Сайт Сергея Анатольевича (Пономарева)
Активный отдых, туризм, путешествия...  
На главную X-tracks Карты Статьи Галерея Ссылки Архив СК МГУ Архив РСС О сайте Контакты

ВЕСТНИК СПЕЛЕОКЛУБА МГУ

# 2 (18) АПРЕЛЬ - МАЙ - ИЮНЬ 1998г.


Издается с декабря 1993 г.

18_1.jpg (53152 bytes)

Читайте в номере:

ЭКСПЕДИЦИИ

Как мы были на Дзыхре.
А.Чичеров, Т.Волкова

Новые спелеоподводные исследования в Крыму. Крым, май - 98
А.Бизюкин

СОРЕВНОВАНИЯ

XV Открытое первенство МГУ по спелеотехнике, посвященное памяти Александра Михалина

НОВОСТИ МИРОВОЙ СПЕЛЕОЛОГИИ

Работы на массиве Фолли (Massif du Folly). Система Жан-Бернар(Jean-Bernard) и система Ля Комб-о-Пюэр (La Combe aux Puaires)
А.Володина

ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА

Акела, или завтрак с видом на Чатыр-даг
А.Мушенков

Кудеяры
В.Травин

ПОТЕРИ СПЕЛЕОЛОГИИ

Константин Олегович Цуриков
А.Бизюкин

ОБЪЯВЛЕНИЯ


ЭКСПЕДИЦИИ
________________________________________________________________________
_________________________________________________________


Как мы были на Дзыхре

-...Куда едете на майские?
- На Дзыхру.
- Ого! это в Абхазии?


... Нет, это не в Абхазии. Если вы купите себе билет до Адлера, выпьете много водки в поезде, потом загрузите свои неподъемные мешки на машину или на 130-й автобус и проедете полдороги до Красной Поляны, где поворот на приют Ахцу, спуститесь к реке Мзымта и перейдете через мост, то вы окажетесь у начала крутого подъема на гору Дзыхра...

В этом году Андрею Шумейко пришла в голову идея провести школу второго уровня МГУ на Кавказе, в новом для нас районе горы Дзыхра, а не в Крыму как обычно. Собралось десять бойцов: Андрей Шумейко (руководитель), Антон Чичеров, Катерина Кузнецова, Антон Банковский, Елена Лозовая, Жанна Некипелова, Владимир Усольцев, Татьяна Волкова, Наталья Сучкова и Светлана Васина, которая единственная из нас была ранее на Дзыхре с сокольнической школой и должна была быть там нашим проводником. Татьяна Волкова, опоздав на поезд, умудрилась догнать нас в Туле на другом, чем очень приятно нас удивила, хотя обыкновенно в Туле нас уже мало чем можно удивить, и таким образом, наши ряды приняли окончательный вид.

В Адлере за смешные деньги мы наняли две машины, и через час Шумейко уже вел переговоры с “хозяином” заповедника о проходе на его территорию. Сразу после моста через Мзымту стоят ворота заповедника, на территории которого и находятся пещеры. Четырех тысяч с носа оказалось достаточно, и началась заброска. Вверх, почти до самой стоянки, ведет очень приличная грунтовая но, крутая дорога - идти меньше чем на Алеке, но набор высоты больше. Итого два часа с грузом вверх - один вниз. Все сделали две ходки, даже женщины. Встали в хорошем месте старого лагеря у ручья.

Программа экспедиции включала в себя посещение пещеры Красноярские штаны и ныряние в пещере Клизматрон. Обе пещеры необходимо было пробить под SRT. Со штанов же и начали на следующий день.

Пещера Красноярские штаны представляет собой 60-метровый провал, от которого на глубине около -15 отходит еще один вертикальный ствол, образуя штаны. Света показала полку, куда надо закачнуться, и я полез навешивать. Один крюк забился быстро, еду вниз - вот она вроде эта полка, да щель что-то узка, но ничего мы тоже не промах. Забился,закачнувшись, в щель, целый час колотил спит лежа на боку в глине и через две минуты после этого понял, что это не та полка. Антоха потом говорил: ”Сижу наверху, а снизу сплошной мат, даже завидно стало, видно, что человек занимается настоящей спелеологией”. Вероятно, я бы обколотил все полки в этой пещере, если бы не Антон Банковский, который по пути наверх, заметил огромную зяву в стене, мимо которой я проехал. Далее все пошло быстрее, и через две перестежки и последний 35- метровый отвес (см. схему навески 1.) мы были на дне. Дно этого большого (20 на 10 метров в поперечнике) колодца представляет собой глиняно-галечный пол с несколькими лужицами, очевидных проходов дальше нет. Пещера очень удобна для проведения школ, сейчас в ней есть хорошая навеска под SRT. Осторожней надо быть с камнями на полке, так как при определенной удаче можно скинуть товарищу на голову приличный бульник прямо в последний тридцатник. Сходили все, понравилось, особых происшествий не случилось.

Пещера с неоднозначным названием Клизматрон (780, -160) бралась долгой осадой. В первый день половина команды под руководством Шумейко пошла на разведку и заброску до “куда получится”. Пока Андрюха шуршал вверх-вниз по входным уступам в поисках мест для крючьев и колотил их, девушки постепенно замерзли и через два часа сидения потянулись к выходу. Вообще пещера интересная и напоминает алековскую: сперва идут каскадом входные уступы по пять-десять метров, затем пара зальчиков с уступами, за ними меандр высотой около пяти метров, где нужно идти в распоре под потолком. На глубине -130 еще один зальчик с лужей, новый приток и, после двух уступчиков, стометровый промытый меандр приводит к сифону. Везде по всей пещере, даже под самым потолком меандра, торчат застрявшие деревяшки, а на телефонном проводе, нанизанные чудными гирляндами, висят листья - можно представить, что происходит тут весной во время паводка. Вечером для поднятия духа была устроена пьянка, раздавались крики “Даешь пятьсот метров вертикали за сифоном!! Да здравствует великий подводник Шумейко, качать его!! Ура героическим подземным женщинам!!“ Во второй день работала уже вся команда: был донесен весь груз до -130, забиты семь спитов, и навеска приняла свой современный вид (см схему 2.). Наступил решающий день. В полдень авангард в лице Володи Усольцева и Антона Банковского выдвинулся в пещеру с целью забить еще два крюка и поджидать нас на -130. В три стартовала основная группа. Когда Шумейко подошел к ребятам, они заканчивали колотить второй спит, но забили они его не на том уступе. Шумейко полез дальше в щель забивать крюк где нужно, а ребята в это время решили проверить его любовь к жизни, и швырнули ему под задницу в лужу килограммовую банку карбида. Антон Банковский полез с карбидкой посмотреть, что же там шипит около Шумейки и тут как рванет - дым, вонь, пламя и пляшущий Шумейко, который пытался растоптать огонь, пока Антоха выяснял, можно ли в каску Экрин-Рок с дырочками набрать воду - в общем картина достойная кисти Босха. Как только несчастную банку затоптали и пламя унялось, тут же в двухметровой водобойной яме под уступом был утоплен мешок с баллонами, и за сто метров до сифона Андрюхе пришлось одевать гидру и нырять в лужу за ними. Потом все пошло как по маслу - быстро добежали до сифона, пока народ жевал сникерсы, Шумейко собрал снаряжение и оделся, и мы пошли к сифону. Сифон в Клизматроне находится в конце меандра - постепенно на стенах появляется глина, под ногами галька, уровень воды начинает повышаться и потом небольшое озерцо где потолок уходит в воду. Андрюха занырнул до конца ходовика, получилось (34 -2.7)*. Сифон идет дальше, видимость неплохая. Выемка прошла оперативно, слаженно и без приключений, если не считать того, что у Антона Банковского сломалась собачка на кроле, да Вова Усольцев выдернул спит, когда поднимался с баллонами. Девчонки вытаскивали груз на равных с мужиками. Последние люди вышли к десяти и к одиннадцати были уже в лагере.

Утром все, включая девушек были готовы к новым подвигам, только Шумейко щеголял с густо накрашенными сажей глазами - следы работы пещерных подрывников. Сами подрывники сокрушались все утро, дескать не смогли выстрелить Шумейкой до самого сифона, но ничего - говорили они - в следующий раз засунем ему толовую шашку и прикидывали вес Шумейко в тротиловом эквиваленте. После полудня оставив Чичерова в лагере, все ушли в пещеру-источник Глубокий Яр. Немного полазили там и вернулись с самогоном. Вечер закончился на душевной ноте.

Сбросились до моста на Мзымте быстро, за один час, в одну ходку. Там нас уже поджидали машины (с ними была предварительная договоренность), на которых мы доехали до Хосты.

В Хосте на суд местного народа КС МГУ представил данс-хип-хоп-дринк программу “Весна Весна Прийде!!”, которая включала в себя следующие аттракционы: купание нимф и фавнов, пляжный футбол, показательные танцы-шманцы во всех хостинских кабаках и обзор ассортимента местных ларьков.

В дороге, как на пути туда, так и обратно, нас спасал от голодной смерти дядя Антона Банковского, который в Ростове передавал ему огромный куль со всякой фантастически вкусной снедью, последнюю редиску мы доедали почти у самой Москвы. Антон Чичеров P.S. В начале августа КС МГУ выезжает в Сочи с новой гала-программой “Лето! Я поджарен как котлета”. Уже объявлен набор в группу ударно-духовых инструментов, спецэффектов, а также труппу подтанцовки. Количество мест ограничено. Торопитесь! Мы ждем!

Комментарии Татьяны Волковой
[к статье А. Чичерова]

Бегу по улице к метро, хотя посторонние не догадываются, что это бег, - больше похоже на медленный шаг с огромным рюкзаком, который я тащу на плечах. Надо быстрее. Уже 1ч 40мин., мой поезд в 2ч 04мин., - блин, опаздываю, а я только выкатилась с работы. Быстрее, быстрее, надо спешить. Но проще надеяться на позднее отправления поезда. Метро, станция Курскаяј, блин - 2ч 01мин. Скорее. Опять проблемы: что это все поперли именно сейчас на эскалатор? Блин, столпились по обеим сторонам. Все, выбегаю на финишную прямую и ..............БЛИН, БЛИН, БЛИН, много раз БЛИН, и даже не блин, а хуже, передо мной панно в ярких красках: улыбающиеся провожающие, солнце, медленно удаляющийся поезд Москва-Адлерј, мир и любовь. Но это мой поезд. Я пытаюсь его догнать и может впрыгнуть в последний вагон, но рюкзак не дает мне изобразить легкое впархиваниеј в поезд; поняв бесполезность своих действий, я сбрасываю рюкзак, старательно начиная вспоминать простонародные выражения, которыми бы я смогла отразить состояние своей души. Тут как раз Паша, который всех проводил. К какому черту он не взял мой билет, и вообще, какого черта он тут делает? Секунда. Я злорадно улыбаюсь. Еще ни разу я не опаздывала на поезд. Но тут Паша как истинный джентльмен впихивает меня в поезд стоящий по соседству на платформе, сообщая, что я должна догнать свой в Туле. Надежда брезжит, в моих глазах полно энтузиазма, но по дороге выясняется, что по выводам, сделанным моими соседями, которые знают точное расписания прибытия и отбытия, я на свой поезд совсем и не попадаю. Наплевав на все, уже думая, к кому бы поехать в гости, разложила свои вещи по сиденьям, и тут мне сообщают: ¬Тула!!! Приготовиться!!!ј. О Мессия, мой поезд стоит на противоположной платформе, я пытаюсь выпрыгнуть, отталкивая вагоно-вожатую, но она меня спасает от этого поступка и цивилизованно сажает в поезд. ¬Ој-говорю я, оставляю вещи и бегу искать своих.

¬О!ј-говорят мои, увидев меня, пытаясь разглядеть сквозь алкогольные пары, затмившие уже их зрачки. Я не галлюцинация, а социальное явление, читается в моих глазах в ответ на немые вопросы моих (слава богу теперь) спутников.

Заброска до места нашего лагеря предстояла интересная. Интерес заключался в том, что я тащила рюкзак (около 30 кг) семь километров в очень крутую гору, что никогда в своей жизни не делала и уж, по-моему, и не планировала. Но жизнь -странная штука; потом совершенно в полном рассудке и здравом уме (если можно так сказать) я спустилась и с большим удовольствием взяла не менее тяжелый транспортник, чтобы целым и невредимым доставить на место пребывания. Конечно, тут мне очень понравился ¬ход конемј Андрея Шумейко, который в первую нашу ходку сторожил вещи и в результате оказался самым хитрым, хотя еще раз повторюсь: свой подвиг я совершила с удовольствием.

Основная наша задача - осмотр окрестных пещер - выполнялась тихо и мирно. Особенно пролодотворным оказался третий выход в Клизматрон. Конечно, не в смысле взорванного карбида, утопленных баллонов, потерянного гаечного ключа, вырванного крюка, и я совсем не издеваюсь, а в том, что этот выход наиболее ярко показал, что означает спелеология в пещере (и теперь тоже не хамлю). Пройти пещеру до конца и выйти оттуда оказалось сложным испытанием для моих физических сил. Не скажу, что после этого выхода они иссякли, но большая их часть была затрачена на прохождение именно этой пещеры. Так как п. Красноярские Штаны оказалась очень легкой и даже принесла некоторое разочарование в смысле сложности и малых размеров, но интересной как одна из разновидностей пещер. Ведь до нее я думала, что если есть вертикальный вход, то есть и горизонтальное продолжение; оказалось, бывают и только вертикальные пещеры. Другие два выхода в Клизматрон оказались легкими, а третий, как я уже сообщила, тяжелый. В первый раз я вообще не ходила, занималась “каньонингом” (это не пошлое слово, как могут подумать некоторые), а второй выход был всего на 145м и оказался легким, хотя пришлось напрячься при оказании некоторой спаспомощи, но силы были быстро восстановлены и выход продолжен. Третий был главным: мы дошли до конца и была сделана попытка пронырнуть сифон. Участники школы как немые свидетели наблюдали зачарованно за подготовкой этого действа и даже не решались пошевелиться, боясь помешать Андрею собирать оборудование и нечаянно стать виновником чего-то типа ¬гаечка не туда была прикрученај; держа, не двигаясь, свет онемевшими и постепенно костенеющими руками. Еще в одну пещеру, в Глубоком Яре, мы не попали из-за того, что вход туда был опасен. Кстати, для меня и подъем ко входу тоже оказался опасен, так как я еле взобралась на одном жумаре по скользкой стене, да еще поперла не там где все.

Кроме этого, как я уже упоминала, мы занимались каньонингом. В общем, два раза спускались по ручью. Из них раз - как настоящие профессионалы этого дела: с одной веревкой и спуском ее вниз. Это оказалось очень интересным занятием, особенно если учесть атмосферу в коллективе: не напряжную и веселую. Тут я уже оказалась на высоте - так как взяла с собой сухую одежду переодеться, и, когда каждый совершил в конце пути свой триумфальный прыжок в воду и оказался насквозь мокрый, то мне переживать было особо не о чем. Хотя сначала мы все, кроме Антона Чичерова, старательно облезали все лужи и даже строили стратегические планы, с какой стороны это лучше сделать, чтобы не замочиться. Только в конце пути мы все-таки решили все прыгать. Конечно, у меня не обошлось без казуса. Зная, что у меня есть сухая одежда и носки, я особо не волновалась, но берегла обувь от попадания воды. Естественно, и перед прыжком я обо всем подумала и все рассчитала. Следуя строго своему плану, спускаюсь; на середине каньона снимаю сапоги (предварительно убрав носки в рюкзачок), и кидаю их на сушу, при этом сознавая свое превосходство, но - как на вокзале - опять БЛИН! один сапог падает прямо в лужу, с вытекающими отсюда последствиями (в буквальном смысле этого слова). Все наши подвиги фиксировались, так что если кому интересно, можем организовать просмотр этих голливудовских трюков.

Очень интересной и даже познавательной оказалась игра в ¬контактј, где выяснилось, что у многих возникают одинаковые ассоциации на некоторые вопросы. Например, на вопрос: ¬самый любимый предмет Шумейкиј на АК все сразу догадались о чем речь, а для тех, кто выбился из общего русла, было дано пояснение. Вообще, личность Шумейки дала много ассоциаций. Были выяснены все стороны его жизни, начиная любимыми предметами и кончая местом службы; тот же, в свою очередь, слушал отчужденно плеер и на нас мало реагировал. Было и много познавательного в бытовом плане, например: ¬где спрятать заначку?ј на З - догадайтесь сами. Или, ¬что возникает между двумя людьми при общенииј на Фл. (у некоторых сочетание ФЛ и буква Э имеют одно и тоже значение и они выдают поразительные результаты, наверно из собственных наблюдений и опыта).

Игра в “мафию” оказалась тоже очень живой и увлекательной. Жанна вообще сообщила: если не выслушают ее доводы, то она гордо удалится спать, в том же гордом одиночестве в свой тепленький спальник. Испугавшись выполнения угрозы, все сразу замолчали и, с растерянностью перед таким напором и решительностью, выслушали ее защитную речь и умилились. ¬Я правду говорю!ј, - кричала Жанна.

¬Мы тебе верим!ј, - кричали мы в ответ (да и боялись говорить обратное, а то мало ли - в зуб дадут, рисковать не хотелось, ведь были же в истории случаи).

Время от времени нас посещали инопланетные существа Андрей Шумейко и Света, посланные с особым заданием к нам на Землю. Перед нами, простыми смертными, представлялась такая картина: странная пара прижавшихся друг к другу ушами бродящих по поляне, сидящих, а иногда и едящих людей. Об их миссии догадаться было трудно, так как реплики, выкидываемые ими, только все больше запутывали и утверждали нас в мысли, что они Оттуда. ¬Вот она!ј, ¬О, это убойная вещь!!!ј, ¬Нет, она за другой, а не за этойј, или ¬Нет, она в другом, а не в этомј. Поэтому мы не вмешивались и не мешали их постоянному медитативному состоянию, ведь связь со своими держать-то надо.

Как видите, вечером скучно не было. Даже велись светские дискуссии, которые начинались с обсуждения общаг и закачивались Ельциным. Да, жизнь бурлила. В третий день было устроено празднование и по поляне разносилось дружное требование масс: ¬Шумейко, водки!!!!!!!ј, на что Андрей сначала реагировал вяло, стараясь растянуть удовольствие, но против такого напора не попрешь и праздник, следовательно, в разгаре!!! Последний день был отмечен дегустацией местной чачи, которая особо понравилась Жанне и она, естественно, не преминула наградить это питие своим веским словом на следующий день, ведь она наиболее полно оценила все прелести этого горного напитка.

О пребывании в Хосте можно вообще говорить как об отдельном путешествии. Столько впечатлений и эмоций. Конечно, главный шоумен Антон Чичеров и тут не ударил в грязь лицом. Как всегда, он оказался на высоте; местные жители заворожено наблюдали за его триумфальными изысканиями относительно ныряния и набирались опыта по развлечению туристов, готовясь к летнему сезону. Могу сказать и даже похвастаться: я успела за ночь потанцевать везде, и даже нашла подобие рейв-вечеринки; наплясавшись, мы побрели по ночной Хосте в наш приют. Тут, конечно, было лирическое отступление: любование огромной луной над морем, на последней ступеньке ста тридцати-ступенчатой лестницы, и размышления о бытии маленьких, ничтожных людишек, и о вечном.

Дорога домой была тихой и мирной. Сначала все ждали с нетерпением Ростова-на-Дону, где дядя Антона Банковского передаст что-нибудь вкусненькое, потом остановки, где, по рассказам Чичерова Антона, будут пироги с вишней. Ждали этой станции в общем часов двадцать, Антон даже в тайне озирал нас испуганными глазами, когда мы подъезжали к долгожданной остановке в предвкушении пирогов, ведь он сильно рисковал: не окажись этих вишен в пирогах (других было много) -много чего могло случиться, и может даже строил планы по перебежке к Шумейко в купе на время. Но к счастью Антон спасен, так как вишни на месте: в пирогах. Вот только если кто догадается и назовет слово на Б, то поймет, что не все гладко прошло у меня. Поскольку как раз этих-то пирогов с вишней мне и не досталось: в руках у меня были со смородиной, яблоками, с абрикосами, но не с вишней. Люди не выдержали моего грустного взгляда, а также пробивающейся слезы и слюны, и я была спасена и накормлена этими знаменитыми пирогами.

Поездка оказалось замечательной и я рада, что догнала свой поезд. По услышанным высказываниям делаю вывод: все очень и очень довольны. Масса положительных эмоций, воспоминаний, сделавшихся классическими шуток, все было очень хорошо и ни у кого нет никакого сожаления. Что касается меня, то я не зря догоняла свой поезд и присоединяюсь с общему мнению.

Ну что, спелеологи, скоро Фишт!!!!

Татьяна Волкова

Схема навески п. Клизматрон Схема навески п. Красноярские Штаны

Новые спелеоподводные исследования в Крыму.
Крым, май - 98

 

18_3m.jpg (23656 bytes)"Поганые москали !" - традиционное приветствие так называемых крымских спелеологов сопутствовало всей нашей экспедиции на майские праздники 1998 года, не смотря на то, что нашим руководителем на этот раз был известный феодосийский спелеоподводник и лидер клуба Кара-Даг Андрей Леонов.

Первым пунктом нашей поездки было повторное погружение в пещере "Подземное озеро" (правый приток р. Малой Бурульчи, ближайший населенный пункт с. Межгорье). Авторитет "старика Дублянского" давил на нашего руководителя. Именно где-то здесь по мнению известного крымско-пермьского кастоведа должна быть разгрузка всего плато Караби-яйла. Поэтому изучение источников в районе р. Бурульчи казалось наиболее интересным. Первый день был посвящен расчистке завала из бревен в сифонном озере. Во время прошлой экспедиции эти бревна препятствовали дальнейшему изучению сифона. В результате четырех часов работы и нескольких погружений молодые спелеоподводники А. Лычагин и О. Шульга вытащили из пещеры полтора кубометра дров и ржавое ведро. Путь в сифон был свободен, однако все озеро было замучено. Вечером было произведено официальное посвящение молодых в спелеоподводники. Под покровом звездной, теплой крымской ночи, сидя у костра они делились самыми яркими впечатлениями о своих первых погружениях и по-гусарски пили ново-светское шампанское из водолазных масок. На следующий день, после того как муть осела исследование продолжили А. Леонов, А. Бизюкин и Т. Немченко. Был обследован подводный зал, который, к сожалению, закончился непроходимыми узостями и начаты подводные раскопки в левой, самой глубокой части озера. Именно там А. Леонов видел в предыдущее погружение продолжение подводного хода. В результате длительных раскопок, было поднято много мути, видимость упала до нуля и подводникам пришлось возвращаться.

В Феодосии после забивки баллонов было принято решение совершить тренировочные погружения на затонувший во время Керченско-Феодосийского десанта, второго января 1942 года корабль (неуточненное название Джен-джерес). Местные водолазы, обещавшие А. Леонову всяческую поддержку, отказали в помощи, как только узнали, что он с "москалями". Однако, нам повезло - мы встретились с талантливым подводным фотографом Вадимом Дядченко, который и организовал эти погружения. Затопленный корабль длиной около ста метров, высотой 10 метров и шириной около 15 лежит на глубине 16 метров на грунте феодосийской бухты примерно в трехстах метрах от железнодорожного вокзала. Этот затопленный гигант мог бы стать прекрасным местом для тренировочных погружений, если бы не большое количество боеприпасов рассыпанных в трюмах и вокруг корабля. К нашему удивлению, порох в снаряде к авиационному орудию сорок пятого калибра производства 1941 года, который был поднят с корабля, оказался вполне пригодным для использования по прямому назначению, не смотря на 57 лет, проведенных на дне морском. Для желающих провести повторные, безопасные погружения на затонувший корабль мы рекомендуем связаться в Феодосии с Вадимом Дядченко контактный телефон в Феодосии 7-28-37.

Коротки майские каникулы! Но перед отъездом домой мы узнали от известного феодосийского спелеолога Евгения Самарина об исследованной им новой пещере с сифоном в Малом каньоне Крыма (ближайший населенный пункт с. Поворотное). "Были сборы недолги" и мы уже в пути. Преодолев скальным лазанием три водопада, которые могли бы стать прекрасным объектом для каньонинга (в левом, по ходу, борту ущелья) мы увидели приток и выходы туфа. "Это же пещера Красная в миниатюре!" - закричал Андрей Леонов и "рванул" вверх по склону в поисках выхода воды. О. Шульга и А. Лычагин занялись исследованием пещеры, вход в которую находился прямо под водопадом. С легкой руки А. Леонова пещера получила название "Брызги шампанского". Узкая пещера глубиной 11 метров заканчивается озером. Озеро вытянуто на шесть метров по азимуту 60 при ширине около одного метра. Погружение в сифонное озеро совершил А. Лычагин. Глубина сифона от 3 метра в дальней и 4 метра в ближней части озера. Вода быстро стала мутной. Продолжение сифона не найдено.

Андрей Бизюкин

Схема п. Брызги Шампанского

Схема навески п. Градовая (февраль 1998 г.)

 

СОРЕВНОВАНИЯ СОРЕВНОВАНИЯ
________________________________________________________________
______________________________________________

XV Открытое первенство МГУ по спелеотехнике, посвященное памяти Александра Михалина

Полушкино. 11-12 апреля 1998 года

 

I этап

II этап

Итоговое

Место

Фамилия, имя участника

Клуб

Время

Штраф

Сумма

Время

Штраф

Сумма

время

1

Провалов Денис

 

3.01

3.01

16.36

16.36

19.37

2

Рыбка Евгений

РСС - с/о “Вертикаль”

2.58

2.58

17.58

17.58

20.56

3

Кузьмин Евгений

г.Керчь

3.58

3.58

17.41

17.41

21.39

4

Терещенко Павел

КС МГУ

5.06

1.10

6.16

18.13

18.13

24.29

5

Князев Алексей

РСС - с/о “Вертикаль”

4.33

4.33

23.50

0.30

24.20

28.53

6

Мухин Константин

“Сокольники”

7.48

0.20

8.08

20.01

1.00

21.01

29.09

7

Чичеров Антон

КС МГУ

4.44

4..44

26.30

26.30

30.14

8

Торопов Илья

КС МГУ

6.35

1.50

8.25

23.51

0.30

24.21

32.46

9 (1)

Степанова Света

с/о “Вертикаль”

7.11

7.11

26.51

26.51

34.02

10 (2)

Кузнецова Екатерина

КС МГУ

7.39

7.39

29.00

29.00

36.39

11

Чистолинов Максим

КС МГУ

8.30

0.20

8.50

28.00

28.00

36.50

12

Климкин Сергей

“Сокольники”

6.44

6.44

33.31

33.31

40.15

13

Усольцев Владимир

 

6.47

6.47

34.28

34.28

41.15

14

Четырин Алексей

с/о “Вертикаль”

6.36

1.40

8.16

33.09

33.09

42.25

15 (3)

Климкина Елена

 

8.15

1.10

9.25

33.51

33.51

43.16

16

Скляренко Дмитрий

РСС

5.55

5.55

   
17

Пашков Павел

“Белая мышь”

7.09

0.50

7.59

   
18

Мищенко Денис

“Белая мышь”

9.09

9.09

   
19/

Харитонов Михаил

 

9.16

9.16

   
20 (4)

Киселева Елена

“Эдельвейс”

9.16

9.16

   
21 (5)

Андреева Татьяна

КС МГУ

8.35

0.50

9.25

   
22

Кошепов Михаил

“Эдельвейс”

7.11

2.30

9.41

   
23 (6)

Новикова Ирина

“Сокольники”

9.04

2.00

11.04

   
24 (7)

Кашина Екатерина

 

10.18

0.50

11.08

   
25

Иванов Сергей

“Эдельвейс”

12.10

0.50

13.00

   
26 (8)

Чибисова Мария

 

15.11

15.11

   
27

Черных Григорий

 

16.06

0.50

16.56

   
28 (9)

Некипелова Жанна

 

18.55

0.30

19.25

   
29 (10)

Волкова Татьяна

 

19.26

2.10

21.36

   

 

Главный судья Ю.Косоруков

 

НОВОСТИ МИРОВОЙ СПЕЛЕОЛОГИИ
_____________________________________________________________________________________
________________________________________________________________

Работы на массиве Фолли (Massif du Folly). Система Жан-Бернар (Jean-Bernard) и система Ля Комб-о-Пюэр (La Combe aux Puaires)

Система Жан-Бернар

1979: мировой рекорд по глубине

5 июля 1979 года Бенуа Лефае, Жан-Люк Динар, Бернар и Жозиан Ли соединили пещеру В21 с подземной рекой в системе Жан-Бернар. Это соединение позволило системе занять первое место в таблице глубочайших пещер мира (-358м при длине 14 километров).Это был результат огромной двадцатилетней работы членов группы Вулкан. В то время только три пещеры на территории Франции превышали глубину километра. Но во многих странах мира спелеологи работали во многих перспективных пещерах. Тем летом 79-го мы едва надеялись, что наш рекорд продержится хотя бы год.

1989 год: -1602 метра

Восьмидесятые годы стали временем активного освоения Жан-Бернара. В 80-м,

81-м и 82-м году тяжелые экспедиции, численностью до 30-ти человек и продолжительностью в неделю, позволили Патрику Пене пройти три сифона. Четвертый сифон, распологающийся на высоте 716 м, который тогда видел только он, показался непроходимым. Жан-Бернар углубляется до 1410 м, до1455 м, затем до 1494 м, сохраняя первое место в мире.

В 1983 году открытие пещеры В22 смещает центр работ вверх по течению воды. Исследование многих километров ходов огромных размеров в зоне, которую мы считали вершиной системы, заставили нас пересмотреть свои теории.

2-го декабря 1989 года пещера С37 была соединена с верхней частью системы. Общая глубина Жан-Бернара достигла 1602 м, рекорд мира, который держится и по сей день. После этого соединения активные работы группы Вулкан в системе приостановились.

1991 год: книга

Сменив спусковое устройство на ручку, Пьер Риас, Бернар Ли и Кристоф Ол пишут сагу об освоении системы, а также выпускают ее описание .Для этого были проведены экспедиции по проверке и уточнению данных, в ходе которых были пройдены и отсняты ходы, которым до этого не уделялось достаточно внимания. Таким образом, длина системы достигла 20 640 м.

Эта книга актуальна и по сей день, так как со времени ее выпуска никаких работ в Жан-Бернаре не велось. Единственные важные сведения, не представленные в этом издании — результаты окрашивания воды 1992 года.

1992 год: окрашивание воды

Мы не знали места выхода воды из системы, все как то руки не доходили этим заняться. Наконец, 6 июля 1992 года мы бросили 5 кг флюорисциина в подземную реку на уровне второго полусифона (высота 1793 м). Через семнадцать часов вода в реке Клервье к изумлению местных жителей окрасилась в волшебный зеленый цвет. Воды Жан-Бернара появились внизу по руслу реки Клервье на высоте 783 м, то есть на 67 м выше дна пещеры.Время прохода воды —16 -17 часов (1000 м по вертикали и примерно 3 километра по горизонтали).

1997 год

С 1992 года в Жан-Бернаре не проводилось никаких работ, группа Вулкан сосредоточила свои усилия на соседней системе. Во время лыжной прогулки зимой был найден вход в пещеру, которую не засыпало снегом из-за сильного тока воздуха. Он располагался метров на пятьдесят выше п.С37. Это открытие заставило возобновить работы в этой системе.

Впрочем, необходимо произвести окрашивание воды в п. AV8, расположенной на высоте 2550 м. По мнению некоторых геологов, зона, в которой находиться вход в эту пещеру, составляет часть гидросистемы Жан-Бернара. Тем не менее, геология этой части достаточно сложна. В настоящее время эта пещера известна до глубины 140 м, работы остановлены узостью. Только огромная работа по расширению хода (взрывные работы), которая усложняется трудностью подходов, позволят пройти его. В случае позитивных результатов окрашивания, эта система вновь станет приоритетной в работе. В этом случае можно будет мечтать о глубине 1830 м...

Классическое прохождение Жан-Бернара

Если эпоха открытий в Жан-Бернаре — в прошлом (хотя, конечно, нас еще ожидают приятные сюрпризы), то эпоха "классического Жан-Бернара" только начинается. Популярность этой системы, которая является самой глубокой в мире, ведет к тому, что все больше спелеологов из Франции и, особенно, из других стран стремятся посетить ее.

Все эти команды в основном преследуют две цели:

— спуститься до сифона. Спуск возможен лишь в зимнее время, когда холода останавливают таяние снегов ледника Дезавудрю (glacier des Avoudrues). Чтобы избежать риска паводка нужно, чтобы отрицательная температура была уже начиная с высоты 1600 м. Спуск до первого сифона не представляет особой сложности (только глубина). Хорошо тренированная команда может спуститься и подняться за один выход, при условии, что большая часть пещеры навешена заранее. Тем не менее, лучше предусмотреть ночевку в подземном лагере -500.

Трудности и опасности, связанные с пребыванием зимой в горах гораздо серьезней, чем чисто спелеологические. Погода должна быть стабильной, так как велика опасность схода лавин. А также необходимо заранее связаться с управлением домика в Фолли, чтобы зарезервировать места.

— пройти траверс между одним из верхних входов и входами V4 или V6. В настоящее время вход С37 — самый верхний во всей системе. Траверс С37-V4 достаточно сложен: узости, восходящие колодцы, проблемы ориентирования, низкие температуры. Колодцы пещеры С37 не провешены, необходимо делать навеску самим и после себя выбирать ее.

После трех спасательных работ в этой части мы решили рекомендовать командам траверс В22-V6. Это очень разнообразный маршрут, позволяющий посетить большинство ходов в верхней части пещеры и который, может быть, станет одним из классический маршрутов, наряду с траверсами Де ля Дио (de la Diau) и Дан де Кроль (Dent de Crolles).

Вместе со спелеологическим обществом От Савуа (Haute-Savoie), а также членами Французской Спасательной Службы из районов Рона и От Савуа мы посвятили много времени оборудованию пещеры. Сейчас все колодцы пробиты крючьями, чтобы облегчить навеску веревок. Самое лучшее время для прохождения этого траверса — с конца августа до первых ноябрьских снегов. Траверс возможен еще весной, но первый или второй полусифон могут оказаться непроходимыми, и нужно будет идти более сложным путем. Траверс В22-V6 проходиться от восьми до двенадцати часов в зависимости от подготовки команды.

Система ля Комб-о-Пюэр

1973-1974: пещера де л’Эрмой

Местные жители давно знают эту пещеру. Она была исследована в 73-74 годах спелеоклубом г.Лиона до узости на высоте 938 м, из которой зимой сильно дул ветер. В те времена считалось, что в эту систему разгружается Жан-Бернар. Но в 1975 году было доказано, что это невозможно, и что на массиве Фолли существует другая система, сравнимая по значимости с Жан-Бернаром — ля Комб-о-Пюэр.С ощущением, что мы тратим время, которое могли бы использовать на Жан-Бернар, мы начали исследования в этой системе.

1976-1987: пещера СР12

Пещера СР12 была открыта в августе 1976 года в ходе систематических поисковых работ. Она была быстро пройдена до -255 м, и сделана топосъемка 1300 м ходов.

В 1985 году Кристоф Ол сделал восхождения во всех более или менее перспективных направлениях в нижней части пещеры. В результате этой длинной, кропотливой работы в июле 1986 был открыт ход, ведущий к верхней части системы. В течение нескольких месяцев после открытия еще 2300 м ходов была обнаружена река, большой коллектор, связанный с п. де-л’Эрмой. Река течет по ходу шириной больше десяти метров, но, к сожалению, он упирается в огромный завал.

1987 год: новые восхождения, новые открытия. Пройдено более 1000 м новых ходов, по направлению и к нижней, и к верхней части системы. Снова выходим на коллектор из Ля Комб-о-Пюэр, который мы уже видели в нижней части L9.Далее прохода нет.

1978-1982: пещера L9

Эта пещера, которая расположена выше всех в этом районе, была открыта 2 августа 1978 года и быстро пройдена до глубины -180 м. После продолжительных взрывных работ мы вышли на подземную реку, возможно, коллектор из Ля Комб-о-Пюэр на -358 м. Это препятствие непреодолимо ни в каком направлении. Параллельные ходы идут примерно до этой же глубины, но затыкаются узостью, из которой слегка дует.

1990 год: соединение СР14-СР12

В августе 1990 взрывные работы на -30 м в п.СР14 позволили соединить эту пещеру с нижними ходами СР12. Этот второй вход пришелся как раз кстати. Первый траверс СР12-СР14 30 августа 1990 года был и последним. В конце августа 1992 обвал части воронки входа СР12 закрыл узкий проход на -50. Открыть заново этот ход не представляется возможным, тем более, что осыпавщаяся часть очень не стабильна.

1995 год: соединение СР19 bis

В рамках работ в нижней части системы в результате длительных взрывных работы на дне СР19 bis открыт проход, и через несколько дней, эта пещера была соединена с частью СР12. Этот новый вход облегчил доступ к уже известным ходам в верхней части, но наши надежды открыть новую сеть ходов не оправдались.

Перспективы

В будущем, длина системы Ля Комб-о-Пюэр видимо превысит протяженность системы Жан-Бернар. В настоящее время сумма известных ходов LP9, C12-C14-CP19bis и де л’Эрмой достигает 10 000 м. Перепад между входом в LP9 (высота 2345 м) и нижней точкой п. де л’Эрмой составляет 1595 м. Остается соединить эти четыре пещеры. Предстоит долгая и тяжелая работа, главная трудность в которой — как же это сделать. Сейчас мы пытаемся найти новый вход в верхнюю часть СР19 bis и, параллельно, пройти узость на дне п. де л’Эрмой.Подойти к ней и работать там можно лишь в самые холодные периоды зимой: нулевая температура должна быть на высоте по крайней мере 1000 м, чтобы избежать затопления сифона около входа (этот сифон осушается только на несколько недель в году). Интересно отметить, что расстояние между нижней точкой п. де л’Эрмой и верхней точкой системы СР12-СР14-СР19 bis примерно1500 м и перепад высот 800 м. То есть существует еще не открытая вертикальная часть. А пока только вода и воздух знают проход...

(пер. с франц.) Анна Володина

 

ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА
________________________________________________________________________________
________________________________________________________

 

Акела, или завтрак с видом на Чатыр-даг

Прежде всего, откуда взялось имя главного героя. Однажды, после окончания гонок на Кубок Онежского озера, мы гуляли в свое удовольствие по Онеге. Был тихий и теплый по Онежским меркам вечер. Мы шли по длинному и узкому, как скандинавские фьорды, заливу. Слабый ветерок, еле-еле улавливаемый нашими парусами, не мог разогнать легкую дымку над водой и от этого все окружающее становилось сказочным. И вот за очередным поворотом нашим глазам открылась спрятанная до этого за мысом яхта. На ее борту было написано: "АКЕЛА". Тут весь наш немногочисленный экипаж не сговариваясь одновременно завыл по волчьи. Я вспомнил эту историю и решил, что лучшего имени для Одинокого Волка не придумаешь.

Вот и все, что я хотел пояснить. Остальное те, кому надо, знают сами, а другим это знать ни к чему.

Он родился в большом шумном городе среди суеты миллионов людей и машин. И вначале он жил той же городской жизнью, что и множество других городских щенят. Но вот однажды его вывезли за город на дачу. Там он впервые увидел лес. Правда сначала это был лес цветов перед домом, но щенок был так мал, что мог бродить среди высоченных, ростом, как ему казалось, до неба гладиолусов как в настоящем лесу. А потом он попал и в настоящий лес, начинавшийся прямо за поселком. И этот лес, эта вольная дачная жизнь так понравились ему, что он решил, что его настоящий дом здесь, а не в душном городе. Он со страстью предавался играм с местными мальчишками, которые любили играть в индейцев, а он, конечно же, играл Дикого Волка. В этих играх он и заработал себе стрелу в глаз, посланную не очень меткой рукой местного Чингачгука. С тех пор он стал плохо видеть. Сначала это очень мешало ему, но потом он привык и не замечал этого. Но то, что он на время болезни выпал из бурной жизни, и у него было много времени думать и мечтать, повлияло на него. Он стал тихим, мирным, можно сказать домашним щенком. Не участвовал в уличных драках и сварах с другими щенками. И не потому, что был слаб или труслив, нет, просто подобное времяпровождение и неизбежная грубость претили ему. В тоже время и другие городские развлечения, а он их все перепробовал, не радовали его.

Но вот однажды на опушке леса он случайно увидел волков. Это был лишь краткий миг, волки мелькнули в лучах солнца и исчезли между деревьями. И только последний на мгновение приостановился, повернул голову и посмотрел на Акелу. И в его бездонных глазах своим слабым, до этого момента не способным ничего разглядеть зрением Акела вдруг увидел зеленые глубины океана, белые паруса тумана, колышущиеся на рассвете над темным зеркалом тихих лесных озер, снежные пики гор, то скрытые синей дымкой, то ослепительно сверкающие на солнце и долгую, трудную, бесконечную, но от того так манящую дорогу. И Акеле, как Гадкому утенку из Андерсеновской сказки, стало тоскливо и одиноко в этом сразу ставшем ему чужом мире. Гадкий утенок хотел улететь вслед за прекрасными лебедями. Акела был щенком, и летать не умел. И тогда ему ничего не оставалось, как завыть от непонятной ему тоски, тоски по Непознанному, и от одиночества в этом сумасшедшем мире миллиардов людей и машин. И, к его удивлению, эти сказочные лесные звери отозвались ему своей печальной, но прекрасной песней. Тогда тяжелая цепь, удерживающая его в мире людей, и без того натянутая до предела, оборвалась, и Акела, не раздумывая, бросился в лес.

Нельзя сказать, что в новом мире жить было легче, чем в старом - нет. Лесной народ принял его в свою стаю, принял на равных - по другому он и не умеет. Но это значит, что Акеле приходилось бежать вместе с ними по заросшей кустами, покрытой выбоинами, лужами и корнями тропе, такой трудной для его непривычных лап. И длинной, очень длинной. Когда же они наконец остановились, Акела свалился под кустом и заснул, не чувствуя своих разбитых лап, казалось мертвым сном. Но спал он не долго, проснувшись рано утром от холода. Все вокруг было покрыто толстым слоем снега, в том числе и он сам. Акела потянулся, прыгнул туда-сюда, лизнул снег и вдруг понял, что несмотря на краткий сон, чувствует себя бодро, как никогда прежде. И тут он почувствовал манящий в путь зов Дальней Дороги. Он вскочил и пошел по ней через снежную целину, навстречу ветрам, рассветам и горным вершинам.

Так щенок стал Одиноким Волком. Этот мир оказался его миром. Время и место его рождения были случайной ошибкой, настоящее его рождение произошло только сейчас. До этого он как бы спал, и только теперь он проснулся для полной жизни. Его промытая дождями, высушенная ярким солнцем и свежим ветром шкура стала прочной и теплой. Его лапы, прежде неуверенно держащие его слабое тело, теперь могли без устали бежать многие чесы по крутым каменистым тропам.

Так несколько лет Одинокий Волк странствовал по лесам и горам, от моря до моря и был вполне счастлив в своем единении с природой.

Но вот однажды, когда он возвращался из своего дальнего похода к горам, он выбежал на тропу, по которой шла девушка. Акела уже давно не обращал внимания на людей, но тут он вдруг на мгновение забыл, что он Одинокий Волк, и подошел к ней, помахивая хвостом. Девушка не испугалась, наоборот, она протянула руку и заговорила с ним. Так они подружились. Весь день они шли рядом, но вот, когда они уже подошли к знакомым местам, Акела отошел по своим охотничьим делам, а когда вернулся, девушки уже не было. Сначала это его опечалило, но не очень сильно, и он побежал дальше по своим волчьим тропам. Но почему-то в следующие полгода он много раз подолгу бродил в тех местах, где бывала девушка. И вот однажды, пробегая мимо лесного озера, он увидел девушку, сидевшую как русалочка на прибрежном валуне и расчесывающую волосы. Он сперва не узнал ее, потом не поверил своим глазам. Но она его узнала, позвала, и он радостно ткнулся своей мордой ей в колени. С тех пор куда бы ни позвала его девушка, Акела следовал за ней. Он даже переселился в город, хотя городские запахи так ранили его чуткий нос. Но Акела был готов на все ради нее. Он перестал быть Одиноким Волком. Он стал Верным Псом.

Сначала девушка проводила с Акелой все свободное время, разговаривала с ним, гладила его по голове и целовала. Но постепенно она все реже и реже обращала на него внимание, у нее появились другие заботы. А однажды, когда он хотел приласкаться, она прогнала его. Для Акелы это было тяжелейшим ударом в жизни. Он ходил как убитый, пока она не заговорила с ним. Но через некоторое время она опять прогнала его, как последнего пса. И тогда Акела понял, что он уже не Одинокий Волк, а просто пес, каких много в городе. Причем есть гораздо более подходящие для города и породистые псы: благородные сеттеры и доги, уродливые, но модные и дорогие бультерьеры и прочие экзотические далмантины. Но все они были псы. И он стал одним из них. Может быть поэтому он и стал неинтересен - ведь он потерял самого себя.

Акела понял, что город заманил его в ловушку. Тогда он собрал остатки сил и бросился вон из города. Он несся в ночи сломя голову, и ветки хлестали его, выбивая из шкуры серую домашнюю пыль, холодный горный воздух обжигал ему легкие, прочищая их от затхлых городских запахов, а штормовой ветер выдул у него из головы все городские дела, и теперь они казались ему кошмарным сном. Он снова был в своем мире, он снова был Одиноким Волком. И путь ему освещали не ртутные фонари, а яркие звезды, и Полярная указывала ему дорогу. Его нос наслаждался лесными запахами, глаза, а точнее ум, чутье и опыт, привычно находили дорогу в ночной тьме, лапы радовались возвращению к бегу по лесной тропе, и только на сердце была какая-то тяжесть. И с каждым шагом эта тяжесть, эта боль становилась все больше и больше, пока не заполнила всю его душу. Он уже ничего не соображая, не видя дороги бежал куда-то, пока не очнулся на берегу того самого озера, где встретил девушку. И тот самый валун, где она сидела, был прямо перед ним. Валун как будто светился в холодных лучах Луны. И он был пуст. Девушки на нем не было. Акела вскочил на валун, и тут что-то в его сердце оборвалось, и его окатило волной смертельной тоски. Он поднял морду к Луне и завыл, как будто Луна могла разделить его боль и тоску.

Старый подбросил дров, поправил котелок на огне и собирался поудобнее улечься укостра, когда услышал вой.

- Рыжий, Рыжий, слышь? что это?

- Ну волк. Шо, волка штоль никогда не слыхал? Хотя черт меня дери, такого воя я тоже никогда не слышал.

- Нет, Рыжий, это не просто вой. Ты послушай, ведь он до глубины душипробирает. Это сама боль утраты, сама мировая тоска, само смертельное одиночество.

Нет, это не волк, это чья-то раненая душа проклинает себя, этот мир и всех богов.

- Вот и я говорю, Старый, знаешь, тут дело не чисто. Не волк это - оборотень. Ты как хошь, а всю ночь глаз не сомкну.

Еще долго стояли они как завороженные, пока не смолкли последние хриплые ноты этой страшной песни.

Но пришло утро, настал новый день, и все тайны ночи разогнал солнечный свет. Старый и Рыжий поели, собрали вещи и отправились в путь вокруг озера.

- А ты знаешь, - сказал Рыжий - ведь оборотень выл где-то здесь, у нас на пути.

Пройдя еще минут десять, они вышли к большому ледниковому валуну, одиноко стоящему на берегу озера. Вдруг Старый, шедший впереди, резко остановился, так, что Рыжий чуть не ткнулся ему головой в рюкзак.

- Ты чо!? - Рыжий собрался сказать все, что он думает по этому поводу.

- Тише! - прошептал Старый - Смотри - вот он, твой оборотень.

На камне, уронив голову между лап, лежал мертвый волк. и даже после смерти на его морде было написано такое страдание и одиночество, что Рыжий потупился и замолчал.

- Знаешь, Рыжий, если тебе нужна волчья шкура, то, извини, я тебе в этом деле не помощник.

Немного помолчав, Рыжий ответил:

- Ты, может быть, и доктор каких то там наук, а я чурбан необученный, но не такой уж я пень дубовый, чтоб не понять: оборотень - он ведь тоже человек. Пошли отсюда.

Пошли. Прощай Волк. удачи тебе на звездном пути, или куда там уходят мертвые волки.

 

Андрей Мушенков

Май 1997г.

Долгоруковская яйла (Крым) - Москва.

 

ЛИТЕРАТУРА

1) Ю. Визбор: Завтрак с видом на Эльбрус.
2) Дж. Лондон: Смок Белью, Аляскинские расказы, Белый клык, Зов предков.
3) Р. Киплинг: Маугли.

 

КУДЕЯРЫ

Почти сценарий

По мотивам народной песни

“Легенда о двенадцати разбойниках”

в исп. Ф.И.Шаляпина.

Крым. Долгоруковская яйла, пещ. Голубиная.

 

Поверхность

1. Жара. Выжженные травы яйлы. Под выцветшим небом - желтые холмы, дороги, петляющие между ними. Только тихий редкий ветер и треск насекомых, дал¤кие высокие птицы. Камера тяжело парит над раскал¤нной пустыней, медленно плыв¤т в дрожащем мираже...

2. Вот ветер оттолкнулся от одинокой “дички”, заскользил по сухой траве, по белым карам и угас, коснувшись сверкающего на солнце шлямбурного крюка.

3. Ч¤рный большой провал пещеры с уходящей вниз вер¤вкой. В песни кузнечиков вплетаются приглуш¤нные голоса, трение о камни комбинезонов. Оттуда - из тьмы - голоса и прохлада, чудесная сырость, звук капели, отбивающей вечный медленный ритм.

4. Камера спускается в провал. Звуки поверхности ещ¤ преобладают над подземным шумом. Ещ¤ светло, стены провала поднимают небо. Рваный кусочек света, в который упирается натянутая вер¤вка - он становится вс¤ меньше и меньше, плывут мимо покрытые мхом стены. Камера уходит вниз, во мрак.

Знакомство

5. В полной темноте ид¤т обычный разговор о погоде, о количестве мешков и снаряжении, о съ¤мках фильма.

Шум продирающегося сквозь узкий лаз человека.

Хлопок карбидной лампы - перед камерой небольшая ярко освещ¤нная полость, битком забитая мешками, вер¤вками, людьми.

- Вот и кино пожаловало!

Лица - ноги - каски - плечи - руки - лица.

- Ну что, поехали? - Они смеются. Они думают, что снимать кино - это семечки лузгать.

- Давай, давай. Поехали! - Нет, конечно, все отлично представляют, что такое дубли в “шкурод¤ре” или сифоне...

- Поехали.

6. Первый цепляет к себе транспортный мешок, прист¤гивается к вер¤вке и протискивается в дыру, которой вообще и видно-то не было поначалу.

Входной колодец

7. Стук капели. Высоко вверху горит одинокая звезда карбидки. Переговоры в колодце - много ли воды, где крючья, обсуждение качеств транспортного мешка и т.д. Все звуки перекрывает свист падающей вер¤вки. Под лязг карабинов человек спускается вниз, выхватывая из темноты причудливые формы колодца.

Движение вниз

8. Камера впереди всех. Следы на полу - низкий потолок - обрывки комбинезонов на стенах. Поворот - потолок снижается - царапины на “катушке”, прочерченные снаряжением.

9. Камера спряталась в боковую щель. Мимо проползают с шутками-прибаутками потные красные люди. Тыж¤лое дыхание. Мелькание рук, мешков, разгоряч¤нных лиц.

10. Узкий меандр: стена - рука - мешок - лицо - стена - мешок - другая рука - лицо берущего мешок - стена - рука и т.д.

А что говорят, когда тяжелый “транспортник” протискивают над собой, и он ещ¤ нежно давит вам на физиономию?.. Ещ¤ и зацепился за ребро!..

Колодец бутылка

11. Камера находится вверху колодца. Рассеянный, уничтожающий объ¤мы свет. Метров пятнадцать ниже - широкая водобойная площадка с ч¤рной трещиной меандра. По этому плоскому “блину” перемещается человек, принимая спускаемые транспортные мешки. Не много ли их?

Шкурник

12. Вот нога человека, который сейчас пройд¤т сквозь стену. Вот его вторая нога, которая ничем от первой не отличается. Увы, это вс¤ - камера больше ничего не может увидеть в сжатом молите.

- Боже, какое дерьмо...

Ноги начинают двигаться, хотя это отнюдь не просто. Один сапог повисает в воздухе, второй судорожно бь¤т по стене в поисках опоры - сантиметра на три протиснулся...

Этот эпизод можно снимать довольно долго, не меняя точки съ¤мки - впечатляет, знаете ли...

13. Камера находится по другую сторону узкого лаза. Посмотрим в глаза нашему герою - какие мысли они выражают? (Говорить ему, к сожалению, не приходиться - вздохнуть бы...).

Сантиметр за сантиметром, с треском рвущегося комбинезона человек медленно надвигается на камеру. Наконец, с облегчением накрывает объектив.

Мокрая часть

14. Добрались и до воды. Плюхаются в озеро транспортные мешки. Люди, бредущие (плывущие) в тумане, играют в кораблики. А туман, между прочим, означает, что сифон-то закрыт... Довольно быстро, извозившись в грязи, мы к нему, родимому, добираемся.

- Да, ребята... А вы говорите: павлины...

15. Камера почти ничего не видит в клубах пара. Грязная лужа - свод, погружающийся в воду - пот¤ртая вер¤вка, уходящая под свод.

- Ваше слово, товарищ Маузер! - и, конечно, наш очередной герой (совсем с другой фамилией, разумеется) соскальзывает по глине в эту лужу и, вцепившись двумя руками в вер¤вку, шарит под сводом ногами, задрав к верху голову и напряж¤нно сопя.

- Кажется, есть. - В глазах его тоскливое сомнение.

- Ну, давай, Петрович!

“Петрович” часто и глубоко дышит (гипервентиляция), таращит глаза, заглатывая побольше пара, ныряет в воду.

Тишина.

Пар - глаза товарищей - вер¤вка - лужа - тишина.

Наконец, глухой дал¤кий голос:

- Прош¤л, свободно!

16. Прошедшие сифон счастливчики спокойно лежат по самые уши в грязи наблюдают за последующими.

Натягивается ходовик, из-под стены выныривают шарящие ноги. Сапоги бьют по воде, убеждаясь в наличии воздушной прослойки, затем следует рывок, и появляется сморщенная грязная физиономия.

Полный выдох.

17. О бесконечные глиняные кишки подземной утробы! Плывущие носы в узких полосках воздуха под потолком, эскадры мешков и горбы гидрокостюмов.

Хлюпающая жижа, рябь воды, блики света - последний скрылся за поворотом - мрак.

Река

18. Камера бежит из этой клоаки. Камера взбирается на стены и прыгает с них в воду. Шум, топот, брызги. Быстрее, быстрее, осталось немного! Стены раздвигаются - вот она, Река!

Объ¤мы - рисунок пластов на стенах - песчаные пл¤сы - журчание вод.

Песня о Мергелитовом зале

19. Съ¤мка внутри палатки. За стеной мирно шумит вода. Обычная теснота, обычный бардак. Центр внимания всех - булькающие котелки. Сосульки мокрой одежды.

Какая может быть атмосфера после столь тяж¤лой работы? Может быть все молчат, накапливая слюну, так необходимую для поглощения долгожданной пищи, а может обсуждаются пикантные моменты нел¤гкого пути - скорее всего и то, и другое.

Лица, одинаково усталые и такие разные. Лица тех самых “Кудеяров”, бесстрашных и сильных (мечта всех мальчишек!). Разбойники, не занимающиеся разбоем.

Лица тех, кто так и остались мальчишками.

20. Втиснутая среди огромных глыб палатка, освещ¤нная изнутри. Журчание воды, разговоры...

Жили двенадцать разбойников,

Жил Кудеяр атаман.

Много разбойники пролили

Крови честных христиан.

Камера медленно уплывает вверх, открывая громадные объ¤мы зала. Камни, взгромоздившиеся друг на друга - хаос камней - камни, уходящие в темноту...

Много богатства награбили,

Жили в дремучем лесу.

Вождь Кудеяр из-под Киева

Выкрал девицу-красу.

Дн¤м с полюбовницей тешился,

Ночью набеги творил.

...Вдруг у разбойника лютого

Совесть Господь побудил.

...Далеко-далеко внизу горит пятно белой палатки. Музыка закрывает вс¤, кроме тьмы...

Бросил своих он товарищей,

Бросил набеги свои.

Сам Кудеяр в монастырь пош¤л

Богу и людям служить.

...Камера поднимается под самый потолок. Палатка - как маленькая свеча...

Господу Богу помолимся,

Будем ему мы служить.

За Кудеяра-разбойника

Будем мы Бога молить.

Темнота. Полный мрак, только чуть слышен бег реки на перекр¤стках.

Фотосъ¤мка

21. Серия фотовспышек, вырывающих из мрака громадину глыбового завала. Ещ¤ и ещ¤ - с других точек съ¤мки.

- Съ¤мка закончена, всем спасибо!

Камера ид¤т вслед за людьми в “Сыпучем” колодце. Пятна света играют в прятки среди камней.

Новая серия вспышек среди гуровых ванн, в широком ходе со сводчатым потолком, в обводн¤нном меандре, тени, силуэты людей...

Хрупкие “фигнюшки” на стенах; прозрачные “макароны”; “летающие тарелки”; рухнувшие нат¤чные колонны; частоколы огромных сталагнатов, перегораживающие реку; драпировки; органы...

Может быть включить музыку?

22. А музыка воды! Бесконечное журчание ручь¤в и рокот водопадов. Зел¤ные оз¤ра гуров и водовороты уступов. Вода спящая - вода сумасшедшая. Капли сталактитов и скользящие по “лбам” волны...

Струи, разрезающие камень, и глыбовые завалы, проглатывающие пенистый поток.

Восхождение

23. Серия фотовспышек освещает всю группу в подземном лагере. Люди в неестественных позах склонились над листом топосъ¤мки.

- Запорожцы пишут письмо Непомнюкому.

Грязный палец на карте.

- Ну, ладно, пора за дело.

24. Мы уже знаем, как это делается. Заглиненный ход - испачканное лицо - нога - поворот - задница - лицо - рука - поворот. Только вместо мешков - рулетка и компас.

Новый ход приводит в большой зал с грохочущим водопадом.

Но сначала - на четвереньках, потом ползком по ледяной воде, и вот - шум падающей воды, вода кругом, весь зал в водяной пыли.

Мокрое снаряжение для восхождения.

- Хоть бы горячей немного добавили...

25. Красивый вид спорта - скалолазание. Солнце, море, девушки...

Часто заливает карбидную лампу и тогда виден только ползущий по стене желтый круг фонаря. Звенят крючья, весело прыгает по уступам вода, пляшет замерзший страхующий...

- Готово! - перекрывает водопад счастливая голова, торчащая из дыры под самым потолком.

- Есть ход!

26. Быстреее, быстрее! Камера спешт по тралею запечтлеть его синюю рожу (хоть грязь смыло с лица - и то хорошо). Быстро поднимаются застоявшиеся товаищи.

Good Luck

27. Хороший ход. Вы знаете, хороший ход! Вода, объ¤мы, красоты. Кстати, здесь ещ¤ Никто Никогда не был.

- Мне это нравится.

Все возбуждены, все спешат дальше в глубины Земли. Они уже на дал¤кой неизвестной планете.

28. Торопящиеся спины, тени на стенах. Пропали за поворотом, опять вышли... теперь только мелькают карбидки - поворот - темнота.

Ещ¤ слышен топот ног, вес¤лые крики - темнота... Только шум водопада.

Удачи!

Поверхность II

29. Медленно открывается свет. Медленно затихает грохот воды.

Ж¤лтые холмы, разбегающиеся дороги, разбросанные по яйле карстовые воронки, сухая трава.

Песни дал¤ких высоких птиц и стрекот насекомых, тяж¤лый пол¤т шмеля...

Господу Богу помолимся,

Будем ему мы служить.

За Кудеяра-разбойника

Будем мы Бога молить.

30. Камера отрывается от раскал¤нной земли и улетает в блеклое бесцветное небо, в белое солнце.

Конец

Конец

Владимир Травин

 

 

ПОТЕРИ СПЕЛЕОЛОГИИ
___________________________________________________________________________________________
_______________________________________________________________

 

18_10m.jpg (15615 bytes)

Константин Олегович Цуриков

(25.05.62-29.03.98)

Памяти товарища

 

29 марта 1998 года во время тренировочных погружений под лед погиб известный спелеолог Константин Олегович Цуриков.

Для всех активно занимающихся спортивной и исследовательской спелеологией имя Константина было неразрывно связано с Крымом. Начинал он свою спелеологическую деятельность, будучи студентом Днепропетровского горного института, в легендарной днепропетровской секции. После распределения в Крым он, конечно, сразу начал блистать в Симферопольском спелеологическом клубе (СКС). Энергичное, открытое, всегда широко улыбающееся лицо Кости Цурикова ярким солнцем выделялось среди серой убогости, ханжества и беспробудного пьянства Симферопольской спелеологии. Этот человек сразу обращал на себя внимание, с ним хотелось и было легко общаться всем. Ему сразу повезло с компанией; он снимал маленькую комнатенку вместе со своим лучшим другом на всю жизнь, тогда еще активным спелеоподводником Игорем Ландиком. Именно Игорь, по рассказам Кости, привил ему первый интерес к пещерным ныряниям. И именно, подражая Игорю, Костя тоже начал тренироваться и готовиться к исследованиям крымских сифонов. Активная общественная деятельность на посту директора СКС и в президиуме Украинской спелеологической ассоциации (УСА) совместно с талантливым спелеологом и выдающимся организатором Александром Фотиевичем Козловым (Шакалом) позволило Косте принять участие в сборах спелеоподводников УСА. Самые опытные спелеоподводники России: Виктор Яшкин, Виктор Комаров и Владимир Киселев были его инструкторами и активно делились своим опытом. Было еще много экспедиций по изучению пещер Лючигии и Инкредибл Пит в США, Абсолютной на плато Лагонаки, Снежной на Бзыбском хребте, Нахимовской на Караби, легендарное первопрохождение траверса пещ. Голубиная-Красная, были новые исследования на плато Бабуган и Чатырдаг. Костя работал и общался со множеством разных людей из разных стран и будь это украинцы, американцы, итальянцы или русские он умел ладить со всеми и все надолго запоминали его голивудскую улыбку, его заводной характер и неповторимый цуриковский юмор. Для многих он стал человеком, олицетворяющим лучшее, здоровое начало симферопольской спелеологии.

Так сложилась жизнь, что последние годы Костя был вынужден жить и работать в Москве. Долгая разлука с семьей и, особенно, с сыном тяжело сказывалась на его настроении. Но Костя не унывал, он был полон идей и мечтал организовать новую спелеоподводную экспедицию. Он уговарил друзей начать активную подготовку. Для будущей экспедиции было куплено новое более надежное импортное подводное снаряжение. Регулярно приводились тренировки в бассейне и на открытой воде. Подледное плавание (ныряние из одной проруби в другую) - хороший полигон, моделирующий сифоны в холодном климате зимней Москвы. Группой была принята концепция одиночного плавания (каждый ныряет с дублированным легочным автоматом) и соблюдает закон возвращения (третья часть запаса воздуха на прохождение сифона, треть на возвращение и треть на непредвиденные обстоятельства). Претенденты на участие в экспедиции ныряли каждый выходной. Часть группы съездила на тренировочные сборы в сифоны пещеры Ординской на зимний Урал в рамках Общероссийских сборов. В этой экспедиции был установлен новый рекорд России (было сделано первопрохождение 1250 метров новых сифонов, самый длинный из которых - 500 метров, и были открыты и изучены два зала за сифонами ). Случались отказы снаряжения, после этого происходили обсуждения причин отказа, снаряжение модифицировалось, неисправности устранялись и тренировки продолжались.

То, что, произошло в воскресенье 29 марта, было для всех участников полной неожиданностью. Ныряние происходило в Строгинской пойме Москвы-реки из одной проруби в другую, находящихся на расстоянии 25 метров. Между прорубями, был натянут ходовой конец с перестежкой у дна за покрышку автомобиля на глубине девять метров. Видимость была полтора-два метра, температура воды +2 у поверхности льда и +6 у дна. Костя погрузился и прошел из одной проруби в другую вдоль натянутого ходового конца. Вынырнул и решил вернуться в первую

прорубь, сматывая катушку с ходовым концом. Через двенадцать минут его нашли всплывшим под лед (над покрышкой), во рту у него не было загубника легочного автомата. Через две минуты его вытащили из проруби и еще через минуту начали делать искусственное дыхание и наружный массаж сердца и укол адреналина в сердце. Через час подъехавшие врачи скорой помощи поставили диагноз клинической смерти и заставили всех отойти в сторону. Спасти Костю не удалось...

Всех мучил один и тот же вопрос: " В чем причина произошедшего? Как это могло произойти? Кто допустил ошибку?". Были долгие разговоры, воспоминания всех подробностей погружения, проверка работоспособности подводного снаряжения, которое было на Косте. Оба легочных автомата (шведский "Посейдон" и французский "Нордик" ) при повторной проверке работали безупречно. Только "Нордик" оказался измазанным в иле. Вероятно, он волочился по дну, когда Костя перещелкивал карабин у покрышки. Проверка давления в баллонах п казала, что один баллон был пустой, а в другом оставалось двадцать атмосфер. Почему Костя не использовал оставшийся запас воздуха? Возможно, возникла неординарная ситуация, запутывание в проводе, паника, возможно замерз инфлятор компенсатора и начался неконтролируемый подьем вверх под лед. Тогда воздух из одного баллона мог бы выйти через замерзший инфлятор.

Но почему не был использован весь воздух из резервного баллона? Причина происшествия остается неясной до конца и на сегодняшний день. Картину смерти прояснили данные биопсии, которые стали известны нам только 24 апреля. Последние слова паталого-анатомического заключения гласят: " Острая очаговая ишемия миокарда на фоне выраженного склероза интрамуральных артерий сердца, периваскулярный кардиосклероз. Выраженные дистрофические изменения в очаге ишемии миокарда с местными циркуляторными нарушениями и распадом ядер и пеперечной исчерченности в группах миоцитов и сердечных мышечных волокон." Попросту говоря, подвело сердце...

 

Вечная память нашему другу, замечательному спелеологу и прекрасному человеку, Константину Олеговичу Цурикову.

 

Андрей Бизюкин

 

ОБЪЯВЛЕНИЯ

 

В настоящее время Влад Троц занимается созданием Кадастра пещер Крыма (см. "Свет" 1(18) 1998). Он просит всех заинтересованных в создании Кадастра поделиться информацией (описанием, топосъемки и т.д., как в рукописные, так и компьютерные варианты) связь по e-mail: orcave@cityline.ru и по пятницам с 19:00 в т/к "Перово" (тел. 306-3273).

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Редакционная коллегия - Гусев А.(гл.ред.), Косоруков Ю., Провалов Д., Шумейко А.

Технический редактор - Пономарев С.

Фотографии - Бизюкин А., Провалов Д.

Обложка - Пономарев С.

Обработка изображений - Гусев А., Пономарев С.

Печать - Пономарев С.

________________________________________________________________

________________________________________________________________

 

Адрес редакции: 117234, Москва, Воробьевы горы, МГУ, В-365л. E-mail: gusev@sai.msu.su.

Адрес КС МГУ:119270, Москва, а/я 41. Тел.: (095) 408-19-73 (Шумейко Андрей). Факс:.(095) 292-65-11 Box 595.

На главную | X-tracks | Карты | Статьи | Галерея | Ссылки | Архив СК МГУ | Архив РСС | О сайте | Контакты

CopyRight © 2011-2016 www.x-traсks.ru

Если вы решили процитировать какой-либо материал с этого сайта не забудьте поставить активную ссылку на него.

Экстремальный портал VVV.RU Яндекс цитирования