Сайт Сергея Анатольевича (Пономарева)
Активный отдых, туризм, путешествия...  
На главную X-tracks Карты Статьи Галерея Ссылки Архив СК МГУ Архив РСС О сайте Контакты

ВЕСТНИК СПЕЛЕОКЛУБА МГУ

# 3 - 4 (19 - 20) ИЮЛЬ - ДЕКАБРЬ 1998г.


Издается с декабря 1993 г.

 

Сегодня Вы держите в руках юбилейный номер нашего журнала. 5 лет назад, в декабре 1993 года по инициативе Эльдара Садыхова был основан наш клубный печатный орган. Для клубного журнала 5 лет - это большой срок. Из периодических спелеоизданий на территории СНГ лишь международный журнал "Свет" старше нашего "Вестника". Наш журнал продолжает успешно развиваться: за 5 лет его тираж вырос в 2 раза, объем - в 3-4 раза, улучшилось и оформление. О возросшем авторитете "Вестника" говорит и то, что у нас есть подписчики - не члены Клуба, и не только в России. В 20-ти вышедших номерах (правда, 4 из них были сдвоенными) было опубликовано более 150 статей 45 авторов из Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Саратова (Россия), Киева (Украина), Оксфорда (Великобритания) и Лиона (Франция). На страницах "Вестника" можно найти более 50 топосъемок, карт, схем пещер и районов, опубликованных, как правило, впервые. Полная библиография "Вестника": предметный и авторский индекс, индекс объектов - будет опубликована в следующем номере.

Пользуясь случаем, хочется поблагодарить всех тех, кто за прошедшие 5 лет способствовал выходу журнала: главных и технических редакторов, членов редколлегии, художников, корректоров, фотографов и, конечно, авторов.

Этот номер для меня - последний, который я выпускаю в качестве главного редактора. Четыре с половиной года (с є3) я трудился на этом поприще и теперь могу вздохнуть с облегчением - будущие главные редактора еще не знают, с чем им придется столнуться, сколько сил и времени будет уходить у них на "Вестник", сколько им придется спорить, доказывать, уговаривать, выслушивать критических замечаний и т.д.

Наш журнал будет теперь выходить со сменным главным редактором и мне остается только пожелать моему приемнику - Андрею Шумейко, главному редактору следующего номера, успехов. Я надеюсь, что наш "Вестник" будет выходить так же стабильно, как и раньше.

Поздравляю всех с 5-летием "Вестника Спелеоклуба МГУ" и призывыаю всех продолжать (или начать) Ваше плодотворное сотрудничество с журналом!

Александр Гусев,главный редактор

 

Читайте в номере:

ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ
    Собрание Клубаспелеологов МГУ
    Ю. Косоруков

ХРОНИКА

Апрель-декабрь 1998 г.

ЭКСПЕДИЦИИ

Сифоны в пещерах Воронцовского спелеорайона.
А. Шумейко

Франция-98. В тщетной погоне за рекордом
А. Шумейко

Загедан-98: взгляд с трех сторон
Е. Румянцев, О. Цой, А. Гусев

Возвращение в Апсны
В. Травин

Разрез-развертка п. Дзоу 25

Схема навески п. Осенняя

Немного о Спасенных и Спасателях
С. Вавилов

РАЗНОЕ

Координаты пещер хребта Алек
В. Петров

Список дейстельных членов КС МГУ на 1998 год

 ОФИЦИАЛЬНЫЕ СООБЩЕНИЯ

Собрание Клуба спелеологов МГУ

20 октября 1998 года

 

Краткий отчет:

- присутствовали 18 членов КС МГУ (из 32-х) и около 10 "наблюдателей";

- за полгода (после предыдущего собрания в апреле) клуб организовал две экспедиции: на Дзыхру (май, рук.-А.Шумейко) и на Фишт (август, рук.-Ю.Косоруков). Это аномально мало! Правда, члены клуба участвовали в пяти экспедициях других групп: на Урал (п. Ординская), на Загедан (сист. Алексеева), в Абхазию (п. Дзоу), в Швейцарию и во Францию;

- мы поздравляем членов КС МГУ (правда, они члены не только КС МГУ) Дениса Провалова и Анатолия Коледова, которые прошли новую километровую пещеру в Абхазии (Дзоу, -1077 м)!

- участие в трех крупных соревнованиях (Матч городов Урала, "Белые ночи" (С.-Петербург) и "Путешествие по вертикали" (Судак)) не принесло успехов нашему клубу. Надо повышать спортивный уровень!

- планы на осень-зиму:

- октябрь-декабрь - набор новичков и занятия школы (Ю.Косоруков),

- декабрь-январь - спелеоподводная экспедиция на Алек (А.Шумейко),

- январь-февраль - выезд школы на Воронцовку (Ю.Косоруков),

- февраль - экспедиция на Алек (Ю.Косоруков, А.Шумейко),

- март - участие в Фестивале спелеофильмов в Санкт-Петербурге;

- Оргвопросы:

- избрать Совет Клуба в прежнем составе: Ю.Косоруков (председатель), А.Шумейко (заместитель), А.Гусев, А.Чичеров, Н.Шатский;

- оставить членский взнос на 1999 год прежним - 10$, но на период кризиса Совет будет устанавливать "спелеокурс" доллара. Сейчас он равен 10 рублей за доллар. Платите взносы!

- тренировки Клуба будут проводится по вторникам и четвергам с 18 часов в Спорткомплексе МГУ. Приглашаются новички;

- освободить А. Гусева от должности Главного редактора "Вестника Спелеоклуба МГУ" по его просьбе. Ближайшие номера выпустить со сменным главным редактором из членов редколлегии. Утвердить редколлегию "Вестника" в составе: А. Гусев, Ю. Косоруков, Д. Провалов, С. Пономарев, А. Шумейко, А. Чичеров.

Юрий Косоруков,председатель КС МГУ

 

ХРОНИКА

Апрель-декабрь 1998 г.

11-12 апреля - XV Открытое первенство МГУ по спелеотехнике, посвященное памяти А.Михалина (Полушкино). Победитель - Денис Провалов;

30 апреля - 8 мая - экспедиция КС МГУ на массив Дзыхра (пещеры Красноярские Штаны и Клизматрон). 10 чел., рук. - Андрей Шумейко;

май - Андрей Леонов был руководителем московской спелеоподводной экспедиции в Крым. Исследованы пещеры Подземное озеро и Брызги Шампанского;

май, июнь, июль - Николай Чеботарев (в компании с Евгением Снетковым, Андреем Бизюкиным и др.) исследовали затопленную пещеру-Вад в Горьковской обл.;

27-28 июня - спелеологи МГУ принимали участие в Соревнованиях по спелеотехнике "Белые ночи" (Ленинградская обл.);

июль - Андрей Шумейко и Екатерина Кузнецова участвовали в экспедиции в Пещеру Ординская (Пермская обл.);

июль-август - Денис Провалов (руководитель) и Анатолий Коледов принимали участие в экспециии на массив Арабика (Абхазия). Работа велась в Пещерах Илюхинская и Дзоу. В последней совершено первопрохождение до -1077м!

1-28 августа - экспедиция КС МГУ на массив Фишт (пещ. Англо-Русская и др.). 32 участника, рук. - Юрий Косоруков;

август - Александр Гусев, Евгений Румянцев и Тарас Шиян участвовали в составе московско-саратовской экспедиции на Загедан (в систему им. Алексеева);

август - экспедиция в Швейцарию на массив Юра и массивы Альп. 4 чел., рук. - Антон Банковский;

5-15 сентября - трое спелеологов МГУ (рук. - Юрий Косоруков) совместно со спелеологами лионского клуба "Вулкан" участвовали в исследованиях пещеры Жан-Бернар (Франция);

27 сентября - 8 октября - спелеологи МГУ принимали участие в Соревнованиях по спелеотехнике "Путешествие по вертикали" (Судак, Крым);

5-8 ноября - Антон Коротаев и Антон Банковский участвовали в составе пермской экспедиции в пещеры Мариинская и Российская (Урал);

13 ноября - начало работы спелеошколы МГУ-99;

28 декабря - очередная экспедиция КС МГУ отправилась на Алек...

 

ЭКСПЕДИЦИИ

Сифоны в пещерах Воронцовского спелео района.

 

В первую очередь, нужно сказать о сифонах, которые давно известны и даже описаны в литературе. “Пещера Лабиринтовая... состоит из системы ходов, образующих разветвленный лабиринт. Недалеко от входа имеется небольшой сифон” [1]. Речь идет о небольшом очке (пролезают далеко не все и без снаряжения), которое при высоком уровне воды затапливается и становится непроходимым (даже с аппаратом). Почему все называют это сифоном? Видимо, потому, что для того, чтобы добраться до этого очка нужно ползти сначала по луже в гидре. На схеме это место обозначено цифрой 12.

Сифон между Лабиринтовой и Воронцовской (13) имеет гораздо большее отношение к спелеоподводным делам. Это периодический сифон. В паводок, 1-2 метра сифона проныриваются “на задержке” по ходовому концу, в межень -10 метров полусифона.

На топосьемке пещеры Кабаний Провал обозначены 2 возможных сифона. На сегодняшний день один из них стал действительно сифоном - С1 (6; -1,5) (16). За С1 небольшой (4х3 м) затопленный зал и никакого продолжения - ни под водой, ни по суше. В Кабаньем есть еще один необследованный сифон (17). В отличии от С1, вода в С2 (?) “уходит из пещеры”. Найти этот ход непросто из-за того, что на топосьемке он изображен очень схематично, а на деле, то место, откуда он начинается, представляет собой очень сложную систему ходов и щелей со множеством различных водотоков.

В пещере Долгая, вода из которой появляется в Кабанем Повале недалеко от этого же места, есть конечный сифон, но он представляет только спортивный интерес, так как: “...пещера Долгая открывается в виде непроходимого притока в пещере Кабанья” [2].

Цифрой 18 на схеме обозначен участок пещеры, который по данным топосьемки заканчивается сифоном. На самом деле, это непроходимая щель, в которую уходит водоток. В паводок часть хода может подтапливаться и выглядеть как сифон.

“ ... На западе подземные воды, формирующиеся в пещерном водосборе, уходят в недоступные для человека щели Разгрузочного района и затем поступают в воклюз Восточной Хосты... “ [1]. Речь идет о районе обозначенном на схеме цифрами 7 и 8. “Недоступные для человека щели” - это сифоны. По результатам экспедиции в январе - феврале 98-го года: С3(8; -2,5) (А.Шумейко), С4 (27; -4,2)* (А.Шумейко, М.Дзагания), С5 ((5; -1,6) + (10; -1,6)*) (А.Шумейко). Большая и высокая галерея (Главная галерея -10) заканчивается “тупиком”, глиной по колено и сифонным озером 4х2 метра (глубина 1-1,5 м). Прямо по ходу воды небольшое (0,7 х 0,5 м) отверстие между сводом и глиной, но затем расширение до 2м, высота подводного хода 2,5 , длина 8 м. Это С3. Всплытие - в узком (0,8м) и высоком (5-6 м) ходе с гладкими отвесными стенами. Глубина под ногами 2-3 метра, встать можно только в распоре в ответвлении меандра. Ходовик привязать абсолютно не за что. В дальней части хода следующий сифон С4. Длина - 27, максимальная глубина - 4,2 метра. В среднем, этот ход шириной 1-2 и высотой до 1,5 метров с понижениями до 0,5 - 0,7 метра. В конце - небольшой зальчик (3х2х1м), в котором нужно (и вполне реально) искать продолжение между глинистым полом и сводом по всему периметру. Видимость нулевая, температура 10 С, что, кстати, распространяется на все остальные сифоны Воронцовской системы. Если не закреплять ходовой конец после С3, то при возвращении из следующего сифона, он уходит в широкую нижнюю часть хода и тогда, С3 и С4 приходится походить как один сифон - без всплытия, при общей длине 40 метров.

Подводное продолжение Главной галереи не доходит в плане 10 - 20 метров до Юбилейного района (9), который еще не обследовался на предмет наличия сифона. С юга к Юбилейному подходит широкий наклонный ход, начинающийся в Верхнем ходе (19). После притока воды, с расходом сравнимым с водой в Главной галерее, он превращается в низкий заглиненный и обводненный ход, продолжающийся узким сифоном - С5 (7). Сифон представляет из себя ход-трубу (0,6 х 0,8 м) со множеством поворотов. Видимость и течение отсутствуют. В плане дальнейшего продолжения, это место гораздо менее перспективно (узковато и много поворотов) по сравнению с северным сифоном (С3 + С4) Разгрузочного района. Южный (С5) сифон находится на 10 метров ниже, чем северный и пока не ясно (нужно искать продолжение в С4 ) - есть ли связь между ними и Юбилейным районом (о высоте расположения в системе этого района нет информации).

Зато связь между Разгрузочным районом Воронцовской системы и пещерами - источниками на Восточной Хосте доказана опытами с окрашиванием воды. Подземная Хоста - сухая часть 300 м, подводная С (140; -48)* (П.Миненков), Ущельная (Пионерская) -740 м длины и заканчивается (начинается) сифоном, воклюз Котел - С (6; -2)* до непроходимого зала - в этих пещерах-источниках разгружается значительная часть пещер Воронцовского спелеорайона. В плане между Воронцовкой и Подземной Хостой чуть более 1 км и разница по высоте 150 метров. Может быть они соединяются вполне проходимой пещерой? По крайней мере, сейчас есть только два реальных входа в нее: сифон в Подземной Хосте и С4 в Воронцовской системе.

 

Андрей Шумейко

 

Литература:

[1] - “ Крупные карстовые полости СССР”, В.Н.Дублянский, А.Б.Климчук, В.Э.Кисилев.
[2] - “ Инженерно - геологическое районирование территории развития горного известнякового карста для обоснования защитных мероприятий”, В.И.Клименко, В.Д.Резван, В.Н.Дублянский.

 

Франция-98. В тщетной погоне за рекордом

 

В начале cентября небольшая команда из нашего клуба в составе Юры Косорукова, Ани Володиной и Андрея Шумейко участвовала в экспедиции во французских Альпах, куда их пригласили спелеологи из спелеогруппы "Вулкан", работающие в пещерной системе Жан-Бернар.

 

Мне казалось, что система Жан-Бернар - это что-то такое общеизвестное, популярное, исхоженное вдоль, поперек и вглубь. Все обследовано и описано, написаны целые книги. Массив Фолли, где расположена пещера, - место паломничества спелеотуристов; во всех входах следы сапог, и каждый уик-энд десятки спелеологов из знаменитой группы "Вулкан" приходят из своего замечательного приюта с химическим сортиром и вносят свою лепту в углубление и удлинение своей культовой пещеры. Мне казалось, что все там одержимы идеей вернуть Жан-Бернару мировое первенство по глубине, потерянное прошлой зимой. И ведь эта самая Мирольда (1610 м - новый мировой рекорд) совсем рядом - за соседним хребтиком. А тут еще пугают Лампрехтсофеном - он-де еще глубже.

Каждый второй тост - за рекорд, каждый готов пожертвовать собой ради "нашей пещеры"... Наверное, думал я, у них все расписано - где искать, где копать, что делать, кто и зачем "пойдет", и что и куда "выйдет". Для приезжих - проторенные тропинки и заранее подготовленная программа "мероприятий". Тем более, что приезжает Президент русских спелеологов.

Громкие слова о совместном поиске верхних входов казались сказкой - небось все уже давно нашли и облазили. Шутка ли сказать: почти 20 лет ходить над рекордом мира (наш палаточный лагерь стоял прямо "над пещерой" ). Каждый, и в любой день, может что-нибудь с чем-нибудь соединить, прокопать, разбить, взорвать, какой-нибудь сифон отчерпать и ... НОВЫЙ РЕКОРД. Ну, хоть 10 метров прибавить...

Еще я думал- раз эти сильно занятые бизнесом буржуи вырвались больше чем на неделю в горы (а именно столько продолжалась наша работа в районе Жан-Бернар), то, наверное, уже все готово, спланировано и они будут бешено трудиться, оглашая горы криками типа: "Даешь рекорд!" Все, дружно, молодые и старые, новички и ветераны поддерживают славу клуба, не вылезают из-под земли и говорят только о глобальных перспективах и героическом прошлом...

 

Вы, я уверен (или надеюсь) уже поняли, все оказалось не так, и гораздо интересней, хотя, впрочем, если бы все было так, как описано выше, то я бы считал это замечательно нормальным.

Нас встретили спокойные и улыбчивые люди. Несмотря на французскую говорливость и впечатлительность никто не обсуждал непрерывно спелеодела и уж, тем более, не кричал о рекордах. На все наши провокационные и подстрекающие вопросы о Мирольде или Лампрехтсофене они отвечали спокойно и даже равнодушно. "Нет, я не был в этой Мирольде, да и не хочу...", или " Зачем соединять Жан-Бернар с Мирольдой? Так две классные пещеры, а будет одна..." Я уверен, что если спросить какого-нибудь бойца-спелеолога из группы "Урсус", работающей в Мирольде, почему же они не ныряли до сих пор в этот сифон на -1070, то он бы совершенно спокойно сказал - "Очень глубоко, надо тащить подводное снаряжение и навеску, нужно человек 20 на неделю, трудно собраться..." Я бы объявил спелеомобилизацию, а они - "очень глубоко, очень далеко"...

 

Конечно, проще какой-нибудь верхний вход отыскать. Так они и делают.

19_3m.jpg (34992 bytes)В 89-ом соединили С37 с Жан-Бернаром - это сейчас верхний вход в систему (2318м н.у.м.). А еще на 80 м выше по склону С42 - надежда группы "Вулкан". На следующий день после заброски идем туда. Я немного удивился - что-то эти "вулканологи" нас так настойчиво зовут в С42, хотят поделиться первопрохождением? Еще насторожило то, что Бернар, тот самый знаменитый Бернар Липс, который работает в этих местах с начала семидесятых, автор большой книги об исследовании Жан-Бернар, сказал, что в эту пещеру могут пойти минимум четверо, но максимум пятеро.

Собрались идти: я, Юра, Бернар, Пьеро Риас - один из ветеранов, даже более ветеран, чем Бернар. Пьеро ходил в систему еще по лестницам, и Рено Локателли - то ли брат, то ли сын другого Локателли в нашей экспедиции- президента спелеоподводной федерации Франции.

После входной наклонки, где, судя по-всему взрывали, и колодца-бутылки-двадцатника опасения подтвердились. Узкий и низкий наклонный вход, в нем друг над другом лежат 4 человека и через себя передают ведра со щебнем и крупными камнями. Пятый работает в "забое" (далее это слово без кавычек - все было действительно как в шахте) - наполняет эти ведра. В час 60 ведер, за 3 часа 180, за 4 ... Откуда-то сверху капает вода за шиворот, прохладно - от такой работы устаешь, но не согреваешься.

Русские, как всегда, отличились. До моей очереди в забое копали вниз и вправо в вертикальной щели, забитой камнями до высоты 5-6 метров, но через 15 минут работы я убедился, что вышел на монолит и надо идти прямо под щель. Но тут сверху посыпалось. Ну, думаю, не зря в посольстве требовали страховку. Кстати, по-французски камень будет "каюк". Вынимаешь снизу, а сверху им на смену другие и, естественно, покрупнее. Услышав грохот осыпающихся "каюков", и ,увидев, что я полез на "второй этаж" щели убирать камни, французы в ужасе закричали : "Не засыпай нашу "трэми"!!"

Эту фразу нам перевели уже на поверхности. На топосъемке С42 "вулканологи" всегда писали это слово, которое отличается от такого же слова "ебуи" (извините за выражение) тем, что "трэми" - это "завал, в котором что-то вроде есть", откуда дует или куда летит камень. Ну, а "ебуи" (извините) - это уже, как бы завал, который просто случился в пещере и его надо принимать как обвалившейся факт.

После хорошего обвала, устроенного Шумейко, вниз полез Пьеро - разбираться. В тот самый выход мы еще два раза спешно эвакуировались из щели - Пьеро и Бернар пытались копать вниз. Бесполезно, на смену одним камням приходили другие - надо пробиваться поверху...

На второй день борьбы к нашей палатке пришла делегация и объявила, что горно-разведочные работы в С42 приостанавливаются из-за опасности еще более серьезного обвала. Нужно ставить распорки-подпорки и т.п. Мы покивали головами, изображая грустное понимание и признавая приоритет безопасности. Хотя, я бы, еще покопал...

Если бы не Аня, то мы бы объяснялись с французами в основном красноречивыми жестами. Из всех, кто к нашему приходу был уже наверху, в палаточном лагере, по-английски говорил только Оливье, который всегда опаздывал, и еще двое - Кристоф и Кристиан, они знали пару-тройку слов и немного пони-мали, когда им говорили: " Я пошел наверх и забираю мешок" Благодаря "аниному" французскому, мы могли полноценно обсуждать все вопросы по работе в пещерах, а по вечерам, за бутылкой апперетива, рассказывали друг другу про свои пещеры и нашу жизнь на далеком севере.

 

В тот день, когда мы забросились, ближе к ночи, из пещеры вышли те самые Кристоф и Кристиан. Они навесили пещеру D33, в которой в прошлом году остановились на узком меандре. Это не первая l'etroiture, то есть узость, остановившая прохождение D33.

Два года назад, когда Кристоф нашел эту пещеру, удалось спуститься в слепой колодец до -54 метров, а боковой ход уперся в вертикальную щель. Год назад эту щель расширили с помощью друга-динамита и серия колодцев привела на глубину 120 м., где начался этот "узкий, колючий меандр с геликтитами в самых ненужных местах". Оценив наши размеры, Бернар и Кристоф предложили идти в D33.

Сняв напряжение перед первой "этротюрой" в меандре, мы с Юрой прошли еще 30-40 метров и оказались в еще более узкой щели. Подполз Кристиан с кувалдой, но ей не помашешь вниз головой. Попрощавшись с новым пластиковым "меандровским" комбезом и вздохнув, вернее выдохнув, сползаю в щель ногами вниз.

Первая дыра образовалась на лопатке, вторая на локте, но я уже в маленьком зальчике на повороте меандра. Снова узость - теперь горизонтальная.

Около часа работаем с Кристианом зубилом и кувалдой. В очередной раз получаю осколком камня в глаз - хватит, надо попробовать пролезть. Глагол to try Кристиан знает. Ногами вперед протискиваюсь. Когда ноги коснулись "нового дна", успокаиваюсь - в таком положении, даже если застряну, можно продержаться какое-то время. Прошел. Дальше расширение и очередная, третья узость. Но уже после второго удара кувалдой откалывается кусок килограмм на сорок и с жутким грохотом падает... в колодец. Слово puits я знаю и кричу Кристиану, он орет Кристофу, который кричит, что это, may be, Жан-Бернар. Спускаюсь через щель к колодцу в распоре, несмотря на то, что Кристиан знает слово DANGEROUS и что-то лепечет про corde. Дальше колодец - метров 20, не меньше. Кричу сквозь шум воды Юрику (слева приходит приток и поливает мелким дождем), чтобы передал сюда мое "железо". Появляется Кристоф с моей снарягой и спитами.

Известняк в этом районе очень твердый, как гранит на Больших Скалах под Питером. Сначала бьет Кристиан, потом я. Спит получился не очень, до конца добивать не стал - криво будет. Ладно, у них по всем пещерам спиты недобиты на 2-3 мм. Несмотря на мои робкие протесты французы делают перила от второй узости до начала колодца. У нас и так, веревка только одна, метров 25-30, а тут еще теряем 6-8 метров! Начинаю спускаться, колодец расширяется, вижу дно и ход, похоже, уходит дальше - никаких меандров!

Веревки до дна не хватало метров 10. Ничего не поделаешь - поднимаюсь.

 

На следующий день была настоящая гонка. Мы с Юрой рвались вперед, но двое местных все-таки обогнали нас, упав первыми в узость и загородив проход. Вчера бы их сюда, а сегодня все мастера на "готовенькое". Но Бог, видя такую несправедливость, не пустил их намного дальше. Через пару уступов после "вчерашнего" колодца снова меандр и опять узость( плюс еще три дыры в моем комбезе) - очень низко и жидкая глина. И, самое главное, пропала тяга воздуха. Почти во всех пещерах этого района сильно "дует" - верный признак того, что есть соединение с Системой. Даже в "глухом" с виду завале в С42 - есть "ветер". В D33 "wind" ушел куда-то в "дырки в потолке".

Последующие два выхода много не дали. Позакачивались в "очки" в последнем колодце - ничего нет. На обратном пути я залез в один из меандров над К15. Вроде, пошло!

В последний выход, 11-го сентября, я сразу побежал бить спит в меандре там, где остановился перед колодцем. Юра спустился ниже, огляделся и говорит: "Вываливается снова в основной ход" Ужасно не хотелось соглашаться и уходить. Послали вниз Оливье (не тот, что все время опаздывает), которого нам дали "в нагрузку" к компасу и рулетке - на случай, если что-нибудь пойдет. Через 10 минут я увидел маленький огонек далеко внизу - это Оливье у К22. Юра прав. Возвращаемся.

На поверхности жуткий дождь. Собираем палатку и уходим вниз, в приют - завтра обещают снег.

 

Траверс от V2 до V4. В этой части Жан-Бернар представляет собой систему больших и длинных наклонных ходов. Когда бежишь по галерее 5(5 не верится, что это одна из самых глубоких и сложных пещер мира. Конечно, только такая пещера, с такими объемами, разветвленностью и десятком входов, может стать глубочайшей. Только в такой пещере можно рассчитывать на обход сифонов, завалов, узостей и тому подобного. Просто по теории вероятности шансы на преодоление препятствий возрастают вместе с ростом разветвленности и этажности пещеры. 19_7m.jpg (32925 bytes)В Жан-Бернар есть меандр высотой 130 метров, коллектор с рекой в 50 л/с, шкуродеры с глиняной жижей, сухие глиняные ходы размером с метро, узкие винтообразные меандры, большие колодцы, наклонки по 200-300 метров длиной и ко всему этому 10 входов от С37 до V4. Чтобы поработать в каком-нибудь перспективном месте не нужно добираться через С37, можно подойти к району работ через ближайший вход.

 

Нет сомнения, что Жан-Бернар снова станет рекордом мира по глубине, может не на 20 лет, может только на год или несколько месяцев, пока ближайшие соседи по списку глубочайших пещер мира не выйдут вперед. В смысле не уйдут глубже. Если С42 не станет верхним входом в систему, то найдется другой - запас по высоте есть, как минимум до 2500 м. У группы "Вулкан" есть все для продолжения работы - сильные спелеологи, активные и опытные ветераны, хорошая база - приют на 1500 м., интересный, а главное перспективный район.

Хорошо бы еще раз съездить на массив Фолли, покопаться, поискать. Вот только по-английски они почти совсем не говорят, хотя в пещерах как-нибудь договоримся, а на поверхности обойдемся азбукой глухонемых, она, вроде, должна быть интернациональной.

Андрей Шумейко

 

 

 

Загедан-98: взгляд с трех сторон

 

Этап первый: от вокзала до траверса

 

Часть 1

Вступление

Ну куда все нормальные и уважающие себя люди едут летом ? Конечно , они собираются стаями и летят в т¤плые края. Ласковые моря и океаны омывают их потные тела , местные туземки делают массаж дряблой коже городских интеллектуалов . повара откармливают в прошлом набитые сосисками и бутербродами желудки вкусной и здоровой пищей , размывают благородными винами и коктейлями накипь отечественной водки и Очаковского пива. Вот она - славная пора отдыха после грязной жижи асфальтовых будней.

“Поворачивай здесь! Ну и что , что нельзя ? Какие на мосту гаишники ? Мужик, я же не катаюсь , я на поезд опаздываю! Стой здесь! Боже мой, как тяжело плестись по перрону... Это какой поезд? А где мой ? Это который тронулся? Т¤тенька, д¤рните вон ту красненькую штучку , я ещ¤ не сел. Спасибо. А где четырнадцатый вагон? Так и знал. Тамбур, туалет, проводник, купе, дверь, туалет, дверь, дверь, тамбур, туалет, тень деревьев за окном, горячий рассол в глазах. Привет! Да не опоздал, просто девушку по дороге встретил, разговорились. Пивка бы...”

 

Часть 2

Дорога

Вам какой самол¤т? Есть “Боинг - 737”, есть ИЛ-86, можно автобусом... Разносятся напитки... Экономический или бизнес-класс? Кнопка кондиционера справа от Вас. Кому газеты, журналы...

“Эй, вам куда? Туда? Пятьсот. Меньше? Поехали...” “Оружие, наркотики есть? Сколько человек? С каждого по три листа чистой бумаги. “ “Два пива. А здесь на базаре кеды продаются? А носки? Понял, будем искать.” “Р-р-р-р-р, бух, кс-с-с” “Мотор слегка перегрелся. Мальчики налево, девочки направо. Но недалеко. Восток - дело тонкое...“ “Надо же , два месяца дождей не было , вы первый привезли. Выходите , выходите , ливень скоро кончится!” “Грузи! Обматывай! Вс¤ пристегнуть карабинами! Сели. Трогай!” “Лесовоз А в пункт Б тряс¤тся по расхлябанной дороге вдоль горной реки со скоростью 40 км\ч. Вместо бортов бр¤вна, обвязанные вер¤вками. В кузове два десятка человек с большим количеством разного хлама жрут арбузы и дыни с белым хлебом. Вопрос: Почему с машины никто не вываливается? Ответ: а что, какие-то проблемы? ”Последний раз грузовик сюда доезжал десять лет назад.” “ У-у-у-у...” ”Куда идти? Сначала по ручью, потом по левому ручью , потом правее через два ручья , затем через лопухи , дальше через поле колючек, потом подниметесь по серпантину, увидите кош. А слева наверх будет склон метров восемьсот, оканчивающийся горкой, похожей на машину. Мы е¤ назвали “Жигули”. И, наконец, триста метров вниз вдоль ледника. И так два дня.” “А-а-а...” “ Шаг, остановка. Другой, остановка. Восемь часов полз по склону он ловко. Сзади рюкзак намокал на спине. Тело бойца охладилось к весне!”

 

Часть 3

Обзор окрестностей

Для желающих осмотреть достопримечательности предоставляется гид с экскурсионным автобусом , колесо обозрения с прохладительными напитками, прогулочный катер с шезлонгами и видео салон с игровыми автоматами...

Справа от вас гора “Уруп”, высота 3300, туда и обратно от шести до двенадцати часов , слева плато “Загедан”, высота 3100, с прохладными оз¤рами, температура воды +4 - +6. Справа от Урупа за перевалом Высоцкого ваши соплеменники из Перова штурмуют пещеру “Горло Барлога”. Прямо перед вами живописная долина с рекой, до ближайшего пос¤лка два дня пути. В полуторах часах ходьбы кош с небольшим стадом овец. Желающие поменять вер¤вку на барана предупреждайте об уходе. Игровой автомат “Калашникова” для стрельбы по бутылкам после совместного распития водки с пастухами там же. Жетоны на автомат в кармане у пастуха. Врач группы, на пятый день экспедиции приготовьтесь к исполнению своих прямых обязанностей. Те, кто любит чай, заваренный из каркаде, приходите к лагерю товарищей из Саратова. На сегодня гречка с туш¤нкой, сыр, сало и лук по вкусу. Для вегетарианцев похл¤бка из крокусов и черника с брусникой с куста двумястами метрами ниже. Завтра с утра наползающие облака, дн¤м за перевалом гроза, вечером туман . Местами сильный ветер с порывами палаток. Ночью без ста грамм и девушек холодно. Ближе к утру на сырых носках слабые заморозки. В пещерах сумрачно, при потухшем свете темно. На экскурсиях вед¤тся видеосъ¤мка лазаний в завалах и наклонных галереях, отдельно съ¤мка девушек с камней и вер¤вок. Объявляется конкурс на лучший подъ¤м с мешком через непроходимую щель и дальнейшую наклонную ледяную трубу на вер¤вке 8 мм. Желающим заниматься мазохизмом первопроход гарантирован.

 

Часть 4

Отдых

- Мадам , куда вы сегодня?

- Ах , не знаю... Портье сказал, ветер стал сильнее. Боюсь испортить на пляже прич¤ску.

- Может, вечером в казино?

- Нет, мне больше понравилось то бунгало со свечами. Там в тарелках так забавно кричат эти большие ракушки!..

“Граждане отдыхающие! Кто пойд¤т сегодня в пещеру? Есть новенький узкий меандр... Ну просто пальчики обрежешь!”

 

Конец четвертой части

 

Часть 5

Спелеологическая

Соединение “Дорбун-тура” и “Подснежника” - главная цель экспедиции. По топосъ¤мке между ними оставалось всего метров шестьдесят. То, что они соединяются, не вызывало никаких сомнений. Но вот где? Было решено искать и сверху, и снизу. Народу хватало, времени тоже. За два дня до нас сюда забросились ребята из Саратова во главе с Цоем. В “Подснежнике” они побывали только разок, но при этом нашли один перспективный ходик. С него мы решили и начать. Результат оказался несколько неожиданным - по нашей топосъ¤мке этот ход уш¤л куда-то в сторону. Обидевшись на это, мы решили атаковать пещеру уже тремя группами. Первая ушла в “Дорбун-тур” искать соединение снизу , вторая отправилась в этот же ход, захватив дополнительные вер¤вки, а третья решила отснять две галереи, найденные прошлым летом. На этот раз результат был более ошеломляющий . Во-первых, галереи пересекались каким-то колодцем, похожим на колодец в “Дорбун-туре” Топосъ¤мка опять утверждала обратное, вызвав новые дрязги наверху. Во-вторых , двойка, ушедшая в новый ход , навесив ещ¤ три вер¤вки, уткнулась в очередной шкурник, и, уже отчаявшись его пройти , вдруг услыхала голоса собратьев по разуму. Ещ¤ через полчаса состоялась встреча на Эльбе. Прич¤м злая топосъ¤мка впоследствии опять это не подтвердит. Дальнейший ход экспедиции был несколько нарушен спасработами, но уже через день по новому входу чуть было не вышли в этот же самый меандр. Каюсь, могли бы и выйти, но эти уступы на три метра с навеской уже достали. Очередной выход возглавил вождь в белой панаме и лично отрыл продолжение в “Дорбун-туре”, пока следующие за ним успешно жгли за перекусом его подземную палатку. Таким образом, пещера благодаря соединению с “Подснежником” стала глубиной 465 м, длиной 4410 м, и вс¤ настойчивей тянется к соединению с пещерой “Урупская”, что уже будет выглядеть достаточно глобально и превратит этот район в единую гидросистему. Да здравствует новое соединение! Ура!

 

Евгений Румянцев

 

 

Подземный траверс пещер Подснежник - Дорбун-Тур

Схема пещер Подснежник - Дурбун-Тур

 

Предистория

 

Вопрос соединения Подснежника и Дорбун-Тура - двух крупнейших пещер Загеданского карстового плато (не путать с “Загеданом” - общим названием всех карстовых районов западной части хр.Абишира-Ахуба) встал с первых же дней их открытия. И понятно, почему. Во-первых, близость (на расстоянии 280 м) входов этих пещер, открытых с разницей в 1-2 часа, во-вторых, ориентация входной галереи (“Трубы”) Подснежника точно по направлению на Дорбун-Тур и, вообще, естественное осознание, что на таком относительно небольшом карстовом участке (менее 1 кв.км.) все значительные “дыры” должны объединяться в единую подземную гидросистему. Ну и, наконец, уж очень сразу захотелось, чтобы эти пещеры соединились и образовали “без лишних хлопот” солидную по глубине систему, ведь вход в Подснежник выше входа в Дорбун-Тур на 104 метра, а последний сразу был пройден еще почти на 100 м по глубине.

Поисковые работы на данном участке были начаты в августе 1995 года группой в составе: О.Цоя, Д.Львова, Н.Абаренчева (все - Пенза) и А.Алексеева (Саратов). Разведовательный характер экспедиции (имелись лишь две веревки по 20-40 м) не позволял спускаться глубоко и группа, выбрав из всего обилия карстовых районов Загедана этот небольшой участок собственно под горой Загедан, осмотрела несколько перспективных входов в пещеры и прошла в Подснежнике до -110 м и до -90 м в Дорбун-Туре. Кстати, о названиях. “Подснежник” - придумал Алексеев, единственный побывавший на дне пещеры 1995 года и услышавший впереди сквозь узкую щель шум воды. “Дорбун-Тур” - родилось коллективно, после того, как Цой выяснил у пастухов, что “пещера” по карачаевски - “дорбун”, а рабочее название уже было - “Турья” (по костям серны на входе).

Идеологами второй экспедиции в данный район были Цой и Алексеев, но по ряду причин в 1996 году полноценного штурма не получилось. В августе Алексеев выехать не смог, а Цой, оставшийся вскоре в одиночестве (см. “Барьер” N6-7 за октябрь 1996 г.), ограничился сольными прохождениями до -180 - 200 метров в каждой пещере. Осенью 1996 года А.В.Алексеев погиб в автомобильной катастрофе и собранием друзей было решено назвать еще непройденную тогда пещерную систему (Подснежник - Дорбун-Тур) его именем. Однако настоящее объединение этих пещер состоялось совсем не просто и не сразу.

В 1997 году этим районом и пещерами занялись москвичи: А.Шелепин с сотоварищи - в основном относящимися к спелеоклубу МГУ. А я (перейду, наконец, к авторскому обращению) передал им информацию по объектам и чистосердечно, хоть и не без ревности, пожелал углубить и объединить обе пещеры. Сам же вместо Загедана и Швейцарии провел тяжелейшую “экспедицию” по переезду из Пензы в Саратов, вернувшись через 14 лет в свою спелео alma mater.

Закаленная опытом крупнейшей российской вертикальной пещерной системы Крестик-Турист, московская команда быстро повела расширение Подснежника и Дорбун-Тура в разные стороны. Общая длина обеих пещер сразу выросла в несколько раз, достигнув в сумме более чем 2.5 км. Был пройден еще один вход в Подснежник (пещера пси-14). В обеих пещерах спелеологи вышли на “большую воду”, которая по-видимому являлась общей для них. Однако существенно углубить и соединить их в 1997 г. все же не удалось.

 

“Тропа ...” и “не те колодцы”

 

Узнав, что обе пещеры в 1997 г. существенно удлиннились, но так и не были объединены, счел это сначала за особую деликатность москвичей (оставить мне последнюю смычку!), но потом успокоился и сделал все, чтобы мой выезд на Загедан в этом году стал неотвратимым. Более того, удалось даже вывезти в пещеры небольшую группу невесть откуда взявшихся за неделю до отъезда “новых саратовских спелеологов”, что вселяет надежды на возрождение затухшего было в Саратове спелеодела.

В планах на экспедицию было: в первую очередь - соединение Подснежника с Дорбун-Туром, во-вторую и в-третью - то же. Далее - все остальное, от поиска на поверхности до углубления Дорбун-Тура.

К прибытию московской экспедиции успели провести тренировку на скалах и сделать выход в Подснежник. Навесили перила над колодцами в “Трубе” и забросили снаряжение для дальнейшего поиска пути в Дорбун-Тур.

Входная “Труба” Подснежника приводит на глубине 120 м в систему залов. Отсюда в 1997 г. наметились два основных пути для соединения пещер. Оба начинались с 21-метрового колодца из трещины в северной стене залов. Затем, через 25-30 метров свободного лазания вниз ход разветвлялся. Направо уходил сухой меандр, в плане наиболее близко подошедший к входной части Дорбун-Тура, но требующий долгого расширения кувалдой своей конечной щели. Второй путь после развилки приводит через серию колодцев (глубиной 5-19 м) к самой нижней (-220 м) галерее Подснежника с ручьем. Этот ручей, как было видно по плану, вероятнее всего и является ручьем, появляющимся в Дорбун-Туре под вертикальной частью (под “Лосиными Рогами”). Отсутствие гидр и серия обводненных узостей не позволили “прошлогодней” двойке (Оксана Шульга и Николай Киряков) дойти этим путем до Дорбун-Тура. Киряков вновь приехать сюда не смог, а вот Оксане судьба приготовила вторую попытку.

На этот раз семейной парой Оксана с Сашей Лычагиным начали попытки продолжения прошлогоднего пути к Дорбун-Туру. Однако в первый же выход в Подснежник были забыты “уши” к спитам. Пришлось искать обход К21 из залов, и он был найден. Ход, названный “Обезьянкой”, вывел, как им показалось, к следующему колодцу на прошлогоднем пути к “общей” воде. Во второй выход “уши” уже были взяты, К21 обойден по “Обезьянке”, но на следующем “прошлогоднем” колодце не было обнаружено ни одного забитого спита. На вопрос “а те ли это колодцы?” проводник (Оксана) решительно ответил: “Те!” - поиск прошлогоднего пути был продолжен. И этот колодец был обойден лазанием. Но далее шло очевидное первопрохождение. Так отсутствие снаряжения стимулирует открытия в пещерах. Протяженность Подснежника в этом направлении увеличивалась с каждым выходом на сотни метров, но, увы, к завершению желаемого траверса это так и не привело.

Тем временем саратовская группа начала третий вариант траверса. Еще в 1996 году в конце “Трубы” Подснежника, в 20 метрах от Центрального зала я обнаружил небольшое отверстие в колодец с сильным шумом воды в глубине. 20 метров веревки не позволили тогда дойти до дна этого колодца, но его масштабы в нижней части и мощный шум воды два года не давали мне покоя. Конечно, колодец находится не в самой ближней к Дорбун-Туру части Подснежника, но вода-то течет вниз, а в Дорбун-Туре всего в 50-60 метрах отсюда появляется сверху!

Колодец оказался на данный момент самым большим в этих пещерах - 44 м. В нижней его трети сбоку появлялся поток воды расходом в 10-30 л/с. Далее вода уходила в узкий меандр. Пришлось лечь в воду и взять в руки молоток. На первые 20 метров ушло часа три: то по воде, то чуть выше, но везде с молотком. А дальше, как “бальзам на душу”, пошли уступы. Когда лазание по ним перестало доставлять удовольствие и захотелось повесить веревку, я решил вернуться. Группа поддержки (Влад с Натальей) дружно спала наверху колодца. Разбудил их предложением назвать новый ход. “Это должна быть “Тропа...” - сказала Наталья.

На следующий день в лагере стало проявляться столь желанное сердцу спелеолога возбуждение - перед грядущими открытиями. Московская часть траверсантов (Лычагины и Е.Румянцев), поддавшись на наш зажигательный рассказ о “Тропе”, оставила спор о “тех” и “не тех” колодцах и вышла “тропить” долее. Добавив еще добрую сотню метров длины и три навески, московская тройка вышла на солидный ручей и остановилась на очередном колодце. Однако топосъемка показала, что “Тропа” повернула налево от направления в Дорбун-Тур. Шансы быстрого соединения пещер опять стали исчезать за очередным изгибом меандра.

На утро пришлось ходить по лагерю, выискивая и выпрашивая для дальнейшего первопрохождения припрятанные куски веревок. После навески всех отвесов в Подснежнике, Дорбун-Туре и вновь открытой пещере Доброе Утро обнаружился дефицит веревок. Имелись лишь 5-10 метровые “сопли” и 8-мм репы. Но в конце концов расщедрился Шелепин и выдал 30м основной, предназначенной для первопрохождений в Дорбун-Туре, под обещание занести ее потом по первоначальному назначению.

На “Тропу”, идущюю теперь уже в неизвестном направлении вышли две двойки: мы с Оксаной для навески и топосъемки и Лычагин с Румянцевым для обработки 44-метрового колодца. Вторая пара поработала на совесть, исколотив спитами весь этот колодец, не подозревая, что выйти по нему наверх в этой экспедиции никому больше так и не доведется.

А мы с Оксаной, навесив еще три небольших колодца, устремились дальше по “Тропе” за бурлящим водяным потоком. Экономия веревок (пришлось даже на пройденных колодцах отрезать лишние “хвосты” по 3-5 метров) привела к тому, что по горизонтальным и не всегда широким ходам мы тащили мешок с шелепинской основной. Оксана лихо шуршала впереди, поджидая меня в узких местах, чтобы помочь продернуть мешок. Я “тащился” сзади, пытаясь понять - куда все это нас заведет. И вот на десятом часу первопрохождения голос Оксаны впереди сообщил, что мы вышли к прошлогоднему “топографическому” дну пещеры - шкурнику, названному “Киряковским”(по рассказу Оксаны Коле Кирякову здесь пришлось туго). Итак, место, куда стремились попасть траверсанты по “тем” и “не тем” колодцам прошлогоднего пути, было достигнуто нами через несколько дней первопрохождений по “Тропе”. Траверс Подснежник - Подснежник завершился. Самое печальное, что мы знали теперь, чем все это кончится. В прошлом году следующие далее обводненные узости показались первопроходцам слишком обводненными и слишком узкими. Сразу вспомнился фольклор:

А когда забрались

мы на гору эту,

долго мы смеялись -

- ничего там нету...

Впрочем, выход по прошлогоднему пути был невозможен (“те” колодцы были непровешены), оставалось одно - лезть вперед до упора и брать “обратный азимут”.

С завистью проследив, как Оксана прошмыгнула в шкурник, сделал первую попытку. Сразу понял, почему Кирякову пришлось здесь туго. Снимать комбез, гидру и изотермик было лень и я взялся за верный молоток. А Оксане передал топонабор с указанием идти до конца и начать съемку (хотя тянуть мерную ленту в одиночку...?).

Размаха для удара - никакого, но есть “упорство и труд”. Чем дольше не возвращалась Оксана, тем тревожнее становилось на душе, а зыбкие надежды давил сознательно. К счастью, известняк кололся, и молоток выдержал. Руку с каской - вперед, выдохнул, уперся ногами и вот опять - носом в ручье, но уже за шкурником. Ого! Дальше метров пятьдесят - почти бегом по обводненной галерее. Но, что это? Вода уходит в очень узкую горизонтальную щель. Справа - чуть шире, но - под нависающие камни завала. Кажется, не пролезть. Но где же Оксана? Кричу, слушаю, кричу... Опять ложусь в воду, протискиваюсь справа под глыбу и тут вижу в щели сбоку компас и мерную ленту... . На время затихаю, воображая, как Оксана рискнула полезть сюда в одиночку. Крайне неприятный шкурник: пол - галька с водой и грязью, потолок - нависающие глыбы, высота - каска на боку не проходит. Заполняю собой все свободное пространство. Все ощущения: журчание ручья, какие-то голоса и запах карбида... Голоса мужские, Оксана так говорить не может, да и не с кем, а фонари у нас электрические... . Ясно - галлюцинации. Нужно взять себя в руки. Лежу в воде, восстанавливаю дыхание. Ага, голос уже стал женским. О чем-то возбужденно кричит мне впереди. Отвечаю ей что-то типа: ”Оксанка, мерзская девчонка, зачем убежала далеко в одиночку!” А в ответ, наконец, отчетливо: “Мы соедини-ли-и!!!”

Произошло практически невозможное событие: в одной точке встретились две независимо шедших в разных пещерах группы. А.Гусев. А.Лацис и Т.Шиян спускались по Дорбун-Туру с целью его углубления, а мы шли по “Тропе” в Подснежнике с целью ее логического завершения. Невероятная встреча Саши Гусева и Оксаны произошла на нейтральной территории - в зале, открытом в этой же экспедиции со стороны Дорбун-Тура и подозрительно названным Сашей Гусевым “Залом Влюбленных”. “Тропа” закончилась серией тяжелых и противных шкуродеров(“Оксанкин лаз”), пройдя сквозь которые мы завершили заброску шелепинской веревки через Подснежник в Дорбун-Тур на глубину 230 м.

Траверс окончился через два часа после встречи “влюбленных” пробегом по навескам Дорбун-Тура и выползанием прямо к столу саратовского лагеря в полночь. Лагерь был, конечно, разбужен, спирт налит, выпит и закушен шоколадом с бараниной. Тут мы и почувствовали, что соединение Подснежника с Дорбун-Туром все-таки состоялось, хоть и по самому длинному и тяжелому пути. Но, ведь, как известно, “нормальные герои всегда идут в обход”.

А “те” колодцы были найдены нами в следующий выход при прохождении прошлогоднего пути к “Киряковскому шкуродеру”. Этот путь, конечно, оказался значительно проще и короче “Тропы”. Неужели она никогда больше так и не будет никем пройдена?

Образовавшаяся пещерная система (-465 м глубиной и 4410 м длиной) названа Загеданской имени А.В.Алексеева - замечательного человека и спелеолога, мечтавшего о соединении открытых им здесь пещер.

 

Олег Цой

 

Последние дни: эпоха солопервопрохождений

 

Утром 17 августа я лежал посередине нашего лагеря и смотрел вслед удаляющейся пятерке: Жене Румянцеву, Леше Лацису, Жене Одинокову, Оле Сусовой и Оле Михалевой. Им предстоял бег с бюкзаками до Загеданской заставы, а я расслаблялся после топосъемки траверса Подснежник-Дорбун-Тур, проделанной на пару с Олегом Цоем. Этот выход по маршруту, описанному Олегом выше, можно было кратко охарактеризовать как "14 часов с мерной лентой в зубах". Настроение было уже "чемоданное", в лагере оставалось всего 11 человек, а результатов экспедиции, кроме соединения пещер, - никаких. На дне Дорбун-Тура были только раз Шелепин с Мушенковым, прокопали очередные n метров сухого сифона - и все. Надо было что-то делать...

Это "что-то" решил, как и положено командиру, сделать Леша Шелепин, объявивший, что завтра он идет ставить ПБЛ в донной части Дорбун-Тура, расшевелив этим добрую половину обитателей лагеря. Было решено, что Мушенков, Шиян, Шелепин и Виноградова идут вниз ставить ПБЛ, двое последних остаются под землей, а к ним "в гости" будут приходить копать двойки Гусев-Лычагин и Цой-Шульга. В лагере снова установилась деловая атмосфера, которую еще более усугубили Таня Немченко и Андрей Бизюкин, вернувшиеся с утреннего выхода с радостной вестью: у Дорбун-Тура появился верхний вход!

 

У Тани Немченко, кажется, становится традицией соединять пещеры в момент ухода "в цивилизацию" первой партии из состава экспедиции: в прошлом году она с Киряковым соединяла y 14 с Подснежником именно тогда, когда лагерь покидал Шелепин с сотоварищи.

Новая пещера, открытая в свое время пензенско-саратовской командой и переоткрытая Костей Рубцовым и Олей Сусовой, получила название "пещера КОТА" (Костя-Оля-Таня-Андрей). Примечательно, что ее вход находится в 10 метрах сбоку от входа в пещеру Доброе Утро, и, когда я на следующий день шел делать топосъемку, то сначала подумал, что это - два входа в одну и ту же пещеру.

Сама пещера КОТА представляет собой узкую, забитую снегом щель, которая вываливается 100 метрами ниже к первому колодцу Дорбун-Тура. В нижней части пещеры есть красивый зальчик с натеками - по моему мнению, самое красивое место во всей системе Алексеева. Правда, в этом зале уже были и Яна Малаховская в прошлом году, и Леша Лацис - в этом, поднявшиеся в него скальником из Дорбун-Тура, но не рискнувшие лезть дальше... Андрей Бизюкин долго снимал нас в зале на камеру и скоро все красоты можно будет увидеть в видеофильме.

Выйдя из пещеры, мы успели проводить Лешу Шелепина с Мариной Виноградовой, уходящих под землю на несколько дней. Следующей двойкой, которая должна была бы до них добраться, была наша с Саней Лычагиным, но обстоятельства сложились иначе. Саня, гуляя по окрестностным горам, забыл, что на склоне никогда нельзя становиться прямо под женщиной. Как только он это сделал, Оксана спустила на него огромный камень, который рассек до кости санину ногу. В результате мы пошли "в гости к Шелепину" с Олегом.

Уменьшение числа рабочих двоек в два раза нас сильно огорчило. Время экспедиции неуклонно подходило к концу и мы знали, что для работы на дне у нас осталось часов 30: Шелепин, Виноградова - Гусев, Цой - Шелепин, Виноградова - итого: три рабочих выхода. А сколько еще копать?..

И вот, мы с Олегом у пустого ПБЛа. Лезем дальше. Первый сифон, второй, третий. В одном из карманов находим Марину, Леша копает где-то впереди. Проходит 20 минут ожидания, наконец, появляется пыхтящая голова Леши. "Дошел до колодца, слышен шум воду", - говорит голова. Усталость после этого у всех как рукой сняло. У всех, кромек меня. В результате, Олег пошел за нашей снарягой к последней навеске, Шелепин с Мариной стали бить спиты, а я - сушиться в палатку (моя гидра к концу экспедиции превратилась в такие лохмотья, что заклеить все дырки в ней оказалось просто нереально). Было как-то не по себе: люди работаюсь, а ты тут валяешься в спальнике. Но так хотелось обогреться!

Лежу, дремлю (время - 23.30), проходит Цой с обвязками. Продолжаю дремать (время - 1.30), возвращается Олег, Шелепин с Мариной делают топосъемку. Олег в одиночку спустился в колодец глубиной 11 метров, пошел по воде - ход широкий, высокий. Шел метров 100, потом ход стал сужаться, пока не превратился в очередной сифонный лаз, где без лопаты делать нечего, а уж про технику безопастности я и не говорю.

"Ладно, - решаем мы, - обедаем (вернее, Олег ужинает, а я завтракаю), потом я иду до лаза с лопатой, а дальше, - по обстоятельствам". Садимся готовить суп. И все бы было бы замечательно, если бы у нас не кончился газ... Раньше я только слышал про подвиги Провалова, а теперь сам увидел, как горит ПБЛ. Ручку горелки не в ту сторону закрутили, свечка в палатке горела, - остальное ясно без слов. Каким чудом палатка не сгорела полностью, я до сих пор понять не могу. В результате сгорел только вход от палатки, а из кучи барахла, раскиданного около палатки, пострадал только маринкин сапог, да и то не сильно, если учесть, что выкинутая горелка попала точно в него. Как ни странно, пришедшие вскоре Леша с Мариной восприняли пожар по-философски, то устали очень, то ли ожидали худшего (ток воздуха в этом месте сильный и в их сторону).

Наши хозяева садятся готовить ужин, а мы выходим: Олег до колодца, я - до куда дойду. Спускаюсь, снимаю сбрую, иду. Дохожу до сифонного лаза - вид мерзкий, конца его не видно. Ложусь и сантиметр за сантиметром протискиваюсь дальше, разгревая гальку под собой лопатой, ногами и руками и стараюсь держаться параллельно текущему рядом ручью. Сколько времени я полз так, не знаю, около получаса, наверное. Наконец, ручей поворачивает, потолок над ним повышается и я попадаю в эту проточную ванну.Гидра течет, но холода не чувствуется - впереди ход! Ползу на четвереньках в воде, потом встаю, прохожу еще несколько десятков метров и, о чудо! Стенки расширяются, потолок уходит вверх и ход становится наклонным. Течет река, но в ней идти не обязательно - места много. Таких объемов в Дорбун-Туре я до этого еще не встречал. Иду по галерее, понимая, что пещера "пошла". Оцениваю приблизительно, на сколько метров она углубилась, Медвежью, вроде бы, уже обогнала, значит, вошла в российскую "десятку", на очереди ТЕП. Смотрю на часы и понимаю, что надо возвращаться, меня нет уже несколько часов, и Олег, наверное, весь извелся. Решаю идти до первого приметного места или до 7.30. Наконец, в 7.30 дохожу до мало-мальски приметной точки, пересиливаю желание идти дальше и поворачиваю.

 

Раньше мне никогда не приходилось совершать такие длинные первопрохождения в одиночку. Были первопрохождения и серьезнее, но в паре или в тройке. Были и сольные первопрохождения, но небольшие: шкурник какой-нибудь или лаз. Чувство, вообще потрясающее. Идешь по дну одной из глубочайших пещер страны и с каждым шагом ее углубляешь. Начинаешь понимать, для чего ты пришел в спелеологию, для чего тебе таскать на своем горбу рюкзак, тратить кучу денег, мерзнуть по ночам в мокром спальнике, рисковать своей головой и иными органами и т.д.

Олег ждет меня у сифонного лаза. Я быстро проскакиваю через лаз и сообщаю ему новость: "Пещера "идет"!" Мы возвращаемся в ПБЛ, будим Шелепина, сообщаем результаты выхода и уходим наверх, прихватив по пути 30-метровую веревку, которая попала в Дорбун-Тур через Подснежник, которой было все же не суждено быть навешенной при первопрохождении в Дорбун-Туре и которой, в итоге, так и не хватило Шелепину, чтобы навесить там очередной колодец. В последний выход Леша с Мариной дошли до серии уступов, прошли их где скальником, где навесив мелкие концы, но на первый серьезный колодец им не хватило веревки. У этого колодца и остановилась экспедиция на Загедан 1998 года.

Выемка ПБЛа проходила уже без нас: мы с Лычагиными 23-го спустились вниз, на следующий день нас догнали Костя Рубцов и Олег Цой и мы разъехались, кто - в Саратов, кто - в Москву, а мы с Саней и Оксаной - на море, встречать фиштинцев.

Дорога от лагеря до моря тоже была полна приключений, о которых можно было бы написать страницу-другую, но это уже совершенно другая история...

А на Загедан, в нашу Систему мы обязательно приедем снова, на будущий год. Рекорда России там не будет, но потенциал системы - 700 метров, и это вселяет определенный оптимизм.

 

Александр Гусев

 

 

Возвращение в Апсны

(Статья написана для журнала, не имеющего отношения к спелеологии - прим. автора).

 

04.1998.

Зураб - пятый покупатель, который смотрит моего ¬Жукај. Под мелким дождем мы носимся по троллейбусному кругу возле кинотеатра ¬Таллинј. Сквозь дырявое днище машины летят брызги, тормоза практически не работают, глаза Зураба восторженно горят. Я могу его понять: только в силу обстоятельств я вынужден расстаться с ¬Жукомј.

- Здесь я поставлю телефонную антенну..., нет, лучше здесь. А сюда - правительственный пропуск, - Зураб показывает мне удостоверение члена Правительства Абхазии.

Вот это удача!

 

09.1992

 

- ...А вы откуда взялись?!

- С гор.

- С каких, к черту, гор

- С Дзышры.

- Да вы знаете, что тут происходит?! Быстро прыгайте в машину и езжайте в Гудауту, там все объяснят.

Так встретили группу спелеологов в с.Дурипш в сентябре 1992 г. Уже две недели шла война. Мои знакомые оказались в числе последних иноземцев, спешно покидавших Абхазию.

Неожиданный конец экспедиции с увлекательным перелетом в Москву на военно-транспортном самолете завершил долгие (и успешные) годы исследований пещер в горах Абхазии. Самые перспективные спелеорайоны в бывшем Союзе оказались закрыты.

Сейчас за плечами многих российских спелеологов поездки по всей Европе, экспедиции в Штаты, Мексику, Алжир, но об Абхазии не забывали никогда. Случайное знакомство с Зурабом дало возможность продолжить работу, прерванную войной.

Две московские группы под руководством Д.Провалова и В.Рейснера организовали экспедицию в пещеру Дзоу, расположенную на северных отрогах массива Арабика, Гагринский хребет. Команда Д.Провалова решает пограничные проблемы на местном уровне, мы же с помощью Правительства Абхазии оформляем документы по официальным каналам в Москве.

 

13.08.1998.

Село Веселое - граница. Плохие новости: документ, с трудом найденный на КПП ¬Псоуј, гласит: ¬Пропустить группу спелеологов с 01.08 по 10.08.98ј, плюс вопросы по гражданам Швейцарии, участвующим в нашей экспедиции. Новости хорошие: группа Д.Провалова границу успешно пересекла и нас, кажется, встречают офицеры связи на абхазской стороне.

 

10.00.

Сидим в ближайшем кафе, ждем-с ...

 

В Советской Туркмении в приграничной зоне людей, не имеющих спецразрешения, укладывали в виде мешков в пирамиды рюкзаков. Швейцарскую границу просто переходили вброд с французской стороны - разные есть способы обойти закон... Правда, пришлось как-то посидеть в голландской тюрьме, но смею вас заверить, там вполне комфортно.

 

16.00.

Ящик пива и бутылка коньяка.

Мы в Абхазии!! Не зря рисковал в Москве, наматывая круги на машине без тормозов...

Нас встречает Гиви Смыр, тот самый, кто открыл знаменитую Ново-Афонскую пещеру. Будет вертолет. Есть время купить овощей и фруктов.

Вот это сервис - вертолет пригнали прямо к границе!

 

18.00.

Интересно, меня будут бить и ногами?

...Увидев знакомое озеро, я ткнул в него пальцем и крикнул пилотам, что садимся здесь. Я не заметил, что вертолет махнул винтом еще два раза...

 

Незапланированные ночевки всегда доставляют много хлопот. Обычно решение принимается уже в темноте, когда невозможно нормально поставить лагерь. Мгновенно теряются палатки, спальные мешки, продукты, кухонные принадлежности. Хорошо, что рядом лежит снежник - хотя бы с водой проблем не будет.

Наши абхазские друзья достают местное вино. Здорово! Люди на глазах теплеют, растет уверенность, что сегодня меня не зарежут.

 

14.08.1998.

До озера идти час, с грузом - два. Маршрут не сложный, только под конец крутой травяной склон. На обратном пути встречаю Гиви:

- Извини меня друг, время сейчас такое... - назойливая бабочка кружится вокруг потертого ствола автомата.

Ребята из первой группы (они живут на озере уже неделю) любезно решают нам помочь - а наш лозунг: ¬Увидел грушу - немедленно скушай!ј (облегчаем рюкзаки).

 

Я не был здесь десять лет. Я мечтал, что когда вновь окажусь в этих благодатных местах, я отойду в сторону, чтобы никто не видел, и упаду лицом в пахучую траву, в камни, изъеденные водой. Я не думал об озере, о прозрачной, холодной, обжигающей воде. И, вылезая на острые прибрежные камни, я кричу единственное слово:

- Арабика!

 

Первые экспедиции в этот район были организованы в 1983 г. За короткий период были открыты и исследованы более трех десятков колодцев и шахт. Пещера Дзоу, ранее известная под маркировкой S-78/83, оставалась в тени, благодаря близкому соседству пещеры Московская (S-76/83) с конечной глубиной 970 м. В 1992 г. международная (Россия-Франция) команда под руководством В.Киселева более серьезно подошла к исследованию п.Дзоу и достигла глубины 400 м. Не взирая на сложную политическую обстановку В.Киселев организует в 1994 г. новую экспедицию и доходит до отметки 670 м. Из-за недостатка снаряжения он вынужден остановить штурм пропасти.

...Вертолеты были непозволительной роскошью. Огромное количество груза, доходившее весом до 1,5 - 2 тонн, переносилось на собственных спинах. Сахар использовался как топливо - проглотил пару кусочков и пошел - на двадцать минут хватает. Очень завидовали выносливости непальских шерпов.

И каждый шаг был первопрохождением. Помню, на поисковом выходе в небольшом гроте попал я прямехонько в звериное логово. Свет отказал, я полз по ходу, нащупывая путь рукой, и вдруг положил ладонь на что-то мягкое и теплое. (Любят у нас рассказывать про зверей, особенно про медведей). Я дернулся назад, а там мой товарищ вслед ползет. Не буду же я ему кричать - может Оно спит. Так, молча и вытолкал друга ногами на свет Божий..

 

15.08.1998

Ночью из дыры вышла штурмовая двойка. Поставили лагерь на 700 м. Пещера идет, нужно веревки метров 200. Утром вниз ушла смена. Понесли три мешка с продуктами и снаряжением.

Три мешка на двоих - это нормально. Лучше, конечно, по одному, бывает по два мешка на брата - это при современной технике. А раньше ¬гнали стадој: люди распределялись по ходу и передавали транспортники по цепочке, стоя в распоре, сидя в лужах, лежа в ¬шкурникеј, когда мешок протискиваешь между телом и сводом, и так дальше, дальше - мешков по тридцать...

У нас акклиматизационный выход. На втором колодце нужно улучшить навеску - веревка трется об уступ. Швейцарцев пропустили вперед, сами остались перевешивать. Забили два крюка, сделали перила, а дальше - стоп. Порода крошится, бить крючья некуда. Натянули неимоверно длинную оттяжку, больше сделать ничего не смогли, но стало лучше.

После третьей навески - поворот направо в боковой ход в виде трубы. Нам уже рассказывали этот анекдот. Лоцман Вова как-то не предупредил ребят об этом повороте. Через два дня работы, когда вышли на старое дно и уперлись в тупик, Вова ответил:

- Дзоу и не таких обламывала!

Хорошая шутка. Он остался жив.

 

17.08.1998.

Гуляем по поверхности, фотографируем, купаемся. Сходил за перевал ко второму маленькому озеру. (За пять лет работы в этом районе - первый раз! Все время под землей).

К полуночи вышли победители: КИЛОМЕТР! Лучшие продукты, спирт, фрукты - все на стол. За последние десять лет это первый прорыв за манящий барьер.

 

А ведь у меня дома тоже живет маленький камешек с километровой глубины, который мне подарили после штурма п.Московская.

Обычный известняк.

 

18.08.1998.

Нужны продукты, карбид, свежие силы. Две двойки ушли в дыру, карбид, разумеется, забыли.

 

Во Франции в системе Жан-Бернар после длительных поисков карбида на заранее оговоренных местах и в лагерных транспортниках мы с приятелем просто разыграли жребий: я пересыпал остатки своего карбида в лампу товарища, и он побежал наверх. Мне повезло больше, потому что я сидел в полной темноте, но с едой и спальным мешком, а Витя летел по колодцам и меандрам к верхней ¬заначкеј, рискуя остаться без света где-нибудь на середине пути...

На предложение сходить в п.Московская отвечаю отказом. Я видел там летающих людей в пятидесятиметровом колодце, проходил сквозь водопады, сшибающие с ног, застревал в ¬шкуродерахј... Хорошая пещера, много воспоминаний. Нет, я лучше пофотографирую, схожу к Аценгуару.

Их много по всей Абхазии -- на альпийских лугах и на скальных площадках. Кто строил эти каменные круги, когда и зачем - никто не знает. Я кружу вокруг древней постройки в поисках хорошей точки съемки. Таинственная история не помещается в моем объективе.

20.08.1998.

Рано утром вышел Толик. Его история проста. В подземном лагере, рассчитанном на четырех человек оказалось шестеро. Двойка Дениса и Олега, поднявшаяся со дна, собиралась налегке выскочить наверх. Остановились в лагере, чтобы перекусить. Ничего не подозревающий Толик вылез из теплого спальника по малой нужде, а когда вернулся, там уже мирно посапывал Олег. Толик погрустил, собрался и пошел наверх.

Наконец-то пришла моя очередь. Поверхность уже порядком надоела.

На втором колодце нас фотографируют товарищи - мы еще такие чистые, бодрые и красивые.

Пещера - ничего себе. Особо сложных моментов нет, за исключением неожиданных поворотов и серьезных восхождений. Работа по прохождению дыры предыдущими группами впечатляет. Разумеется, навеска отвратительная, но я отдаю себе отчет, что всякий, кто идет по чужой навеске не может ее не ругать.

До лагеря добрались за шесть часов и как раз вовремя - пришла двойка со дна, значит не надо никого будить и беспокоить. Швейцарец свеж и весел, представитель нашего государства выглядит менее бодро и ругает навеску на чем свет стоит - ладно, завтра оценим.

- No smoking in the camp! - радостно сообщает гражданин далекой горной страны. В ответ мой напарник не спеша прикуривает сигаретку.

...Стыдно, товаристчи!

Спим.

21.08.1998.

Место для лагеря хорошее. Палатка стоит равнехонько поперек хода, совмещенный санузел находится несколько ниже и в стороне - почти не пахнет. Все вполне удобно, за исключением оттяжек, которые постоянно надо перешагивать. О комфортности спальных мест обычно умалчивают.

Международная команда ушла наверх. До встречи у озера! Удачи! (Они выходили двенадцать часов, бедняги...)

А мы - вниз.

Первый же колодец полностью соответствует вчерашним репликам нашего соотечественника. Зависнув под потолком на перестежке, судорожно болтаю ногами в пустоте. Наконец удалось пристарховаться и перейти на следующую веревку. Да, навеска более, чем спортивная.

В нашу задачу входит заброска на дно банки с карбидом, возможно, топосъемка и, главное, прохождение полусифона.

 

Надо признаться, что я большой ¬специалистј прохождения небольших сифонов без снаряжения. Как-то в Крыму, в пещере Голубиная мне удалось пройти сифон, обозначенный на схеме как ¬глухойј. Я просто забыл об этом, забыл, что надо его обойти по второму этажу. И полез в воду. Сначала было страшно, но с третьей попытки (подталкивала глупая мысль, что до меня-то ведь как-то проходили) сифон пронырнул. Только выплыв к следующему сифону с противоположной стороны, я понял, что произошло. Дураков не лечат...

Ну вот и последняя навеска под именем ¬ЧУМАј. Названию своему полностью соответствует. Тоскливо глядя на трущуюся об уступ веревку, спускаюсь вниз. Здесь оставляем карбид и идем дальше... Еще одна навеска! Что-то наши приятели напутали с описанием маршрута...

Нашли какой-то сифон, обошли сухим ходом, вышли на следующий - тишина, а там, куда нам надо, должен дуть ветер. Вернулись, пошли в другой ход - еще один ход - разделились. Я иду по наклонной галерее и метров через сто слышу отдаленный рев воды. Вскоре я стою на большой подземной реке. Представляю, как прыгали от радости первопроходцы! И шутить тоже умеют - сносить на километр и обратно гидрокостюм - это здорово (т.к. нырять в сифоны, находящиеся выше реки метров на пятьдесят не имеет смысла).

На поиски злополучного сифона потрачено более четырех часов. Карбид остался далеко наверху, свет, как обычно, на исходе. Бежим по реке вниз, чтобы хоть немного прикоснуться к таинству первопрохождения. В таком же темпе - назад.

Поднимаемся до лагеря за четыре часа. Выход (увы, только экскурсионный) занял одиннадцать часов.

 

22.08.1998.

Согласно плану выходим на поверхность. Я хочу выйти засветло, поэтому тороплю напарника со сборами. Один транспортник на двоих - должны успеть.

Мешок несем по очереди, но я вижу, что Леша ¬сдыхаетј. Мне тоже не сладко, однако силы еще есть. Последние 300 метров груз несу только я.

Выходили от лагеря восемь часов - нормально.

 

26.08.1998.

Вчера кончились сигареты. Не потому, что я такой добрый дурачок. А потому, что другие такие умные - рассчитывать не умеют!

Последний выход в дыру. Выемка снаряжения. Как мало мы здесь были!

 

28.08.1998.

8.00.

Господи, откуда взялся такой сильный ветер?!

Я стою раскинув руки в качестве посадочного знака для вертолета. Нет, при таком ветре он не сядет.

 

Какие мысли у взлетной полосы? Прилетает такая красивая стеклянная стрекоза, пилоты интересуются эдельвейсами, обтираются снегом, спрашивают, не страшно ли нам лазить в пещерах... А через пять минут мы вытаскиваем их из горящих обломков. Ветер.

Сейчас я даже не успею отпрыгнуть в сторону - площадка слишком мала.

11.00.

Мы сидим в приграничном РУССКОМ кафе, ждем машину, пьем пиво.

 

Вы на каком этаже живете? Семнадцатый? Приблизительно пятьдесят метров. Поставьте двадцать таких домов друг на друга, тогда вы сможете себе представить, что такое КИЛОМЕТР.

Лифт, кстати, не работает...

 

Владимир Травин

 

 

Схема навески п. Осенняя

 

 

 

Немного о Спасенных и Спасателях

 

Рождение некоторых статей бывает трудно предсказать. Возвращаясь из весеннего Крыма, где школа нашего клуба проводила учебно-тренировочный выезд на небезызвестной пещере "Солдатская", я и не предполагал, что мне когда-либо придется, как любят выражаться писатели, "браться за перо" и рассказывать об этом довольно заурядном спелеомероприятии.

 

Но судьба распорядилась по-своему, и на одном из собраний клуба несколько удивленные участники этого путешествия принесли мне небольшую заметку, опубликованную в "Бюллетене РСС". В ней сообщалось о группе Ирины Коржавиной, принявшей участие в спасательных работах в этом районе и спасшей группу московских туристов, попавших в завал.

Это, а также желание поделиться опытом участия в этом происшествии, побудили меня рассказать в этой небольшой статье о фактах, произошедших в последний день нашей стоянки у пещеры "Солдатская" на плато "Караби".

В тот день наша группа закончила все работы в основной пещере, и я, а также заместитель руководителя Михаил Кашепов проводили в этот день выход наименее опытных групп спелеологов в пещеры "Пастушья" и "Эгиз-тенах 2". В лагере старшими оставались спелеологи второго года обучения Елена Киселева и Денис Чижов. Также в лагере оставался пришедший в гости спелеолог группы Ирины Коржавиной - Денис Милованов, принявший, по моему приглашению, участие в посещении пещеры "Солдатская" до глубины 250 метров. Примерно во второй половине дня на плато поднялась часть группы московских туристов, совершавших в это время пешеходный поход по Крыму. Целью их посещения стала мало известная пещера "Сталактитовая" или известная среди местных пастухов, как пещера "Дохнова". Они были в ней уже несколько раз во время своих предыдущих походов по Крыму. Эта пещера была довольно заурядной - глубина менее 100 метров, входной уступ около 5 - 7 метров. Далее следуют несколько небольших и узких меандров. Она расположена в 400 метрах от пещеры "Солдатская" в сторону сбросов с плато.

Основной лагерь москвичей, поднявшихся на плато, находился примерно в 40 минутах ходьбы по тропе плановых маршрутов, которая проходила через поляну и родник, где стоял наш лагерь. Группу составляли 7 человек. Двое девушек и 5 ребят. Они были практически не подготовлены к посещению даже самой простой пещеры. Они имели 3 - 4 ручных источника света (фонари). Были одеты в обыкновенную одежду и обувь - анараки, шорты, футболки, кроссовки. У них также имелось около 40 метров веревки, которую они использовали на входном уступе для страховки. Спустившись в пещеру, они осмотрели ее и направились к выходу. На самом выходе один из участников решил подняться методом скального лазания в небольшой камин у входа в пещеру. На высоте 5 - 6 метров он по неосторожности вызвал редкое в спелеопрактике явление - обвал, который пришелся на головы остальных участников, в этот момент находившихся под местом его подъема. В результате четверо из них получили серьезные травмы. Ногу одной из девушек придавила плита, вызвав перелом голени. Двое из ребят получили рваные раны и переломы руки и ноги. Вторая девушка получила сильный ушиб в области почек и тазобедренного сустава. Остальные отделались ушибами. Участник, находящийся ближе всего к выходу, побежал в наш лагерь за помощью. В это время остальным пострадавшим удалось освободить придавленную девушку. С этого момента начались спасательные работы.

Денис Чижов и Денис Милованов организовали выемку пострадавших. Алексей Расстригин, исполняющий обязанности медика группы, начал оказание первой помощи у пещеры. Юля Попова, Лена Киселева и оставшиеся члены команды подготовили лагерь к приему раненых. Подошедшая группа Кашепова включилась в переноску пострадавших в наш лагерь. Нами была допущена ошибка, к счастью не приведшая к плохим последствиям. Для сообщения о случившемся на спасательную службу был послан всего один человек, через ущелье Чигинитра в поселок Рыбачье. Это был Дмитрий, член пострадавшей группы, первым принесший в наш лагерь известие о происшествии. Что, безусловно, совершенно недопустимо. Очевидно, сказалась неожиданность, а также плохое знание остававшимися в нашем лагере членами команды района проведения экспедиции.

Когда моя группа пришла в лагерь, выемка и транспортировка пострадавших была завершена. По прибытию на место я выслал группу из двух человек во главе с Кашеповым на метеостанцию для дублирования вызова спасателей и с целью подстраховать участника, ушедшего ранее в одиночку. Увы! Эта группа вернулась довольно скоро, сказав, что не смогла найти дорогу из-за севшего на некоторое время тумана. Осмотрев пострадавших, мы с Алексеем принялись обрабатывать раны оставшихся ребят. К тому времени Алексею уже удалось наложить шину на ногу девушки и практически остановить кровотечение. Убедившись в отсутствии сотрясений мозга и черепно-мозговых травм, пострадавших напоили горячим чаем и накормили ужином.

Около 4 часов утра прибыла команда спасателей из Симферополя и две машины местной скорой помощи. Примерно на этом и закончилось наше участие в спасработах. Как выяснилось, приехавшие медики не имели даже одноразовых шприцов! Пришлось поделиться с ними нашим запасом.

Что можно сказать о происшедшем? Я думаю, не стоит говорить о действиях группы московских туристов. Все мы знаем, как опасно может быть посещение пещер группами, не имеющими для этого специального снаряжения, опыта и подготовки. Касательно действий нашей команды я могу сказать только, что, несмотря на отсутствие опыта в подобных работах у многих ребят, в целом группа сработала грамотно, своевременно и правильно оказала необходимую помощь. Не зря прошли месяцы предварительных тренировок, лекций и семинаров.

Домой из Крыма наши группы - спасатели и спасенные - возвращались вместе. Многие из нас продолжают поддерживать наше знакомство и сейчас. Ребята, недавно выписавшиеся из больницы, а также другие члены той группы неоднократно посещали наши занятия и тренировки. Некоторые из них уже неплохо умеют лазить по технике SRT, и готовятся принять участие в будущих экспедициях. Говорят, нет худа без добра, но хочется, чтобы подобных происшествий было как можно меньше.

5 августа 1998 года

Сергей Вавилов,
руководитель клуба спелеологов "Эдельвейс"

 

РАЗНОЕ

Координаты пещер хребта Алек

Координаты измерялись прибором GPS (Global Positioning System). Абсолютная точность измерений широты и долготы с помощью данного прибора 120 метров, однако для относительной привязки входов на одном массиве точность составляет несколько десятков метров, уменьшаясь (в метрах) в случае, когда измерения сделаны в одно время.

Одна угловая минута дуги меридиана соответствует 1849.14 метрам; одна угловая минута дуги параллели широты 43° 40'.0 соответствует 1342.11 метрам.

Пещера

Географические

координаты

Дата и время

 

широта, с.ш.

долгота, в.д.

съемки

Барибан

43° 39'.38471

39° 53'.47951

04.01.98 07:50

Величественная

43° 39'.42044

39° 53'.97583

04.01.98 09:08

Географическая (1 вход)

43° 39'.54596

39° 54'.43255

04.01.98 09:31

Географическая (Нудный ход)

43° 39'.64671

39° 54'.42290

04.01.98 09:40

Градовая

43° 40'.03488

39° 53'.10969

06.01.98 12:17

Дарья

43° 40'.03391

39° 54'.20950

13.11.97 08:51

Дворцовая

43° 39'.37473

39° 53'.62982

05.01.98 09:18

Девичья

43° 39'.53277

39° 54'.14931

04.01.98 09:24

Заблудших

43° 39'.92351

39° 52'.83095

04.01.98 07:15

Назаровская

43° 39'.46067

39° 53'.76114

04.01.98 08:44

Осенняя

43° 39'.51828

39° 53'.74376

04.01.98 08:31

ТЕП (нижний вход)

43° 40'.08702

39° 52'.67935

06.01.98 14:16

Школьная

43° 39'.91546

39° 53'.02117

05.01.98 08:22

Буковая поляна (центр)

43° 39'.14556

39° 53'.34207

11.11.97 04:37

Лагерная поляна (р-н Осенней)

43° 39'.57107

39° 53'.67488

11.11.97 07:27

 

Автор благодарит Павла Лузана, любезно предоставившего свой GPS для измерений и Александра Гусева за комментарии к таблице.

Владимир Петров

 

Список дейстельных членов КС МГУ на 1998 год

1. Акимов Владимир 18. Мавлюдов Булат
2. Андреева Татьяна 19. Некипелова Жанна
3. Африн Даниил 20. Пономарев Сергей
4. Банковский Антон 21. Провалов Денис
5. Блохин Игорь 22. Румянцев Евгений
6. Володина Анна 23. Терещенко Павел
7. Гусев Александр 24. Торопов Илья
8. Евдаков Павел 25. Утенкова Елена
9. Зиброва Наталья 26. Фролов Александр
10. Коледов Анатолий 27. Хабиров Фарид
11. Копчинский Алексей 28. Чеботарев Николай
12. Коротаев Антон 29. Чистолинов Максим
13. Косоруков Юрий 30. Чичеров Антон
14. Кочерин Алексей 31. Шатский Николай
15. Кузнецова Екатерина 32. Шиян Тарас
16. Леонов Андрей 33. Шумейко Андрей
17. Лозовая Елена

* * *

Поздравляем Колю и Иру Чеботаревых с рождением дочери! Так держать!

* * *

Клуб Спелеологов МГУ объявляет о подписке на 1999 год на "Вестник Спелеоклуба МГУ".

"Вестник" издается с декабря 1993 года 4 раза в год объемом 26-34 страницы формата А4.

В основном журнал публикует информацию, касающуюся спелеологов МГУ: рассказы об экспедициях, соревнованиях, в которых члены КС МГУ принимали участие, однако редколлегия с удовольствием принимает и публикует материалы всех любителей спелеологии. За время существования журнала в нем "отметились" представители всех московских клубов и групп, спелеологи Санкт-Петербурга и Киева.

 

Разделы "Вестника": "Официальные сообщения" - официальные материалы Клуба: собрания, списки членов, радзличные положения и др.; "Хроника" - хронология жизнедеятельности Клуба; "Экспедиции" - материалы о всех экспедициях Клуба, о любых других интересных экспедициях (первопроходческих, поисковых, зарубежных), предлагаемых редакции для опубликования; желательным условием является предоставление к статьям новых топосъемок, схем навески СРТ и др.; "Соревнования" - статьи и технические результаты соревнований, которые организуются КС МГУ, или в которых члены КС МГУ принимали участие; "Новости мировой спеолологии" - интересные переводные статьи из иностранных журналов; "Безопасность в пещерах"; "Школа" - информация для начинающих спелеологов, основной материалт - курс лекций, читаемым новичкам 1 года в КС МГУ; "Дискуссия"; "Литературная страница"; "Разное"; "Объявления".

Обычно в каждом номере публикуется 2-3 графических материала (планы, разрез-развертки пещер, схемы навески СРТ), 3-4 черно-белых фотографии.

Номера 1999 года (єє21-24) будут выходить в марте, июле, октябре 1999 года и январе 2000 года.

Подписка возможна в двух вариантах: с получением номеров в редакции (что выгодно для москвичей) и по почте.

 

Стоимость подписки: 50 р. - с получением номеров в редакции,

90 р. - с получением по почте по России,

110 р. - с получением по почте по СНГ.

Члены КС МГУ получают журнал бесплатно.

 

Сведения для авторов:

1) Материалы для публикации принимаются в электронном (желательно) или печатном виде по адресу: 119270, Москва, а/я 41. Гусеву А.С. Факс: (095)-292-65-11 box 595. Тел.: (095)-939-22-45 (раб.). E-mail: gusev@sai.msu.su.

2) Материалы в элетронном виде принимаются в форматах ASCII, Word for Windows (2.0, 6.0, 7.0, '97), KOI-8 - для текстовых файлов, pcx, bmp - для графических файлов. В статье может быть не более одной фотографии.

3) Тексты и рисунки автору не возвращаются (разве что очень попросите).

4) Приоритет отдается экспедиционым материалам, материалам, присланным в элекронном виде.

 

"ВЕСТНИК СПЕЛЕОКЛУБА МГУ"

ЗАЯВКА НА ПОДПИСКУ

Ф.И.О. (полностью)

подписчика:___________________________________________________________

ПОЧТОВЫЙ АДРЕС: Страна____________, индекс_____________,

город (нас. пункт, область), улица__________________________________________

Код-телефон:________________E-mail:_________________________

 

Прошу оформить подписку на ___ комплект (-а, -ов) "Вестника Спелеоклуба МГУ" на 1999 год c получением журналов в редакции, по почте (ненужное зачеркнуть).

Оплата в размере:__________________________

передана (выслана почтовым переводом) в __________________________________

Дата:_______________ Подпись________________________

ВНИМАНИЕ:

1) При оплате почтовым переводом следует ОБЯЗАТЕЛЬНО указывать имя получателя.

2) Контактный адрес: Россия, 119270, Москва, а/я 41. Косоруков Юрий Сергеевич.

Факс: (095)-292-65-11 box 595. E-mail: gusev@sai.msu.su.

 

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Редакционная коллегия - Гусев А. (гл.ред.), Косоруков Ю., Пономарев С., Провалов Д., Чичеров А. Шумейко А.

Технический редактор - Пономарев С.

Фотографии - Шумейко А.

Обложка - Пономарев С.

Обработка изображений - Гусев А., Пономарев С.

Печать - Пономарев С.

________________________________________________________________

________________________________________________________________

Адрес редакции: 117234, Москва, Воробьевы горы, МГУ, В-365л. E-mail: gusev@sai.msu.su.

 

Адрес КС МГУ: 119270, Москва, а/я 41. Тел.: (095) 408-19-73 (Шумейко Андрей). Факс:.(095) 292-65-11 Box 595.

На главную | X-tracks | Карты | Статьи | Галерея | Ссылки | Архив СК МГУ | Архив РСС | О сайте | Контакты

CopyRight © 2011-2016 www.x-traсks.ru

Если вы решили процитировать какой-либо материал с этого сайта не забудьте поставить активную ссылку на него.

Экстремальный портал VVV.RU Яндекс цитирования