Сайт Сергея Анатольевича (Пономарева)
Активный отдых, туризм, путешествия...  
На главную X-tracks Карты Статьи Галерея Ссылки Архив СК МГУ Архив РСС О сайте Контакты

ВЕСТНИК СПЕЛЕОКЛУБА МГУ

# 1 (5) ЯНВАРЬ - ФЕВРАЛЬ - МАРТ 1995г.


Издается с декабря 1993 г.

Читайте в номере:

Владимир Киселев

ХРОНИКА

Планы Клуба спелеологов МГУ на 1995-96 годы.
Ю.Косоруков

ЭКСПЕДИЦИИ

Последние приключения неугомонных или вечера на хуторе близ Англо-Русской.Фишт-95Е.
Е.Румянцев

Спелеошкола МГУ - 95.
А.Гусев

Теп за три дня
А.Гусев

ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА

Заметки новичка. (Школа СПК "Сокольники"-94)
А.Серов

ХРОНИКА

Планы Клуба спелеологов МГУ на 1995-96 годы.

1.Экспедиции и тренировочные выезды:

июль - массив Арабика (Абхазия) - п.Ньюкейв, поиск. Рук. Д.Провалов.

август - пятая экспедиция Спелеоклуба МГУ на массив Фишт - дальнейшее исследование п.Англо-Русская (-400), погружение в источники, поиск верхних входов в глубочайшую пещерную систему России "Крестик-Турист", ее прохождение от верхнего входа до сифона.
Рук. Ю.Косоруков.

сентябрь- тренировочный выезд в Крым (или Урал).
октябрь - участие в экспедиции Спелеоклуба г.Зальцбурга (Австрия).
ноябрь- выезды на хр.Алек (Кавказ) и в Крым.
январь 1996 г.- выезд Спелеошколы МГУ в Воронцовские пещеры (Кавказ).
июнь 1996 г. - разведка карстовых районов на юге Узбекистана. Рук. Ю.Косоруков.

2.Соревнования и слеты:
24-25 июня - соревнования "Белые ночи" (C.-Петербург).
сентябрь - Слет спелеологов Мосвкы,
первенство С.-Петербурга по спелеотехнике.
октябрь - Кубок Украины по спелеотехнике (Судак, Крым).
апрель 1996 г. - Открытое первенство МГУ по вертикальной технике памяти А.Михалина.
май 1996 г. - XIX Матч городов Урала.
3.Собрания, вечера:
октябрь - общее собрание Клуба спелеологов МГУ.
декабрь - участие в Съезде Украинской спелеоассоциации,
московский вечер спелеослайдов.

Юрий Косоруков

 

________________________________________________________________

ЭКСПЕДИЦИИ

________________________________________________________________

 

Последние приключения неугомонных

или вечера на хуторе близ Англо-Русской.

("Фишт-95".)

Горы... Об этом нельзя рассказать целиком, это можно только прочувствовать. Когда снег залепляет лицо и ветер сбивает с ног, когда после суток пурги утром ты видишь солнце, когда, выходя из пещеры, наконец переодеваешься в сухое и берешь нечувствующими от мороза руками кружку горячего чая, только тогда ты начинаешь понимать, насколько ты мал и насколько ты велик в этом царстве природы. Начинаешь понимать, нужно ли тебе это - горы. Ну, а пока...

I

У нас опять "Затор-второй".

-Что она делает? Ха-ха-ха. Чей это транс? Шумейко. Уберите ее... Бабка, да убери свою животину!

5 часов утра. Еще темно. Адлер. Вокзал. Столб. Вокруг столба сложена груда разноцветных мешков с нашим снаряжением. На новый ярко-желтый транспорт печально гадит старая дворняга. Два дня она ехала с нами в вагоне, вызывая оживленные споры и гневные возгласы пассажиров. Ее хозяйка, одна старушка, всячески защищала ее от нападок проводника и пассажиров, но ни разу не выводила ее погулять. Все всячески поносили отборными выражениями бедное животное, у которого к тому же было не в порядке с желудком. Однажды, когда она была в тамбуре, даже мусорное ведро, стоящее там, подожгли. Лишь один Шумейко ругал только бабку - защищал бедную дворнягу. И вот она, собачья благодарность. А Шумочке, как мы его ласково называем, остается только жалобно приговаривать: "Ну почему опять я, там много ведь вещей, и все равно мой выбрала. Он же новый еще. Почему же так не везет..."Экспедиция началась !

Первым делом надо бы описать членов нашего снежно-подземного турне. Хотя экспедиция проводится под эгидой МГУ, состоит она из совершенно разных людей. Лидер - Шумейко Андрей, клуб МГУ. Вместе с ним из нашего клуба Лешка Кочерин, Коля Шатский и я. Из "Сокольников" - Толик Коледов, Костик Мухин, Скоров Андрей, в простонародье Эшелон, доктор экспедиции Уянц Антон, которого, как Антона многие и не знают, и Денис Провалов, наш чемпион. Из какого он клуба больше, из МГУ или Сокольников неизвестно. Кидовец, одним словом. Из "Барьера" - Дима Скляренко (Скляр), наш видеооператор, и Влад Пачин. И наконец, в виде иностранного гостя - Олег Климчук, первая "железка" Украины. Народ в основном с большим опытом хождения, многие не в первый раз в больших зимних экспедициях. Кому побороться есть, осталось долететь до того, с чем побороться. Погода, впрочем, солнечная, свободные вертолеты имеются; и в девять утра мы уже весело нагружаем длинную колымагу своими шмотками. Потом прощальный завтрак, и в начале двенадцатого уже тыкаем пальцами в проплывающий под нами Алек. И наконец, вот он, красавец Фишт. Еще минута, и мы выпрыгиваем в беснующийся под винтами снег. С непривычки дышать совершенно нечем, к тому же грохот мотора делает нас похожими на рыб. Как в басне: "Он губами шевелит, а сказать - не говорит". Общее состояние и вовсе безрадостное: во рту снег, в руках трансы, в глазах - такие же эскимосы, как и ты. Разгрузка идет минут пять, но зато какие пять минут! Летчик, стоящий, кстати, в тапочках и в майке, явно считает нас идиотами. Но вот оно, мгновение, отделяющее нас от цивилизации: стальная птичка с постепенно затихающим гулом превращается в оранжевое пятнышко, а мы с выпученными глазами кричим: "Ура!" Чего кричим, зачем радуемся, непонятно. Она-то улетела, а мы - остались.

II

Ты видел, какую мы навеску за ледоруб сделали? Здорово, да!?
Видел. Это был мой ледоруб.
(из материалов экспедиции)

Итак, время двенадцать и на раздумье его нет. До темноты надо успеть основательно закопаться. В соответствии с выбранной в Москве тактикой нужно поставить общий тент и пять палаток. Погода просто изумительная, только ветер резковат. Лагерь ставим на площадке примерно 30x50 метров. Как-то спонтанно получается полумесяц. А вот лопат мы взяли маловато. Можно бы и не экономить, все равно не на себе тащить. Маленькая, но досадная ошибка. Но несмотря на нее, общими усилиями к трем часам место высадки уже можно назвать лагерем. Фантазии у нас невпроворот. Ветрозащитные стенки, входы в палатки у всех разные совершенно. У Скляра - вход аркой и сплошная стенка высотой метра два, у Доктора просто одна стена, у меня с Эшелончиком вместо стен - какое-то извращение. Работа идет полным ходом. Обед, если им можно назвать куриный бульончик с тремя вермишелинками на дне миски, проглатывается двумя глотками. К пяти часам лагерь к первой ночевке готов. Готовы и первые метры навески - Дениска с Климом постарались. Пещера снегом не забита, завтра уже можно посетить первые залы. Вечером очень холодно, но засыпаем, как убитые - давненько так не трудились.

Утром встаем бодренькие и опять за работу. За сегодня надо окончательно поставить лагерь и забросить мешки с подземной базой до больших залов на -100. На лагерь уже приятно поглядеть. Разноцветие палаток, люди, копошащиеся вокруг трансов среди белого безмолвия, облака пара из-под тента - все говорит о том, что жизнь все-таки, - великая штука. Вчера успели даже теплую шхельду вырыть. А поверх всего змеятся провода антенн нашей рации. Спасибо спасателям. Они вообще нам здорово помогли при заброске. Вчера утром перевезли шмотки на аэродром и купили бензин для экспедиции, а это явно убавило геморроев.

К концу дня лагерь здорово преображается. Я решил отрыть в снегу теплую переодевалку, а Толик с Костиком - и вовсе выкопать под снегом пещеру и поставить в ней палатку. А потом в задумке соединить все это дело. Благо, снега под нами метров пять, не меньше. Через всю площадку, от лагеря до навески протянули веревку, чтоб не заблудиться при тумане, а посередине построили из снежных блоков что-то похожее на башню, тоже для ориентировки, поскольку по опыту Караби можно умуриться пойти пописать и вернуться через сутки.

Сами мы тоже несколько видоизменились. Эшелончик, например, за неимением черных очков, залепил свои скотчем, дабы не обжечься, оставив только узкие щелочки для обзора. Видимо, есть у парня мечта быть механиком-водителем танка. Мухин, тот просто, как нинзя, ходит в чулке из шапки. Начали дичать. Еще в поезде пытались определить жертву для повода вызвать санрейс. Жертвой выбран Клим. Он, конечно, не совсем "за", но весь коллектив единодушен во мнении. Несчастный случай еще не выбрали, но это дело двух минут. Выходили на связь. Позывной у нас веселенький - "Затор-2". Впрочем, это все-таки лучше, чем "Грибок-47".

Вечером из пещеры вернулись первые там побывавшие. Все нормально, завтра будем забрасываться на -250 и ставить подземную базу. Эшелон прибежал в палатку, расцеловал меня и убежал. Наводит на мысли о чем-то нехорошем. Холодильник в палатке жуткий. Как завтра вылезать из теплого спальника, представить трудно...

 

III

"Шум, выходи! Дело серьезное, снегу по колено!"

(Алек-94. Голос наутро.)

А представить пришлось. Проснулся я от того, что что-то давит. Давит конкретно, и, как не ворочайся, не помогает. За палаткой свист, шум. Окончательно все стало ясно, когда открыли вход. Зря, кстати, открыли. Как там у Шевчука: "И веселый ветер разметал все на столе." Андрюха сразу получил горсть свежего снежка в физиономию. Даже до меня чуть-чуть достало. Сон как рукой сняло. Выпрыгиваем из палатки. Точнее выползаем. Мама родная, ну началось! Решил таки Фишт показать свои острые зубки. Ветер аж с ног сбивает. В тенте уже три входа - окошки из прозрачного пластика разодрало в клочья. Народ на полусогнутых спасает от снега палатки. Под тентом сидит Доктор вокруг припорошенных мисок и судорожно разводит примуса. Лидер говорит. что выход вниз все равно будет, но в этом можно серьезно сомневаться. За два часа я отрывал тент три раза. Хорошо, что не поставили "Зиму", хана бы ей сейчас была. Палатку Скляра с ее высокими стенками вообще до конца не раскопаешь. Нашу мы, оказывается, достаточно хорошо расположили. Заваливает лишь половину задней стены. На завтрак - что-то пополам со снегом. Надо зашивать тент. Опять не хватает лопат и в ход идут руки и ноги. Заканчивается это все только с наступлением темноты. Первый натиск вроде выдержали без особых потерь, но надо хорошенько подумать о последующих. Выход, конечно, отложен до завтра. К вечеру передвигаемся как инвалиды. Но шутки не утихают. Появился первый фольклер типа "Если друг закопался вдруг". После ужина лагерь моментом проваливается в глубокий сон. Какое оно - завтра ?

 

IV

"Хайль, Шумейко !"

(из материалов экспедиции)

А завтра, оно же 23 января, просто великолепно. Опять солнце, ветер и синее небо. Выход в пещеру неминуем, и определяются три двойки, которые уйдут на три дня искать продолжение Англо-Русской в 9 направлениях. Это Клим с Проваловым, Коледов с Мухиным и я с Шумейко. Эшелон, Лешка Кочерин и Влад помогают дотащить до базы трансы. Наутро гомон, суета. Как обычно, первые уходят только в 12 вместо 10. Эшелончик все утро мечется с лопатой, пытаясь отыскать во вчерашних сугробах свои сапоги. И надо же, все-таки находит перед самым выходом. Мухин с Коледовым, между делом, уже отрыли в склоне место для палатки и прорубили тоннель в раздевалку. Постепенно нас становится наверху все меньше и меньше. Наконец, в три часа дня замыкающие в виде Шумочки и меня начинают свое движение в область вечной темноты и изрезанных за тысячи лет каменных ходов. Тут, наверху, такое блаженство, такая красота, а мы...

 

V

Мухин, тля, связист, тля.
Не слышу. Повтори...
Не понял...
Понял...
Забыл...
Повтори...
(из материалов экспедиции)

...уже протискиваемся в складках этой гигантской щели. Летом я здесь уже был, но зимой все по-другому. Первые залы причудливо разукрашены ледяными колоннами, сталактитами и сталагмитами. Аж дух захватывают. Жаль, что идем, не останавливаясь. Впрочем, потом это будет можно посмотреть в фильме. Скляр с Доктором уже запалили кучу карбидок, готовясь к съемкам, и усердно лазают среди этого сверкающего величия. А нам надо дальше. Шум торопится догнать ушедших раньше, и я только успеваю увертываться от появляющихся перед головой выступов. До площадки перед восхождением проскакиваем буквально за час с небольшим. Веревка на восхождении основательно потерлась, приходится узел завязывать. Минут через 10 перед глазами мелькают залы, точнее одна здоровая галерея высотой от 3 до 5 метров со множеством поворотов, которая через два небольших очка выводит на потолок старого меандра, соединяющегося метров через 20 с еще одним. Завтра туда пойдут Толик с Костиком искать продолжение сверху. чуть дальше уже слышны голоса наших. Что-то долго они идут. Груза у них, конечно, побольше, но все равно. Спускаемся на дно меандра и чешем дальше... Картина пещеры меняется. Теперь меандр чередуется с небольшими колодцами. Через полтора часа спускаемся по очередному из них и попадаем на площадку с небольшим озерцом с краю. Здесь и ставим базу. Группа поддержки уходит, палатка вскоре поставлена. Толик с Костиком уходят разведывать верхний меандр, который решено обозвать левым, а нам осталось поесть, подождать, когда придут снизу Дениска с Климом и можно валиться спать. На сегодня все.

Утро. По крайней мере по часам. За палаткой потрескивает горящий гекс. Там за едой копошатся Коледов с Мухиным, кричат, что хотят спать и нам надо быстрее вылезать. Встаем. Завтрак, нехитрые сборы, и можно идти дальше вниз. Сегодня по плану Провалов и Клим исследуют продолжение 70-метрового колодца, в который выходит меандр после базы, а Шумочка на дне должен проскочить полусифон - на данный момент это самое перспективное место для продолжения пещеры вниз. Выходим. Комбенизонам здесь приходится несладко. 60-метровый узкий меандр весь утыкан каменными шипами, вечно пытающимися что-нибудь на тебе изодрать. И вдруг после пары уступов оказываемся под потолком здорового колодца. Я про него знал, но все равно неожиданно. После 30 метров спуска видно широкую полку. Дальше наш путь - по ней и еще вниз метров 8 распором по небольшому желобу на стенке колодца. Оттуда опять распором по вертикальному меандру, названному Черным из-за засохшей грязи на стенках 40 метров, потом наклонная труба, 30 метров. Обошлось без приключений.

Останавливаемся на так называемом перекрестке. Маленький зальчик 3x3 метра, из которого выходят выходят аж пять ходов в разные стороны. Там неожиданно слышим голоса Клима с Дениской. Они лазили по дну большого колодца и выпали сюда по какому-то новому ходу. Ничего особенно интересного пока не найдено и мы расстаемся. Преодолеваем пару семиметровых уступчиков, больше похожих на картофелечистку из-за обилия кромсающих комбенизон стенок и подходим к последнему колодцу. 37 метров спуска и дно пещеры, покрытое слоем мелкого серо-коричневого песочка, обновляется следами наших сапог. Шумочка надевает гидрокостюм и вползает в шкуру, наполовину заполненную водой. Это и есть полусифон. Через 30 минут он должен вернуться либо с победой, либо просто вернуться. Жду. От холода и безделья брожу туда-сюда по тропинке, вытоптанной нами. Ожидание - самое последнее дело на свете. Пока я об этом рассуждал, контрольное время подошло к концу, и теперь приходиться думать о том, что еще через полчасика надо будет сигать без гидры в эту лужу. Однако минут через десять слышно хлюпанье по воде, которое завершается криком: "Фотоаппарат доставай!" Результат есть! За лужей колодец метров 10, дальше ход продолжается, но лучше идти вдвоем. Опоздал Шум из-за того, что забыл, откуда вылез в колодец. Пришлось скакать туда-сюда, пока не вспомнил. Теперь можно и наверх. По пути заскакиваем проверить еще один перспективный ход в так называемом Ходе Времени. Представляет он из себя 200-метровый тоннель, в котором остается только рельсы для метро проложить. Абсолютно прямой. И размерчик подходящий. А заканчивается двумя ходами - вверх и вниз. Так как наверху по колено жидкой глины, мы идем вниз. После небольшого успупа перешли на четвереньки. Метров 50 пролезли, а дальше Шум сказал, что он это имел уже много раз и больше иметь не хочет. Написал на топосъемке, что есть 50 метров ходов, и поползли обратно. Пришли в лагерь. Поставили супчик с матерным названием "Слимфакс". Где Шум нашел эти супы - тайна природы. 46 калорий по цвету напоминают то, что мы никогда не едим, а по вкусу - какао-бобы с макаронами. После еды еще час выгоняли из спальников Мухина с Коледовым. Потом Шумейко над ухом бурчал в диктофон про наши достижения. Клим и Дениска нашли, куда уходит вода с большого колодца, но без гидры туда не полезли. Завтра будут обшаривать галерею. Она по размерам тоже, как большой колодец, но попадаешь в нее снизу, а что наверху, пока неизвестно. А Толик отыскал наверху продолжение левого меандра вниз. Один небольшой колодец они проскочили и остановились перед следующим. Он поглубже, по крайней мере 15-метрового конца не хватило. Так что на сегодня им работы хватает. Засыпаю с мыслью о том, что завтра надо полностью просушить спальник.

С утра опять бормотанье под диктофон. Только теперь бормочет Мухин. Диктофон Мухина записывать не хочет. Мухин бормочет, лидер чертыхается. Диктофон Мухина записывать не хочет, но на третий раз, после замены батареек, все, наконец, записано, и мы встаем. Прошли они этот колодец, но чуть дальше застряли в щели, и, видимо, все заткнулось. Теперь очередь за нами. Лидер обещает мне утопление в полусифоне, на что я замечаю, что смерть в этой луже совершенно не романтична, а вот если еще разочек поедим вчерашнего супчика, то выход на поверхность можно сразу переносить на сутки позже из-за очистки пещеры. Добегаем до дна. Никогда не буду подводником! В болоте в 10 раз лучше, чем здесь. А тут еще прямо из этой шклявы в колодце распором. И каким! Абсолютно вертикальная стенка со множеством гнилых уступов, которых из-за собственного пара почти не видишь. После колодца еще несколько уступов и все. Дальше пролезает только моя не шибко умная голова. Все остальное плотно утрамбовано глиной. Остается сделать топосъемку. Результат, конечно, есть - пещера перевалила за 400 метров по вертикали, но так хотелось большего! На обратном пути сбывается мечта лидера: в меня вливается что-то холодное и жуткое. Пока я штурмовал этот злосчастный колодец, видимо раскрылся тубус, и вода таки добралась до моего бренного тела. А наверх не спешим. Сначала выходим к галерее. Встречаемся с Дениской. Ничего существенного они не нашли и наверх забраться не смогли. Идем дальше. Беды мои на этом не кончаются. Огонек карбидки еле горит, вокруг облако пара и в результате наверху Черного меандра из-под ноги улетает пол-уступа. Я, как макака, на мгновение зависаю на одной руке, потом забрасываю туда вторую, и в довершение добрый Шумочка наступает на мои хлипкие ручонки своим ужасным английским сапожищем. Теперь наверняка скажет, что Тришка кривлялся, пытался упасть, а он его спас, на руках донес до лагеря и т.п. После жары наступает холод: Шум бьет крюки в Большом колодце, а я с любовью на него смотрю. Порода вся в трещинах, и продолжается это не меньше часу. "Эх, мне бы шашку да коня, да на линию огня." Согреваюсь только перед базой, потому что в меандре залезаю выше нужного метра на четыре и протиснуться обратно вниз можно только прикинувшись студнем. В лагере Толик с Костиком вылезают из палатки только после того как им туда занесли чай. Спальник сушу часа полтора, но зато как приятно в него лечь! Спим сегодня вдвоем - Клим с Дениской сейчас сразу пойдут наверх. Полное блаженство. Работа почти закончилась, и пусть все было совсем не так, как мы хотели, но даром эти дни не пропали. Пещера теперь значительно прибавилась по длине, да и то, что по глубине пройдена 400-метровая отметка, тоже существенно. Утром наверх. Интересно, как там наши?

 

VI

Из сводки погоды на 25 января:
...В горах снег. Лопатоопасно.

А наши там никак. Еще в первом зале мы обратили внимание на снег под ногами. Если сюда замело, то что же наверху? Веревку во входном гроте завалило на метр. Поднимаемся по стенке наверх. Склоны Фишта изменились основательно. Чуется, несладко здесь было. Выхожу дальше. Еще несколько метров наклонки. Боже! Вместо красавца лагеря площадка в первозданном виде и в ней две дыры, между которыми сидит Эшелон и раскачивается из стороны в сторону. Вот это встреча! Ни пером описать, ни вслух произнести.

Оказывается, пурга началась вчера утром. И какая! В лагере осталось всего трое - Влад, Эшелон и Доктор. Скляр с Шатским и Кочериным снимали кино. Битва была страшна. Первые полдня откапывали палатки, но это было практически бесполезно. Первой пала палатка Доктора. Он просто закинул пену со спальником в нашу раздевалку и снял каркас. После этого начали дружно расширять раздевалку, превращая ее в новый лагерь, попутно борясь за остальные палатки. Вечером выбежал наверх вернувшийся Провалов, сказал, что киношники лучше проведут холодную ночевку, чем вылезут обратно. Ему отдали на растерзание спальник Доктора. Пока это все творилось, на горизонте появился тусклый огонек первой "железки" Украины. Он появлялся и пропадал, а встречающие с тоской смотрели на его приближение и понимали, что придется выходить навстречу помогать. Наконец, метрах в десяти от входа в лагерь огонек окончательно исчез, и через несколько минут полуживого Клима втаскивали внутрь, слушая, как он бормочет: "Ой, мамочки! Заморозили, москали проклятые..." Впоследствии Клим скажет, что он специально падал и ждал, что подойдут, но никто не подходил и приходилось, цепляясь голыми руками за веревку, брести дальше самому. Впрочем, через пару часов наравне с остальными он мерно махал лопатой. Ночью не выдержал тент. Из-под него едва вытащили примуса и пару трансов с едой, а через полчаса на этом месте по ровному снегу гулял ветер. Но это была последняя потеря. Лагерь был спасен! Честь и хвала его отстоявшим !

А нам с Шумочкой достались только славные рассказы про эту битву. Доктор рассказал про Эшелона, который ночью сидел в обнимку с лопатой и причитал: "Сейчас моя жена пришла домой, сидит на мягком и теплом диване, пьет горячий чай и думает, как мне тут хорошо! Ненавижу!" А сам Доктор, днем слушая сводку погоды с покрытой льдом бородой, шептал: "Они не говорят слово "лопата", они всегда говорят "снег". Они нас обманывают." Про Влада ничего особенного не рассказывали, но весь его вид с респиратором на лице отчетливо напоминал главный персонаж фильма про ядерную зиму. Но хватит про пургу. Сейчас погода опять нормальная и строительство подземного, точнее подснежного города вовсю продолжается. Это тоже небезопасно, учитывая чуть не почившую под просевшим сводом палатку Мухина. Приходится как можно ровнее выводить стены и потолки. Появился клич: "А ты отрыл свою пещеру?" Чувствуется, что копать мы будем до конца экспедиции. Спать все ложатся усталые, но довольные. Завтра опять три двойки уйдут отснимать верхние этажи и выносить базу. Состав определится только завтра, а пока - сон.

 

VII

-Доктор! Дайте пилюлю !
-Аминазин. Аминазин. И актив.

С утра опять уже привычные занятия с лопатами. Вниз идут Кочерин с Владом, Эшелон с Колей Шатским и Провалыч с Доктором. Сборы, как всегда,- полдня. Куда ни сунься, вокруг снаряжение, грязные замерзшие комбинезоны. Вход вечно закрыт кем-то, лагерь в вечном полумраке смело можно назвать склепиком. Ждем не дождемся, когда это кончится и мы останемся вчетвером. Начиная с двух, наконец, народ начинает уходить вниз. Уже под вечер неожиданно выходят наверх Мухин с Коледовым. Мы уже думали, что они что-то нашли и поэтому задержались, но все оказалось значительно проще. Ребята просто перепутали время и проспали 23 часа. Тяжелое это занятие - спелеология. Пока мы смеемся по этому поводу, Доктор готовится к выходу. Надо сказать, упорно готовится. Когда он говорит, что уже готов, Провалов одевается и ждет еще минут 40. Потом они уходят, а вскоре Дениска прибегает обратно, ругаясь по поводу того, что Доктор забыл взять снаряжение. Его встречают дружными аплодисментами.

Ночью выхожу погулять. Небо полностью очистилось от облаков, только у макушки Фишта крутится маленькая тучка. Кроме посвиста ветра, никаких звуков и движений. Полнейший вакуум жизни обостряется лениво плывущей по небу луной, бросающей мертво-желтый свет на замерзшие во сне склоны. Через 15 минут начинаю себя чувствовать полярным волком и очень хочется, взобравшись на вершину Пшихасу, душевно повыть. Однако вместо этого иду обратно в склепик отмечать наши скромные достижения.

Однако, время тут летит! Уже 28 января, больше недели прошло, как мы здесь. Сегодня отрываем тент и палатку Доктора. Заодно надо и общее жилище углубить, пока нас мало. В бывшей переодевалке метровый тоннель уже увеличился раза в четыре, а вход в палатку Скляра больше напоминает трассу для бобслея. При освобождении тента, одно из первых, что нашел лидер - это небольшой кулек. С гордостью посмотрев внутрь, он торжественно передал его Климу со словами:

Лидер у остатков тента.

- На, отнеси в палатку. Только смотри, я их все подсчитал ! - Сникерсы !
Радостный Клим схватил кулек в руки и хитро спросил у лидера:
- А сколько их ?
- Не твое дело, - мрачно сказал Шумейко.
- Он их не считал !
Ликованию Клима не было предела. А вечером, когда Шумочка попросил сухарей, Клим, передавая пакет с ними, сказал:

- Возьми штук шесть, но смотри, не больше! Я подсчитал.

А еще мы нашли почти целый замерзший кочан капусты. Про него тоже отдельная история. Куплен он был нашими вегетарианцами, Лешкой и Владом, то ли как десерт, то ли как фрукт.Промерз кочан за первые же несколько часов. Съесть его пытались много раз, но это представляло очень печальное зрелище. Отогреть до конца капустные листья было практически невозможно. А в первую пургу кочан загадочным образом исчез. И вот он найден. Решено при возвращении Влада с Лешкой вручить его им в торжественной обстановке.

К вечеру все, что нужно, откопали и даже общими усилиями построили иглу перед входом для переодевания. В склепике теперь можно ходить в полный рост, скамейки для сидения сделали. Не жизнь, а малина! Перед сном, уже по традиции сидим, байки травим и обсуждаем, хорошая из Скляра наседка получится или нет. Дело в том, что в один прекрасный момент камера отказалась работать, и ему пришлось сутки сидеть в спальнике и греть ее, а заодно и аккумуляторы. Кино - дело серьезное. Почему-то вспоминается сцена из фильма "Батальоны просят огня".

А экспедиция потихоньку приближается к концу. Сегодня вынесены наверх почти все мешки. Вышедшие наверх матерятся как сапожники: оставшегося внизу карбида хватило только на то, чтоб выбраться, а в лагере с собой его не брали. Так что сходили почти впустую. И только Леха Кочерин, подойдя к лагерю и широко улыбаясь, сказал мне: "Здорово все было, как летом",- напоминая о том, как мы с трехдневным запасом еды поставили подземную базу на -100, сделали один выход с топосъемкой, а остальное время только ели и спали. Из рассказов остальных я только уловил момент о том, как к базе спускалась одна из двоек, а в палатке кто-то в это время спал. Веревка же висит почти над палаткой. И вот спящие вдруг просыпаются от громкого крика: "Вижу палатку! Кажется, дошли! Свободно!" А дальше во все легкие идет диалог нижнего с верхним. Добры мы друг к другу просто жутко.

А вечером у нас сегодня "В гостях у сказки". В Киеве один из украинских спелеологов, Рогожников, выпустил книгу под названием "Крутые рассказы старого спелеолога". В ней описываются разные приключения в пещерах в виде сказок, а главные герои почти все, кого мы знаем, и один из них - Клим. И весь вечер он пересказывал содержание рассказов из этой книженции и тех, что еще не изданы, а мы хохотали до упаду. Вообще, фиштинские вечерние посиделки надолго запомнятся своим очарованием.

 

VIII

Господа! Нас здесь 12.
И жили мы 12 дней.
И мы не хотим вертолет!
Он завтра не прилетит.
Мы останемся до весны! Ура!
(Тост. Из материалов экспедиции.)

Наконец наступает торжественный день. Последний транс покидает Англо-Русскую, и в три часа дня Мухин выходит на связь, заказывая вертолет на 31 января. На площадке уже растет гора приготовленных к отлету мешков. Хотя улетать отсюда особо не хочется, но впереди новые экспедиции. Летом кто-то сюда вернется, а сейчас уже можно подводить итоги.

Итоги под прицелом видеокамеры подводит Шумочка, лежа в спальнике, нахлобучив по самые глаза шапку и имитируя страшную усталость после выхода.

Последний, если улетим, ужин. Спиртик, с медицинской точностью разведенный Доктором. Потом наступает лирический вечер. Для начала с очень душевным подъемом вспоминается "Что тебе снится, крейсер "Аврора"" и другие песни подобного плана. Заканчиваетя концерт норильским рэпом и плясками Коли Шатского с непокрытой головой под грустную песню "Приходи в могилу, погнием вдвоем". Потихоньку народ рассыпается по палаткам, гадая, прилетит или не прилетит.

Утром погода омерзительная. Очень сильный ветер. Видимость тоже оставляет желать лучшего. Облака в дикой пляске мечутся вокруг нас. Собираемся, но понимаем, что шансов улететь маловато. Лидер мрачно шутит, что знает: 8-го погода будет просто отличная. Поочередно выходим из склепика в надежде услышать знакомый рокот. В одиннадцать решили приготовить обед. Расстелили пену, достали каны, примуса, но тут вдруг у входа раздается крик Кочерина: "Вертолет!" Все посмотрели друг на друга. "Врет!" Затем в наступившей тишине раздался голос: "А ведь Леха шутит редко." Кто-то медленно направился к выходу, и через несколько секунд прозвучал вопль: "Ей-богу летит!" И тут началось...

Нельзя сказать, что был хаос, но бегали все, как ошпаренные. В отличии от нас вертолет не торопился. Первый круг, второй. Провалыч изображает из себя и двух трансов посадочную площадку, но летчики упорно продолжают кружиться и на третьем заходе пускают ракету. Первая мысль: "Улетают." Потом озаряет догадка - просто не могут определить направление ветра. Провалыч начинает изображать ветер. Четвертый заход. Он садится!

 

IX

Друзья, до следущего лета
На перевале Фишт-Оштен,
до 18.00...

Через 10 минут мы сидим внутри и глупо улыбаемся друг другу. Все!? А мимо проплывает южный склон Фишта. Лед на нас потихоньку начинает стаивать. Кто-то тычет рукой в иллюминатор. Теперь ясно видно, в какой дыре мы сидели почти две недели. Везде до горизонта чистейшее небо, и лишь северное плато и Оштен просто утопают в громадных пепельных тучах. Горы под нами становятся все ниже и ниже. Скоро должно мелькнуть Калиновое озеро, куда я, Эшелон и Доктор собираемся намылиться в гости к школе нашего клуба на Воронцовский приют. Жалко, нельзя сесть по пути. Доберемся туда только ночью. Подлетаем. Торжественно урча, вертолет зависает над площадкой и неторопливо касается асфальта.

Винты еще некоторое время крутятся, потихоньку замедляя свой ход и, наконец, замирают. Теперь точно все!.. Первое, что мы слышим, оказавшись, можно сказать, на материке,- это порицание летчиков за то, что не указали направление ветра, а главное - утром не подтвердили вызов вертолета, и за нас начали волноваться. Про себя мы подумали, что, будь подтверждение, могли бы не волноваться и не прилетать. Вот уж не знаешь, что лучше... Как же здесь тепло! В валенках, пуховиках, с трансами, залепленными глиной и снегом, мы создаем просто разительный контраст с 15-градусным теплом и обслуживающим персоналом. Глядят на нас, прямо скажем, как на диковинных зверей. А мы блаженно жмуримся на солнышке и, никуда не торопясь, перекладываем вещи. Недоволен один лишь лидер: мы втроем уходим на Воронцовку, а тут еще Влад со Скляром, вспомнив про жен и работу, собираются сегодня на самолете в Москву. Оставшихся мешков, естественно, на семерых многовато. Нам неловко перед друзьями, но так охота подышать теплом, попить виноградного вина на зеленой травке, посмотреть, как школьники преодолевают первые метры спелеожизни. Перепаковавшись, мы прощаемся со всеми и уезжаем в Хосту. Чебуречная, жалко, закрыта. Приходится в ожидании автобуса довольствоваться пельменями и пиццей. В шесть вечера мы в Илларионовке. Уже темнеет. Надеваем рюкзаки и вперед. А впереди - ночная дорога, новые экспедиции, друзья и все то, ради чего стоит ползать по уши в жидкой глине и судорожно глотать потескавшимися губами снежную пыль.

19 - 31 января 1995 г.

Евгений Румянцев (Тришка)

P.S. За все неточности и погрешности редакция ответственности не несет. С претензиями обращаться по адресу: Западный Кавказ, г.Фишт, северное плато. До востребования Румянцеву Е.В.

_________________________________________________
_________________________________________________

 

Спелеошкола МГУ-95

Несколько ранее обычного: с 26 января по 3 февраля состояся очередной, уже пятый по счету выезд спелеошколы МГУ в Воронцовские пещеры. Из 28 человек, 20 впервые ехало осваивать таинственный мир пещер. Ими были пройдены Северная и Южная системы Воронцовских пещер, а большая часть новичков побывала и в п.Кабаний провал с 40-метровым колодцем на входе.

Чудесная для этого времени погода, вечера у камина, а также обилие отличного вина доставили участникам спелеошколы удовольствие, по крайней мере, от не зря проведенных зимних каникул. Многие из новичков весьма хорошо освоили спелеотехнику и на традиционных соревнованиях в конце школы лучшие из них - Коля Киряков и Маша Кузнецова показали очень неплохие результаты. Было, правда, и два мелких ЧП (нужно отметить - не с новичками), но в целом все закончилось благополучно.

По сравнению с предыдущими годами, число спелеошкольников заметно сократилось, что связано с удорожанием подобных вояжей, но качественно состав не изменился. по прежнему большинство из начинающих - студенты и аспиранты МГУ, в основном - биологи и физики. Зато по сравнению с предыдущей школой резко уменьшилось число тех, кто пришел в Клуб в октябре-ноябре, что отчасти связано с измением тактики Клуба при наборе новичков, но ведь и осенью 93 г. к нам приходили не по объявлениям. Стоит над этим задуматься.

 

Александр Гусев

 

P.S. А новые люди продолжают приходить в Клуб. В майских экспедициях еще трое впервые познакомились с миром пещер. Несмотря на все трудности, люди все-таки приходят...

_______________________________________________

_______________________________________________

ТЕП - за три дня.

4-10 февраля состоялась экспедиция КС МГУ на хр.Алек. Инструкторский состав спелеошколы вместе с примкнувшими "фиштинцами" (Провалов и Доктор) и "москвичами" под общим руководством Эльдара Садыхова поставили перед собой задачу пройи ТЕП до "старого дна". Для одних это была первая по настоящему серьезная пещера, для других - просто хороший тренировочный выезд.

Благодаря сухой прохладной погоде (снег шел только в день заброски; кстати сама заброска, благодаря сочинским спасателям, подбросившим нас до Буковой поляны, была, можно сказать, удовольствием) уровень воды в ТЕПе был небольшой нам удалось попасть в "окно", любезно предоставленное Природой.

Присутствие Юры Косорукова и Дениса Провалова сделало возможным прохождение ТЕПа за три дня: 1-й день - группа Провалова навесила верхние колодцы, 2-й день - группа Косорукова навесила ТЕП до дна, 3-й день - две группы сняли всю навеску.

Экспедиция оказалась очень полезной в плане прохождения пещер подобной сложности. Что же касается известного проишествия, случившегося в пещере с автором этих строк, то у меня нет желания еще раз пересказывать его или рассуждать о причинах, но если кто-нибудь пожелает высказаться по этому поводу, то "Вестник" к вашим услугам.

 

Александр Гусев

 

 

________________________________________________________________

ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА

________________________________________________________________

 

Заметки новичка.

(Школа СПК"Сокольники"-95.)

...Позади тренировки, походы по весенним болотам Подмосковья и утомительные поиски необходимой снаряги. Прощай, дождливая Москва, и вперед, к жаркому Кавказу !

Кто сказал, что в поезде скучно и делать нечего? А, так у Вас и обвязка пошита? И транс для самоспаса готов ? Ну, тогда безнадега...

Но фрукты, ягоды и прочие радости жизни все-таки не давали нам совсем загнуться от скуки. На вторые сутки в окне вагона засинело. Море! И вот, наконец, Хоста. Раннее утро, рекордная по времени выброска, безлюдная площадь, полупустой автобус, Илларионовка, залитая ярким солнцем остановка, часовое ожидание, грузовик... Не, так неинтересно. И, погрузив вещи и несколько добровольцев, мы отправились пешком. Шли весело, сначала вниз, а затем вверх, вверх, и еще раз вверх. Не, подъем не крутой, только вот жарко, и слепни кусают.

Мы поднялись еще немного и... Прямо на обочине, почти на самом краю пропасти стояли ульи. Лето выдалось жаркое, цвет хороший. Правда как можно в такую погоду обитать в полиэтиленовом домике - для меня загадка. Ну да местные - люди привычные. Спелеологов там знают и помнят. Нашелся даже один спасатель, вытащивший какую-то группу во время внезапного паводка.

-"Сидят,- говорит,- на веревках, а сверху льет".

Да, а вот так и подумаешь: а чего я там забыл? Темно, сыро, холодно, и упасть есть куда... И все равно хочется. Ну прямо мистика какая-то.

Дошли до Буковой поляны, разобрали вещи, поставили палатки, развели костры, поели... Да нет, вода есть, целый водокапчик (несколько палок бука поперек ручья, накрытые полиэтиленом, нечто вроде запруды). А речек-то, речек! Кругом русла, но сухие. Дождя-то пять недель не было. Воды-то хватило, как думаете? Правильно, еще и помыться, и постираться осталось.

Итак, вперед!.. На Барибан (здоровенный гротище, похож на вход в пещеру, но в очень короткую). Веревка повешена около входа, поэтому лазить можно и в майке. Люди!!! Тем, кто пойдет за мной, - тренируйтесь, когда есть хоть немного сил и какая-то возможность. Бороться два часа на солнцепеке исключительно из-за собственной лени и незнания с собственной снарягой - это очень хреново !

Но наконец, проклятая оттяжка пройдена, и я внизу. Ф-фу. Тенистый уголок, прохладный сок, немного пищи... А природа, природа-то какая !

Отдохнул и хватит. По второму разу уже получается лучше. Не зря говорят, что горький опыт лучше усваивается. Теперь можно и под землю.

Пещера Назаровская сперва поражает своим видом. Из всех пещер Алека у нее, по моему, самый красивый, можно даже сказать, классический вход - высокая арка, в которой скрывается русло реки. Такой вход удобен еще и тем, что одевающиеся для спуска люди (температура внизу +6 -+8 ) не парятся на солнце (температура наверху +30 -+40 ), ожидая своей очереди.

Последний инструктаж, последняя проверка снаряжения - и мы спускаемся. Естественный свет постепенно меркнет, и вот уже мокрый известняк блестит в свете фонарей. Назаровская, поразившая меня своим входом, теперь поражает своей простотой. Ни сложных перестежек, ни опасного свободного лазания, ни глубоких, утомительных колодцев. Даже глины - и той нет.

Так, не торопясь мы дошли до до "катушек" (большие такие ступени). Дальше веревка кончалась. Посылаем самого опытного на разведку и ждем. Та группа, что шла перед нами и навешивала веревку, далеко впереди. Но вот слышится топот. Кто-то бежит к нам снизу. Еще несколько секунд, и из "катушек" выныривает Денис - наш инструктор. Он объявляет, что дальше мы пройти не успеем - первая группа скоро пойдет назад. Цепляемся к веревке, и, напоминая гусениц шелкопряда, карабкаемся наверх. Вверху уже брезжит дневной свет, а снизу даносятся голоса - нас догоняют. Вот это скорость!

Другой наш поход был в Осеннюю. После Назаровской она тоже поражает, но уже неприятно. Прежде всего - огромным количеством мусора. Стоишь на дне колодца: направо - остатки батарейки, налево - остатки рукавицы; и везде нас сопровождает телефонный кабель. Да и сама пещера далеко не так красива. Вход можно можно и вовсе не заметить - яма и яма. Да и глины побольше. Вот только что глубокая, но уж этого у нее не отнять. Этим и привлекательна. Ну и сложнее, само собой, намного. Особенно после второго колодца.

А вот Величественную замыло. 50-метровый колодец вместо такой пещеры - это уже не то. А дальше ровный глиняный пол - хоть ходи, хоть прыгай - все держит.

Вообще-то там пещер много, да на все времени не хватило. А кроме того школа все-таки. Первая экспедиция.

Ну и кроме того, сами понимаете, Кавказ. Солнце, воздух, горы... А вот горы разочаровывают. Ни снежных шапок, ни сверкающих ледников - сплошной буковый лес. Но все равно красиво. И ежевики много. А сахару! Прямо сверху сыплется. С неба, наверное. А может с деревьев. Не очень сладкий, но очень липкий. Мы вот до сих пор палатку отмыть не можем - все ходим, дождя ждем. А его все нет и нет. А тент слипается и слипается. Вот так на Кавказе-то.

А потом, костер... Песни, чай с дымком, да и вообще... Думаете, зачем люди с рюкзаками по Подмосковью шляются? Для общего культурного развития? Охота была ноги сбивать! А вот посидеть, чаю попить, поговорить, послушать... Кому что, и всем по кайфу. Но это лирика. У нас она есть, конечно, но в спелеологии не она главное.

Время пришло, сбросились к морю. И сразу на воклюз (есть такая пещера, залитая холодной водой). Идем - речка горная. Рядом две трубы идут. От воклюза. В них вода холоднее, вот они и мокрые. Высота над рекой - метра три. Но жить так хотелось, что сорвался только один. Всего-то ноги промочил. А на воклюзе красота! А вода холодная! Особо отважные бросились купаться. Вода-то ничего, только трубы мешают. Зато 10-метровый природный душ под открытым небом - это что-то! Особенно со стороны.

Порадовались, что все вернулись, что серьезных проишествий не было (ну было две тревоги, да и те ложные - даже спасотряда выслать не успели). Стали устраиваться на ночь. И тут... Да - а, на месте дождя я бы ради такого тоже пять недель подождал бы. Да нет, никого не смыло, в открытое море не унесло. Просто мокро было и холодно, после жары непривычно. И прибой все время на парапет норовит, нервирует, знаете. Особенно тех двоих (в смысле нас), которые поленились свой тент растянуть и даже пленкой как следует не накрылись. Один влез-таки к соседям под тент, а второй постеснялся, полез в море греться. Так согрелся, что пришлось ему потом по берегу бегать. Жуть, одним словом.

Ну ничего, днем развиднелось, потеплело, дождь кончился. Еще даже искупаться успели. Обсушились на вокзале - и в Москву. А тут тоже дождь кончился. Везет, знаете ли...

Алексей Серов

 

 

________________________________________________________________

________________________________________________________________

 

В номере использованы материалы "Вестника Спелеоклуба "Барьер" (спецвыпуск 15 марта 1995 г.).

________________________________________________________________

 

Редакционная коллегия - Гусев А.(гл.ред.), Косоруков Ю., Провалов Д., Шумейко А.

Художник - Захарова И.

Фотографии - Шумейко А.

Худ.оформление - Якименко О.

Обработка изображений - Савченков А.

Набор текста - Гусев А.

_____________________________________________________________________________________

 

Адрес редакции: 117234, Москва, Воробьевы горы, МГУ, В-432л. Тел.: (095) 165-42-52 (Косоруков Юрий). Факс:.(095) 292-65-11 Box 595. E-mail: students@sai.msk.su (Гусев Александр).

 

На главную | X-tracks | Карты | Статьи | Галерея | Ссылки | Архив СК МГУ | Архив РСС | О сайте | Контакты

CopyRight © 2011-2016 www.x-traсks.ru

Если вы решили процитировать какой-либо материал с этого сайта не забудьте поставить активную ссылку на него.

Экстремальный портал VVV.RU Яндекс цитирования