться от стремени. Лошадь, почувствовав угрозу справа, понесла. За ней зацепленным за стремя волочился я. Лошадь удалось поймать, но я сильно ободрался и ушиб спину. О лошадях пришлось забыть. Санитарный рейс вертол¤та вывез нас в Бишкек.

Но несмотря на этот инцидент экспедицию можно считать удачной. Нам посчастливилось, ведь мы узнали, что вертикальные пещеры могут поникать в л¤д очень глубоко. А толщина ледника в этом месте не превышает 150 метров. Значит до искомой системы дренажа озера Мерцбахера осталось совсем немного. Выяснилось и то, что полости по краям ледника не могут быть связаны с дренажным каналом, а это позволяет более направленно ориентировать дальнейшие поиски.

Булат Мавлюдов

 

Впечатления одного из...

Первый раз слово ¬спелеологияј было произнесено устами Вити (моего знакомого). Мои уши с трудом смогли воспринять его, а уж о его осознании не было и речи, мои мозги вообще решили его игнорировать и вовсе не вносить в мой багаж памяти, много раз пришлось просить Витю повторить это слово, но, так как оно по прежнему не задерживалось в голове, пришлось плюнуть на это дело и начать собирать необходимые вещи в дорогу.

 

А все дело в том, что мой знакомый предложил мне поехать на Кавказ, где клубом МГУ организовывалась очередная школа спелеологов. Хотя я имела только отдаленное представление о спелеологии, точнее даже не имела представления, но сразу согласилась на эту поездку, поняв только, что кто-то будет где-то лазать. Как это будет и где именно, меня уже не волновало. Тянуло к приключениям и была твердая уверенность, что обо всем я узнаю на месте и в свое время.

Итак, после долгого поиска необходимых вещей (бесконечного выпрашивания у знакомых рюкзака, спального мешка, резиновых сапог, фонарика, фотоаппарата, непромокаемых штанов, какой-нибудь старой курточки) вещи наконец были собраны и упакованы не только в предназначенный для них рюкзак, но и в два больших полиэтиленовых пакета. И вот я готова: рюкзак за плечом, в каждой руке по большому пакету (слава богу зубы свободны). Как настоящий турист еду на Курский вокзал к ждущему там меня поезду є16. Без опозданий добираюсь до места (огромнейшая благодарность Владу, который соблаговолил проводить меня не смотря ни на что), сажусь в вагон, устраиваюсь и наконец отправляюсь в путешествие, к манящей, интригующей неизвестности, таящейся в словосочетании ¬школа спелеологовј; с ощущением свершения великих дел, как Колумб перед отплытием или Ева, тянущая руку к яблоку (что-то меня занесло, но я думаю, что это мне простится с объявлением полной амнистии).

Итак, дороги, русские дороги, воспеваемые еще Гоголем, мимо проносятся города и села, живописные картины одна сменяет другую, но мы ничего не замечаем. Устроившись и познакомившись, мы занялись тесным общением и занятием своих мозгов интеллектуальными играми, хотя, если говорить точнее, то основное время у нас занимала еда, а те редкие минуты отдыха (наверное для наших зубов) мы посвящали как раз спокойным играм (замечу, что это тоже подсознательно, наверно во имя еды, т.е. чтобы она спокойно улеглась в наших желудках и освободила место для очередных новых порций ЕДЫ). Доехали до Хосты мы весело и спокойно (хотя определенная личность в бессознательном состоянии после отбоя и посягала на мой суверенитет на полке и пыталась улечься рядом спать, но это уже мелочи жизни). В Хосте нам предстояла поездка на автобусе до села Калиновое Озеро. Мы все дружно попытались влезть в первый пришедший автобус, но так как и кроме нас желающих было много, то на тех из нас, кто все-таки автобус взял штурмом, мы смотрели как на больших везунчиков. А нам только и оставалось, что грустно смотреть в окно автобуса и заглядывать, нет ли еще одного местечка среди мешанины тел, рюкзаков и всевозможных мешков. Увы, наши глаза не находили свободного пространства, так как его там вообще и не было, только одна мешанина. Но мы, оставшиеся, все равно им завидовали не смотря ни на что. Как мы ошибались тогда, стало ясно позднее. Дождавшись следующего автобуса, мы ехали как баричи: посмотрите, пожалуйста, налево, а теперь направо, а обратите внимание на эту живописную картину, а закройте рты, пожалуйста, после увиденного в противоположное от нас окно автобуса. Мы были победителями и злорадно улыбались, вспоминая ¬селедок в бочкеј автобуса є 1. А победителями мы чувствовали себя потому, что ехать, и не видеть все те пейзажи, которые открывались перед нами со всех сторон (в свободном автобусе) было для них, я думаю, просто невыносимо. Держать рты закрытыми и не восхищаться пейзажами Кавказа - очень трудно, мы только и успевали вертеть головой, чтобы все успеть запечатлеть в своей памяти и сделать ценные кадры.

Хоста встретила нас великолепным теплым солнечным днем, на деревьях виднелись зелененькие листочки, а некоторые участки земли покрывала трава. Отовсюду веяло и ностальгически напоминало нам лето. Это казалось необыкновенным чудом и совершенно невозможным явлением, особенно после Москвы, находившейся в состоянии зимней спячки, где царили жуткие морозы и на улицах лежал снег. После окончания ¬экскурсииј на автобусе нам предстояла длинная дорога пешком к месту нашего пребывания. Мне по прежнему все нравилось, исключение составляли те минуты, когда я застревала своими подошвами в грязи и старалась отлепить ногу, и сделать очередной шаг (замечу, что так было всю дорогу, а в конце пути, чуть ли не пришлось катиться кубарем с горы, хотя таким путем я бы добралась намного быстрее и оказалась бы прямо у дверей своего ¬родного домај на следующие недели).

Итак, мы на месте: оглядываемся, распределяемся по группам, расселяемся, обустраиваемся и знакомимся с теми, кого еще не знаем.

В первый день идем на ознакомительную прогулку, любуемся кавказской природой по прежнему тараща ошалелые глаза на окружающую нас красоту. На второй день, уже привыкнув ко всему, начинаем тренироваться: осваиваем снаряжение, в котором карабкаемся по скалам, учимся не бояться болтаться в воздухе и накапливаем опыт скалолазанья.

Ложась спать в этот день, я четко осознаю, что то, зачем я сюда приехала, произойдет завтра: мы пойдем в первую нашу пещеру не как туристы, а как настоящие спортсмены, и узнаем, что же конкретно означает заниматься спелеологией.

Утро. Встаем. Завтракаем. Собираемся и вперед к цели. Дошли. Ну думаю я, начинается. Жду. Моя очередь. Пошла. Сплошная романтика, однако, ее-то, как раз, в моих мыслях и не было. Когда я влезала в пещеру (вертикальную), буквально повиснув в воздухе (знаете когда туловище наверху, ноги свисают и болтаются, не нащупывая пола, а руки постепенно соскальзывают) романтические мысли уж не больно-то лезли в голову, уже плевать на красоты природы и просто хочется жить. Как раз, из-за этой жажды жить, я изворачиваюсь и благополучно спускаюсь вниз. Ну вот, все: романтика, красы природы, хась (как говорит моя знакомая), но не тут-то было, мы лезем через какой-то проход, где можно только ползти по руслу ручья, усыпанному камнями. Я продвигаюсь вперед, стараясь не замочиться, в голове только одна мысль: какого хрена я тут делаю? И одно желание: домой к своей киске Фросе. После того, как мои конечности уже не в состоянии держать меня, я плюхаюсь пузом в воду и ползу. Холодная вода подступает к моему телу, коленки бренчат о камни, мой мозг все больше и больше находит доводы и аргументы в пользу дома.

В какой-то момент я осознаю, что меня оставили все мысли, я увлечена тем местом в котором нахожусь. Необычность обстановки: закрытое пространство под землей, обступающая со всех сторон абсолютная темнота меня завораживают. Раньше такое я могла увидеть только по телевизору или в журнале. Теперь же это все вокруг меня. Мои рецепторы восприятия окружающего мира ощущают каждую деталь. Я вижу, слышу, вдыхаю воздух и дотрагиваясь до стен руками или облокачиваясь телом, чувствую их шероховатость и прохладу. Все это пропускается через мое сознание и в голове оседает одна мысль: что то, что я сюда попала - очень здорово, необыкновенно и незабываемо. Все, возвращаемся. Узкий проход в конце пути уже не пугает, я смело ложусь в ручей и ползу до выхода. У меня хорошее настроение, которое не омрачить ничем, его даже не испортило происшествие случившиеся при выходе: я вылезала наружу одна из последних, за мной шли Наташа и Дима, тот же выход, то же положение ни там ни сям (ножки свешиваются не находя пола, ручки сползают вниз, хватаясь и цепляясь за все, что можно), наконец, устроившись поудобнее в таком положении (так как вылезти не представляется мне возможным, я вообще не могу продвинуться ни вверх к свету, ни назад в пещеру), я спокойно зависаю, (о тех, кто уже наверху, думаю как о богах) и готовлюсь ждать кого-нибудь, кто бы меня спас. Но к сожалению, двое за мной настроены не так оптимистично, как я, и начинают нервно мне что-то советовать, при этом стараясь выпихнуть меня как Винни-Пуха, зашедшего в гости к Кролику. Они подставляют свои каски под мои ноги, подталкивают меня снизу под мягкое место, но и эти попытки оказываются тщетными. Наконец, поняв, что помощь сверху не придет, а снизу мне угрожает опасность быть сдернутой за ноги, я опять каким-то образом извернувшись, выкатываюсь наружу кувырком к объективу камеры. Я радуюсь жизни, белому свету, солнцу, своей ловкости и подготовке. Вся сияющая, одухотворенная, приподнятая и насквозь мокрая, я буквально лечу, сквозь белые снега, домой, к приюту, утешаемая одной мыслью, что своим детям буду показывать эти незабываемые кадры и рассказывать, какой я была крутой спортсменкой.

В следующие дни мы знакомились и исследовали пещеры. Не знаю, кому как, но мне в тот момент казалось, что новая интересней предыдущей. Только в конце нашей школы я поняла, что их нельзя сравнивать, каждая была по своему очаровательна, своеобразна и интересна. Южная - бесконечными спусками вниз, ванночками, заполненными водой (куда я не преминула окунуться) и возможностью влезть во все дырочки (которую мы с Леной использовали наиболее полно); Северная - своими бесконечными разветвлениями, напоминающими лабиринт. Она явилась для меня полным откровением, оказалось, что у меня еще есть возможность поползать в грязи (то бишь в глине), буря ее каской и меся ее своим телом. Кстати, именно в ней произошло знаменательное событие: это прыжок вниз с одного разветвления, которое, гордо могу сказать, нашла я, хотя сначала моя персона просто игнорировалась нашими родными и любимыми помощниками инструктора, которые ходили мимо, не замечая меня, почти залезшую туда. А дело в том, что нам пришлось прыгать вниз с трехметровой высоты, что очень нам понравилось и взбодрило. Первые прыжки были запечатлены на камеру и оставлены для потомков.

Кабаний провал был интересен многим: это и колодец 35 метровой глубины, куда нам пришлось спускаться, и большие залы, по которым мы бродили, и узкие проходы, в которых приходилось протискиваться. Особенно запомнился "прикол" нашего, тоже родного и горячо любимого, инструктора, который вдруг потерялся в лабиринтах и не мог найти выход, разослав нас, как гонцов, во все стороны искать то место, откуда мы пришли. Что мы и ринулись делать, лихорадочно бегая по всем разветвлениям, ища выход, инструктора, а то и друг друга. В конце концов, Толе, наверное надоело прикалываться, т.к. мы, не найдя ничего, просто решили экономить свет и ждать, когда же он сам найдет то, что нам надо и выведет нас к свету. Ура! Толя все ¬нашелј сам. Мы спасены и идем к выходу. Вот тут меня поджидал еще один сюрприз. Оказалось, что я - единственный человек из всех, кто таскался в обвязке по всей пещере, бренча ею, как цыганка своими браслетами. Первый же сюрприз был при спуске в пещеру, когда у меня села батарейка в каске и пришлось спускаться с фонариком в зубах. Вообще, проблемы со светом присутствовали в этот день очень остро. Сначала оказалось, что батарейки в каске сели у двоих (у меня и у Лены), потом, что у меня и запасная размокла и не светит, а в конце, уже по пути домой, у нас опять же с Леной, одновременно перегорела лампочка в фонарике, так что мы шли, ведомые инструктором, как Ларрой, ведшим свой народ через дебри тьмы к свету, как у Горького. Кстати говоря, идя к приюту в темноте, мы опять же заблудились, так как пошли не в ту сторону, но инструктора не обвиняли, доверив ему свои жизни и рассчитывая на его сострадательность.

Схема навески Южной части Воронцовской Системы через "Ход недоступности"

Наша жизнь помимо исследования пещер была не менее интересной. Приходилось каждый день дегустировать вино местного разлива, общаться, встречаясь у камина, а то и в бане. Баня это отдельный элемент нашей жизни. Сколько она нам давала радости и впечатлений - не описать! Пожалуй, она может соперничать с пещерой по эмоциональным ощущениям. Она вмещала в себя все: это было место для поддержания гигиены, место тусовок и просто, где было тепло и уютно. Сколько там было выпито вина, обрито голов, спето песен, а в конце, даже сплясано танцев! Хотя дансинг был устроен одним лицом, но настолько оказался зрелищным и эффектным, что поразились все. Это был апогей веселья и раскрепощенности. Все увидели свободного человека в его самовыражении, и, я думаю, даже позавидовали его свободе.

В последний день были устроены соревнования, где надо было показать хорошее время прохождения трассы, навешенной на скале. Как всегда, я показала свою отличную спортивную форму и заняла первое место (конечно, кто прочитал мое повествование внимательно и проникся, догадается, что эта нумерация с конца) или пятое, из пяти участвующих. Честно говоря, это меня не расстроило, так как веселья хватало, а это главное. Вечером нас ждал сюрприз: это два вкуснейших торта, которые мы съели с большой охотой и аппетитом, уютно расположившись вокруг большого стола, с чаем и, конечно, с постоянным представителем в наших кружках - вином. Это был наш последний вечер на Воронцовке.

До Москвы мы ехали на поезде. Такого оживления, которое царило во время предыдущего нашего путешествия на поезде, уже не было. Все были уставшие и измотанные, поэтому, в основном спали и ели. Что касается еды, то уж я отличилась, не было ни одного плацкарта с нашими, где бы я не поела или не попила чай. Меня можно было в любой момент застать в жующем виде и держащей в руках что-нибудь съестное. Я даже удивляюсь, как это ночью я теряла столько драгоценного времени на сон, когда его можно было посвятить еде и бродить по ночному поезду с куриными ножками или еще с чем-нибудь съедобным.

В конце своего повествования, думаю, надо сделать вывод. Все было очень замечательно, интересно, увлекательно и необычно. Особенно для меня (так как повествование веду я от себя), никогда даже не ходившей по-настоящему в походы, и даже не видевшей вблизи спального мешка, а тут такая поездка. Я получила массу положительных эмоций, прекрасных впечатлений и, что самое главное, приобрела новых друзей, которых просто обожаю и с большой нежностью целую в щечки, передаю им приветики и с нетерпением ожидаю школы є2, а следовательно и новых приключений. Вперед!!!!!!!! Ура!!!!!

 

Татьяна Волкова

 

 

О спелеошколе, не совсем серьезно...

Воронцовка... Ну что же еще можно про нее написать? С десяток лет почти ездим - и все пишем, пишем - как про первопрохождение какое! А в месте с тем - написать-то что-нибудь надо; в самом деле - вроде одно и тоже, а люди-то разные - появляются откуда-то, одержимые желанием побарахтаться в глине и похлюпать носами. Странные какие-то...

 

Программу нашу обычную описывать уже просто тошно - знакома она каждому до деталей. Обзор окрестностей тренировки на скалах - вино; пещера Южная - вино, Кабаний - баня - вино - чача; Северная - вино; соревнования - чача. Почти так - европейский кейвинг какой-то, а не Кавказ. Борьбы никакой: если рюкзаки - то на грузовике, дрова - бензопилой; если снег - то от силы по-колено, если ищут кого-то - так "физтеха" (тьфу-тьфу!). Даже примусы - извечное развлечение и повод для потехи - и те почти отменили. "Феодосизм" одолел. Газ победил. Скоро салатики в стеклянных баночках будут украшать стол каждого маломальски уважающего себя молодого спелеолога. А раскладки - какие там "пятисотграммовки"!.. Ладно, что-то меня понесло. Одно скажу еще

- "спелеошкола" - не совсем удачное название. На объявлениях о "Воронцовке - 99" честнее будет подписывать что-то типа "поверхностное ознакомление со спецификой преодоления несложных карстовых полостей в условиях, далеких от экстремальных". Вот, просто припечатал! Читатель может подумать, что ваш покорный слуга, преопытнейший спелеолог, великий покоритель бездны, поклонник архиспартанского образа жизни - жил в снегу, питался корой и ходил босиком по утрам на ближайшую вершину встречать восход солнца - в качестве живого укора вконец развратившимся элементам, выползающим, зевая, по утрам из бани. Ну,.. где-то так оно и было!

17_13m.jpg (56871 bytes)Лишний день на работу в добавок к обычным пяти дал в этом году возможность слазить в п. Долгая, чего, кажись, уже года три не делали. Заслуги в этом принадлежат тройке Пономарев, Дедов и Катя, разыскавшим дыру в дальних снегах, и, конечно, Толе Коледову - инструктору, устроившему организованный выход туда всего второго отделения.

Вообще-то, после всей этой критики, наведенной выше по тексту, "хочется отметить особую рабочую атмосферу, в которой проходила деятельность спелеошколы". Этому, как мне кажется, немало способствовал постоянный поток "вестей с полей" - что, как и в какой позе пронырнул сегодня в Воронцовской системе известный спелеоподводник А.Ф.Шумейко, рядом с которым нам посчастливилось жить и работать. При мощной поддержке спелеологов России и Украины, а также соединения сочинских спасателей со специально обученной спелеособакой, ему удалось преодолеть несколько узких сифонов и грифонов. Основной задачей, как я понял, было испытание нового аппарата; ведь нырял Шумейко не с обычным аквалангом, а ... с "гармонью". Впрочем, о приложимости означенного инструмента к прохождению подводных шкляв, я думаю, расскажет как-нибудь сам подводник, а не я, дилетант.

...Что касается меня, то в один из последних дней, напутствованные ценными указаниями и давними воспоминаниями Антона Чичерова о бурной спелеомолодости, мы с Володей Акимовым и сотней-другой метров веревки отправились к маленькому неприметному Очку Недоступности. В какие-нибудь жалкие пять часов была навешена совершенно новая для нашей школы трасса в той же Южной части системы Воронцовская. Правда, плоды многочасового штурма-прорыва в глубины этой сложнейшей по морфологии пещеры были вовремя наполовину забракованы инструктором первого отделения Юрой Косоруковым. В результате этого все-таки удалось сводить туда новичков первого отделения, что показало - маршрут интересный и пещера в этом ракурсе совсем другая и почти неузнаваема.

...Вот так, что-то таки написалось про этот N-ный традиционный банно-развлекательный выезд на Кавказ. Жаль только - людей мало новых поехало - всего 15 человек (почти на каждого по опытному человеку пришлось), хотя мне лично и этого показалось достаточно. А так, вообще-то пораньше надо рекламную кампанию начинать. Au revoir!

Николай Шатский

 

Алек-98

1 января этого года небольшая сборная команда выехала из Москвы в Сочи. Наша цель - пещера Заблудших.

Михаил Харитонов работал в этой пещере в начале восьмидесятых годов, как раз в тех местах, где нам предстояло работать, а именно - в притоке на -450. Александр Вакулин, в прошлом очень сильный спелеолог, хотел поразмяться после двухлетнего перерыва. Дар Панцев, Инна Панцева, Татьяна Рейснер, Володя Травин - опытные москвичи, у которых оказалось свободное время. Паша Терещенко, Женя Кузьмин - основная рабочая двойка. Двое молодых спелеологов: Захар Девиченко из Питера и Саша Анисимов из Москвы. И конечно, вездесущий Вова Петров. И Шумейко.

Несмотря на очень пестрый состав и спешку, в которой готовился выезд, удалось результативно поработать. Правда, результаты были неутешительные: в притоке двойка Терещенко-Кузьмин поднялась на пути первопроходцев 82-го года, но ушла не в ту сторону - топосъемка была не слишком подробная, а сам А.Веревкин, который поднялся в притоке на +60 м, погиб в пещере в 1983 году. В грифоне на -415 м - основной цели Шумейко - удалось продвинуться только на 5 метров, дальше можно двигаться только со специальным снаряжением для узких сифонов.

Февральская экспедиция спелеоклуба МГУ должна была продолжить работу в притоке на дне Заблудших и в грифоне. Перспективы хорошие - приток должен вывести в продолжение пещеры Школьная (-320 м) за сифоном, а грифон на -415 м - это, по-видимому, вода из сифона на дне пещеры Ручейная (-310 м). В обоих случаях есть надежда на вертикальный участок, хотя, к сожалению, вверх, а не вниз, куда всегда так стремятся спелеологи.

Разрез участка пещеры Заблудших от -300 до -440 м и грифон на -415 м

В составе февральской команды: Антон Чичеров (рук. экспедиции), Юрий Косоруков, Андрей Шумейко, Николай Шатский, Анатолий Коледов, Андрей Леонов, Иван Дубинин, Илья Торопов, Наталья Зиброва, Сергей Пономарев, Александр Гусев, Евгений Румянцев, Екатерина Кузнецова, Павел Терещенко, Евгений Кузьмин, Марат Дябиров, Анжела Ежова, Владимир Акимов, Владимир Петров.

Забрасывались под дождем в три ходки - трактор до Буковой поляны не дошел. Охотничья избушка занята челябинской командой под руководством Юры Базилевского. Лагерь мы поставили на последнем подъеме перед поворотом к старой избушке на тропе в Мацесту. Там, говорят, сидит команда из Киева, - ждут, когда спадет вода в Школьной. В Барибане куча народу - физтехи, питерцы, МГРИшники, команда из Новокузнецка. Были еще москвичи из Перовского клуба, но уже сбросились, мы встретили их в Калиновом Озере. Те, кто живет в Барибане, ходят в Осеннюю - как они там все помещаются?! Команда Базилевского уже не собирается нырять в конечный сифон Заблудших, как было запланировано. Я об этом узнал еще в Хосте, в каком-то кабаке, от уже сбросившейся команды москвичей. У челябинцев, потерявших много времени и сил из-за паводка, есть еще 4 дня, лагерь в Обвальном зале на -220 стоит, баллоны - внизу, навеска до дна готова, но настроя на работу нет, да и дождь не прекращается.

У нас настроение тоже далеко не праздничное. В январе мы оставили в избушке почти 500 метров веревки (новый "укроп"), газ, продукты, кое-что из снаряжения. Не то, что бы просто оставили, а спрятали, как делали уже много раз. Но тот, кто ищет - тот всегда найдет. Кто-то искал и нашел - унесли все подчистую, даже пустые газовые баллоны. Видимо, на Алеке начинается та же история, что и в Крыму - местные принялись воровать. За неделю до нашего прихода несколько туристов местного вида ночевали в Барибане, а утром ушли, прихватив с собой пару рюкзаков. Раньше такого никогда не было.

 "Зимний" приток на -450 м по результатам работ 1982 и 1998 годов

Веревку взяли у уральцев, вернее, договорились работать по их навеске до -300, а там у нас своя оставалась с января. Первый день - все время дождь. Все рассосались по палаткам, и даже самые ярые "классики" - сторонники коллективного питания и костра - вынуждены признать, что при такой погоде нормально можно жить только по палаткам, небольшими группами и с автономными источниками тепла. Предводитель "классиков" Юра Косоруков распаляет у себя в палатке примус, нам все слышно - наши палатки стоят рядом, ходим друг к другу в гости, меняем сахар на пряники...

На следующий день началась зима. Легкий морозец и солнце. Вода резко спала. За два дня забросили подводное снаряжение до -200, а тройка Косоруков-Шатский-Чичеров навесила веревку до последнего колодца - места, откуда уходит вверх колодец Зимнего притока.

Все готово - можно идти вниз. Но я жду еще один день. В приток пошли наши восходители - Толик Коледов и Женя Кузьмин. Планировались две двойки на восхождение, но у Паши Терещенко что-то с пальцем и его напарник Женя Румянцев (Тришка) остался без работы.

Двойка Коледов-Кузьмин взяла с собой гамачный лагерь на тот случай, если не удастся сразу преодолеть колодец К20 и придется отработать еще один выход. Но в 3 часа ночи в палатку ввалился мокрый и замерзший Толик. Не высовываясь из спальника я спросил: "Ну что? Только короче!" Колодец К20 прошли без особых проблем - и Коледов дошел до сифона Веревкина, дальше надо лезть в гидре. Ночевать не стали - правильно сделали: 4 часа и наверху, а ставить лагерь и ночевать под землей - это тоже работа. Я думаю, что тем, кто работал здесь в начале восьмидесятых годов, и не снились такие скоростные и результативные выходы - за 11-12 часов вниз на -450 - вверх +80 - работа - вверх на поверхность. Легко работать с такими бойцами. Жаль только, что разбудили нас среди ночи, мокрые все, начали греть чай и курить в палатке... Лучше бы лагерь поставили и переночевали под землей...

Теперь ждать нечего - надо идти. Но у меня нет уверенности, что за полусифоном что-нибудь стоящее - все-таки это приток вверх, да и в последнее время я стал сомневаться в том, что вода эта из Школьной. Вообще-то, работу в притоке я еще в январе задумывал не для себя, а чтобы привлечь в команду сильных спелеологов, ведь нырять в грифоне буду я один, а остальным - Коледову, Кузьмину, Терещенко, Тришке, Леонову, Дубинину неинтересно ходить вверх-вниз без возможности первопрохождения.

Я решил выждать еще один день. Вниз идут Андрей Леонов и Иван Дубинин. Их задача поставить гамачный лагерь с Сухом Мешке на -350 и Леоныч должен попытаться пройти сифон Веревкина, для этого у него 1.5-литровый баллон с одной дыхательной системой.

Только на пятый день экспедиции идем вниз "подводить итоги". Группа большая: Шумейко, Тришка, Акимов, Пономарев, Кузнецова, Дябиров. Надо, чтобы все, кто не был на дне Заблудших, до него дошли - для многих это личный рекорд глубины.

До -300 шли очень быстро, а потом темп упал, начали копошиться и растягиваться. Выяснилось, что только Шумейко знает, где и какие мешки нужно брать, а какие и где - оставлять. В результате, один мешок с продуктами занесли чуть ли не на -400, а газ и сухие вещи (брали на случай, если долго придется сидеть у сифона) остались на Старом дне! Неужели никому не интересно, что у него в мешке и куда его надо нести? Привыкли к нянькам...

У грифона на -415 остались Шумейко, Пономарев и Дябиров. Сергей помогал нырять, а Марат вернулся, посмотрев на воду в следующем колодце - после грифона расход воды увеличивается в 5 раз.

Остальные пошли до дна снимать навеску из притока, точнее, с первого колодца. Решили все снимать, но в притоке веревку оставить - на будущее. На пути вниз в Сухом Мешке поговорил с Леонычем и Иваном. За 10-метровым полусифоном около 150 метров хода до следующего сифона. Топосъемку не делали, даже азимут не взяли. Между полусифоном и новым сифоном много спелеомусора, судя по всему из Школьной. Интересно, но надо делать выемку, а то начнут 12-го все разбегаться - хватит с меня январской истории...

В грифоне удалось пройти 22 метра при максимальной глубине 2.5. Первые 5-6 метров, пройденные в январе, уже не показались такими узкими (низкими) с моей "гармошкой", как окрестили злые языки мой аппарат, который я придумал для погружений в узкие сифоны. Расчет на эту компоновку оказался верен и в этом сифоне. За неделю до этого на Воронцовке удалось пройти 3 небольших сифона, два из которых преодолимы лишь со специальной техникой. Испытания в Воронцовкой пещере подтвердили правильность "гармошки".

Специальная компоновка акваланга, использовананная для погружения в грифон -415.

Видимость в сифоне нулевая только на этих первых метрах, дальше уже не заходит муть из ручья, приходящего сверху из верхней части Заблудших, и видимость уже около 1.5 метров. Этого достаточно, чтобы найти наиболее широкое место. Точнее, наиболее высокое, так как сам сифон - это широкая (5-6 метров) и низкая щель.

Через 10-15 метров можно уже встать на колени, а в одном месте даже выпрямиться в полный рост - свод резко уходит вверх, но упираешься головой в потолок на глубине 0.8 метра. Сразу за неудачной попыткой всплыть вижу темное пятно - расширение. Подлезая под перегиб - вот оно! Но впереди стена. Можно уходить вправо или влево, но впереди тупик. Тут обнаруживаю, что ходовик из моей руки уходит куда-то влево, а не строго за спину. В этом сифоне можно вернуться только по "старой дороге". Здесь бы сделать перестежку, но нет ни камней на дне, ни выступов на стенах. Надо разобраться с ходовиком - иду назад. Обидно уходить, когда вот-вот должно пронырнуться, я чувствую это! Выхожу довольно легко - без застреваний. У сифона на узкой галечной отмели мерзнут Серега и Марат. Иду еще раз, но через 10 метров становится ясно - надо ждать, пока осядет муть, которую я поднял во время первой попытки. Возвращаюсь. Вылезаю из-под низкого свода: на меня вопросительно смотрят еще 3 пары глаз. Явно хотят домой. Внизу подмокли - сейчас начнут мерзнуть. Чтобы осела муть в сифоне надо не меньше часа... Ладно, выходим, может, вернемся с Леонычем.

Не снимая гидрокостюма, упаковываю мешки. Все стоят в ожидании, когда же будет готов груз и можно будет идти наверх. Все стоят, а я опять один корячусь с этими мешками, забивая в них веревку, баллоны, карабины. Когда же, наконец, все научатся это делать? Или, хотя бы, проявят желание это сделать!

Все мешки упакованы, народ ушел. После двухчасовой возни у грифона в согнутом положении - высота потолка в этом месте метра полтора - спина затекла и я с трудом выпрямляюсь. Забираю последний мешок, там контейнер с "посейдонами" - такое никому не доверишь. По дороге вниз подсчитал - в 8-литровом контейнере снаряжения на 1200 долларов.

В Сухом Мешке еще раз слушаю рассказ Леоныча и Ивана о притоке. Обсуждаем. Нет, надо выходить. Сегодняшняя команда завтра будет не в форме для работы, а вынимать придется, если сегодня не вынести, 6-7 мешков плюс навеска от Сухого Мешка.

План участка пещеры Заблудших от Сухого Мешка до грифона

Иду наверх с Маратом. Остальные устраиваются на перекус в гамачном лагере. Леоныч с Иваном остаются до утра, говорят: "Зачем нам выходить ночью?" Действительно, зачем? Мороз, веревка на входе замерзает, дельту не раскрутишь. А кто пойдет утром 11-го на сброску с челябинцами, ведь мы за одну ходку 12-го все не унесем?!

Вышли часа в четыре. Костер почти погас, ставлю газовую горелку прямо на уголья - пытаюсь сделать кружку чая. Марат пытается развесить свои мокрые вещи и опрокидывает горелку с кружкой. Это добило меня - сразу почувствовал как устал - надо идти спать.

Утром 11-го мои опасения подтвердились. Из всей вчерашней команды только трое пошли на сброску. Вниз на выемку пошли Кузьмин, Терещенко, Торопов, Шатский, Чичеров, Гусев, Петров. Вынесли все быстро и четко - завершать работу мы уже научились, так бы и в процессе работы. Уровень всей экспедиционной команды очень хороший, возможности отличные, но инициативы маловато. Просто носить груза мы уже научились, а результативно работать - пока нет.

Сбросились на тракторе. Снова турбаза "Южная", баня в Хосте, кабаки, спасслужба... 13-го и 14-го все уехали, остались только я, Женя Кузьмин и Вова Петров. Надо съездить на день-два на Воронцовку, попробовать еще раз сунуться во второй сифон в Разгрузочном районе...

Андрей Шумейко

ШКОЛА
__________________________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________

Психология в спелеологии ?

Обычно в разделе "Школа" мы помещаем учебные материалы для новичков или, точнее, для начинающих спелеологов. Статья Татьяны Андреевой предназначена для тех, кто уже не первый год занимается спелеологией, т.е. для нашего "среднего" спелеолога - инструктора, руководителя экспедиции, тем не менее мы поместили материал именно в этот раздел руководствуясь принципом - учиться никогда не поздно.

Зная отношение к психологии в обществе, я сомневалась, стоит ли поднимать этот вопрос в нашем журнале. Но, как говорится, попытка не пытка.

Проблемы психологического плана, существующие в спелеологии, можно разделить на две категории: проблемы новичков и проблемы опытных спелеологов.

Несомненно, первых гораздо больше. О них и хотелось бы поговорить. Как правило, новичок, придя в спелеологию, сначала едет в школу. А это новые люди, новые условия жизни, все новое. Для человека, который последний раз лет десять назад ездил с мамой и папой к морю, прямо скажем - экстремальная ситуация. Если человек достаточно коммуникабелен, морально готов к трудностям (холод, иногда - голод, повышенная утомляемость) и, хотя бы, минимально физически развит, то, пользуясь психологическим языком, мы можем считать его успешным. Однако и в этом случае нельзя дать стопроцентной гарантии о “правильном” поведении человека в сложившейся ситуации. Что такое пещера? Это темнота, высота, сырость (вода), узости и многое другое (я опускаю понятие о клаустрофобии и никтофобии, о них стоит упоминать перед выездом на школу). Мы можем только предполагать, как поведет себя тот или иной человек в таких условиях. Но ведь такими прогнозами мы не занимаемся, и если вы скажете, что это ни к чему, я, скорее всего, соглашусь с вами - школа покажет.

Если же человек не обладает качествами успешного новичка, то проблема на лицо. Таких людей видно сразу. Для них все - проблема. Однако, одни пытаются скрывать это, и самое главное борются с этим, другие - просто теряются в существующей ситуации. Для первых школа будет являться школой во всех отношениях, и они, возможно, проявят желание на участие в других экспедициях, а вторые - скорее всего, вернувшись домой, лягут на диван с обожаемым животным и продолжат просмотр любимого ящика. Что ж, почти естественный отбор.

В данном случае действительно никаких прогнозов делать не нужно, просто начальник школы и инструктора должны иметь в виду, что такая проблема существует. По своему опыту хочу сказать, что обычно так и бывает.

Если новичок справился с трудностями и у него при этом не пропал интерес и желание (!) заниматься спелеологией, он будет готовиться к более серьезным экспедициям. А это уже совершенно другая ситуация. Здесь нет папы - инструктора, здесь ты сам отвечаешь за себя, свои действия и поступки, здесь совсем другие отношения между членами экспедиции. С этого момента стоит более серьезно говорить об общении в коллективе.

Появляется понятие малой группы. Психология и поведение отдельного человека как личности существенно зависят от социальной среды. Последняя представляет собой сложно устроенное общество, в котором люди объединены друг с другом в многочисленные, разнообразные, более или менее устойчивые соединения, называемые группами. Среди таких групп можно выделить большие и малые. Большие представлены государствами, нациями, народностями и др., о количестве человек в таких группах говорить не приходится. Малая группа представляет собой небольшое объединение людей (от 2-3 до 20-30 человек), занятых каким-либо общим делом и находящихся в прямых взаимоотношениях друг с другом. Существует большая классификация малых групп, но нас интересуют реальные группы и их подразделение - естественные группы, которые складываются сами по себе. Они возникают и существуют, исходя из потребностей общества или включенных в эти группы людей. Естественные группы делятся на формальные и неформальные, референтные и нереферентные, высокоразвитые и слаборазвитые. Среди высокоразвитых малых групп особо выделяются коллективы.

Что же нужно чтобы назвать малую группу коллективом? Что такое коллективистские отношения? К каким группам мы можем отнести группы, существующие в спелеологии?..

Об этом можно много и интересно рассказать, рассмотреть социометрическую проблему, т.е. проблему лидеров и аутсайдеров в группе, стили лидерства и отношения в группе вообще. Как поступить в той или иной ситуации, какой стиль поведения выбрать, чтобы избежать конфликта, как не быть лидером и не потерять при этом свою независимость и многое другое. Вероятно, эти вопросы заинтересуют не всех. Я, в свою очередь, готова поделиться своими (и не только) соображениями по этому поводу. Мне бы очень хотелось узнать ваше мнение, стоит ли об этом говорить. На сегодняшний день поступило предложение о проведении лекции на данную тему в школе второго уровня. Нужно ли это? Если “да”, то какие еще вопросы интересуют господ спелеологов? Я жду ваших отзывов и предложений.

Татьяна Андреева

 

 

РАЗНОЕ
______________________________________________________________________________________
___________________________________________________________________

* * *

Поздравляем Женю Гришину и Дениса Провалова с рождением дочери!

 

* * *

В нашем клубе очередная свадьба! Поздравления на этот раз принимают
Таня Андреева и Паша Терещенко.

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Редакционная коллегия - Гусев А.(гл.ред.), Косоруков Ю., Провалов Д., Шумейко А.

Технический редактор - Пономарев С.

Фотографии - Пономарев С., Дубинин И.

Обложка - Пономарев С.

Обработка изображений - Гусев А., Пономарев С.

Печать - Пономарев С.

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Адрес редакции: 117234, Москва, Воробьевы горы, МГУ, В-365л. E-mail: gusev@sai.msu.su.

Адрес КС МГУ: 119270, Москва, а/я 41. Тел.: (095) 408-19-73 (Шумейко Андрей). Факс:.(095) 292-65-11 Box 595.

На главную | X-tracks | Карты | Статьи | Галерея | Ссылки | Архив СК МГУ | Архив РСС | О сайте | Контакты

CopyRight © 2011-2016 www.x-traсks.ru

Если вы решили процитировать какой-либо материал с этого сайта не забудьте поставить активную ссылку на него.

Экстремальный портал VVV.RU Яндекс цитирования