Сайт Сергея Анатольевича (Пономарева)
Активный отдых, туризм, путешествия...  
На главную X-tracks Карты Статьи Галерея Ссылки Архив СК МГУ Архив РСС О сайте Контакты

 

Российский Союз Спелеологов

Секция Подводных Исследований РСС

 

 А. Шумейко

 Чрезвычайные происшествия при погружениях в сифоны 1965 - 1995

 

Краткие описания и коментарии

Обработка материалов и фотографий: А. Коротаев, С. Пономарев, И. Чеботарева, Н.Чеботарев., А. Чичеров, Н. Шатский

Фото: журнал «Посейдон» 8/1987.

 

Москва – 1998

 НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ ПРИ ПОГРУЖЕНИЯХ В СИФОНЫ

 

Описания чрезвычайных происшествий в спелеоподводных экспедициях на территории бывшего СССР с 1965 по 1995годы

 

Основной (и единственный) источник информации о чрезвычайных происшествиях при подводных погружениях в пещерах – это описание несчастных случаев, собранное Владимиром Киселевым (при поддержке Владимира Резвана). Эта работа осталась незавершенной, как и, к сожалению, никогда не закончится список жертв этих случаев, но, в отличие от остальной части материалов по ЧП в пещерах, их подводная “коллекция” более систематизирована. Володя разработал свою собственную (а может и использовал принятую на Западе) систему описания происшествий под водой. Например:

 

·         Дата происшествия  :   4 октября 1983 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   С. Кавказ, массив Сары-Тала

·         Название пещеры  :   Су-Акан

·         Категория сложности похода  :   2

·         Расстояни / глубина  :   300 / -60 м

·         Ф.И. пострадавшего  :   Веревкин Александр

·         Дата рождения  :   1960 г.

·         Спелеоопыт  :   3 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   5 лет

·         Город  :   Москва

·         Секция  :   Перовский РТК

·         Обстоятельства происшествия : Группа из 4-х человек выехала 1 октября из Москвы для прохождения ряда пещер, в т.ч. и некоторых сифонов. Двое участников имели подводный опыт, но небольшой и на открытой воде. 3 октября – заброска, 4 – начало работы под землей. Перед выходом А.В. выпил большое количество айрана. При погружении в сифон А.В. через 3 метра уткнулся в древесный завал. Вернувшись, он повторил попытку разбора завала. Так как после повторного погружения по ходовому концу не было никаких сигналов, через 10 минут в сифон пошел Д.С. и веревкой вытащил А.В. из сифона.

·         Последствия происшествия :   Смерть в результате белой асфикции (бронхи и легкие были забиты творожной массой, воды в легких не было).

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия  :   А.С. (врач) и С.Б. сразу же приступили к искусственному дыханию и массажу сердца. А.В. не подавал никаких признаков жизни, и через 1.5 часа попытки реанимации были прекращены.

·         Организация спасательно-транспортных работ :   В Москву о ЧП было сообщено в 6 утра 5 октября. Утром 6 октября спасотряд клуба был в Мин. Водах, вечером – у пещеры. 7 октября в 10-00 – спуск под землю первого спасателя, в 17-00 – тело поднято наверх, еще через 2 часа – поднято последнее снаряжение.

 Можно поспорить о “системе систематизации”, но дело сейчас не в этом. Таких описаний больше 20. Начал я именно с этого потому, что это наиболее характерный случай из описанных, где речь идет о “первых шагах в спелеологической деятельности”, закончившихся трагедией. Так вот, - конечно, после тренировок на открытой воде рано или поздно нужно переходить к погружениям в пещерах, но именно к тренировочным, а не покушаться сразу на узкий сифон, тем более, что после первой попытки погружения выяснилось, что за узким (низким) входом - “завал из веток и щебня”. Аппарат тоже не соответствовал сифону ( “единичка” (АВМ-1м), которую А.В. нес в руках). Тот, кто представляет себе устройство этого акваланга должен понять, что в условиях сифона – это упражнение достойное профессионала. Вообще-то, начать надо с того, что использовалась только одна система дыхания, хотя, видимо, не это сыграло роковую роль. К 1983 году в Союзе уже ныряли далеко и глубоко, знали как нырять и с чем. АВМ-1М и “пятерка” (у страхующего) – это выглядит как каменный топор в операционной. Гидрокостюм - “тигур”, я думаю, все его знают и комментарии по его пригодности для погружений излишни. Словом, снаряжение - не то, что надо. 

Непосредственная причина смерти, установленная после вскрытия – бронхи и легкие забиты рвотной массой (воды в легких нет). За три часа до погружения А.В. выпил 3 литра (!) айрана – и это при его слабом желудке, о чем все знали, но задумались только после всего...

Спровоцировать рвоту могли несколько факторов. Попадание воды через рот. Представить себе причины этого несложно – всем известен загубник “единички” – хуже не придумаешь. Затем, аппарат не за спиной, а в руках, значит загубник - выше легочного автомата. Страховочный конец прикреплен к грудной обвязке. “Довольно сильное” течение, видимость ноль, в сифоне узко, руки заняты аквалангом; веревка, которую не держат в руке, в таких условиях может зацепиться или опутать все, что угодно, например, шланги АВМ-1М. 

Следующий фактор из возможных – попадание воды в ухо. Причиной этого мог быть капюшон “тигура” и, опять же, узкий рельеф и неудобное положение в сифоне (А.В. был найден в сифоне в сидячем положении между дном и сводом). Дальше, проглатывание воздуха – легочный автомат находился “примерно на 0,3 метра” ниже грудной клетки плюс неудобное положение в сифоне. Это самое неудобное положение может стать источником всех перечисленных причин, которые могли спровоцировать рвоту.

Ну, думаю, все ясно. Если вообще можно так говорить о ЧП под водой. В “официальном” отчете было написано: “опасность всех вышеперечисленных факторов была явно недооценена группой и, прежде всего, погибшим, который был уже знаком с данным сифоном и был главным инициатором путешествия. Таким образом, первопричиной несчастного случая явилась недооценка опасности погибшим при полном попустительстве со стороны руководителя и других участников. Таким образом, хотя главным виновником несчастного случая является сам погибший, заметная вина лежит и на других участниках путешествия, а также на спелеосекции Перовского РТК, допустившей выпуск группы на маршрут без консультации МКК.” И в конце коронная фраза, украшавшая в те годы многие отчеты и, так сказать, живо передающая нам атмосферу тех лет: “... к сожалению, выход на маршрут без прохождения МКК был спровоцирован решениями Московского совета по туризму и экскурсиям, сделавшими выпуск большинства групп на маршруты практически невозможным”.

 

Следующее ЧП. Скорее несчастный случай. В полном смысле этого слова. 

·         Дата происшествия  :  Август 1973 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Зап. Кавказ, Арабика

·         Название пещеры  :   Гегская

·         Категория сложности похода  :   2

·         Расстояние / глубина  :   300 / -60 м

·         Ф.И. пострадавшего  :   В.Ж.

·         Дата рождения  :   1953 г.

·         Спелеоопыт  :   небольшой

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   (всего) 2 года

·         Город  :   Красноярск

·         Секция  :

·         Обстоятельства происшествия :   После завершения спелеолагеря 2-го года группа спелеоподводников (рук. Ю.Кромм) тренировалась в прохождении входного короткого, но широкого и глубокого сифона пещеры. В сифоне был проложен ходовой конец из телефонного провода. В.Ж. до того совершил единственное погружение на открытой воде с аппаратом другого типа. Во время погружения не были назначены страхующий и обеспечивающий, не осуществлялся визуальный контроль за ходовым концом. В.Ж. вынырнул из сифона и вышел на плиту в сифонном озере, откуда можно было обойти озеро по берегу. Решив преодолеть этот участок также под водой, он снова нырнул. Во время погружения ходовой конец (телефонный провод) вырвал загубник изо рта В.Ж. 

·         Последствия происшествия :   Утопление (белая асфикция) из-за спазма верхних дыхательных путей.

 Наверно, то, что “во время погружения не были назначены страхующий и обеспечивающий” и сыграло свою роль. Правила погружений надо соблюдать. Это же были тренировки для начинающих (по крайней мере, это следует из описания происшествия). Но если брать шире, то вывод один – с ходовым концом надо обращаться крайне внимательно.

Я думаю, что контроль ходовика, его положение относительно подводника, его снаряжения и относительно рельефа сифона, должен занимать не менее 50 % внимания и усилий спелеоподводника. С одной стороны, ходовой конец опасен запутыванием в нем (или как в случае, описанном выше), а, с другой стороны, он обеспечивает дорогу домой и, вообще, помогает ориентироваться подводнику (вперед или назад, сколько метров прошел...). Если ходовик на катушке, то от ее конструкции зависит не только успех или неудача в первопрохождении, но и безопасность.

В 1994 году на Фиште, в Англо-Русской на –100 метрах в К18 уронили мешок с подводным снаряжением. Глубиномер – на кусочки, маска – вдребезги, а катушка (из пластика), вроде бы, выдержала. Но в сифоне, к счастью недалеко от входа, буквально развалилась в руках подводника. Пришлось спасаться бегством от моментально образовавшейся “бороды”.

Здесь же нужно сказать, что практика выдавать ходовик “с берега” не зарекомендовала себя как безопасная, хотя есть моменты, когда с катушкой работать невозможно. Передавать сигналы, рассчитывая на поддержание связи по ходовику – это допустимо и возможно только в “идеальных” условиях (сифон недлинный, без “крутого” перегиба, без поворотов). Впрочем – это уже все больше по части методических рекомендаций, а не для разговора о безопасности. Вернемся к теме ходового конца. В случае в Гегской использовался телефонный провод – полевик. Пожалуй, это самое опасное, что можно найти для этого дела. Разматываясь с катушки, провод стремится снова скрутиться в кольца и, если не натягивать его или давать хотя бы минимальную слабину, то он становится ловушкой. Наверно есть способы избежать эффекта “запоминания формы” телефонным проводом, и есть подводники, которые умеют обращаться с телефонкой, но трудно спорить с тем, что перерезать его или распутать несоизмеримо труднее, чем, например, репшнур. Свежий пример. В декабре 97-го при первопохождении ответвления в сифоне спелеоподводник использовал чужую катушку с полевиком. Когда он решил возвращаться, то его модный импортный нож оказался бессильным перед отечественной телефонкой. Пришлось бросить катушку. А если бы он запутался в проводе? 

Если ходовик застрял (в катушке) или заклинился между дисками катушки “красноярского” типа, то даже при плохой видимости устранить неисправность при использовании не провода (одна стальная жила и несколько медных), а веревки – это гораздо легче. Пытаясь не отвлекаться от ЧП и безопасности на обсуждение различных систем снаряжения, переходим к “катастрофе российской спелеологии” – гибели Володи Киселева.

Чтобы не повторяться – все читали “хронику” в вестнике “Барьер”, посвященную событиям 8 марта 1995 года, - цитирую в продолжение темы ходовика (полевика в частности) : “... воздушный шланг второго баллона был запутан в ходовом конце.” К словам о “слабине” и “петлях”: “...зацепил ходовой конец, а так как он фактически не был закреплен, то образовалась петля, которая затянулась вокруг шланга. Пытаясь распутаться, израсходовал весь воздух...”. Вывод – ходовой конец сыграл решающую роль в создании чрезвычайной ситуации, а все остальные “неполадки” лишь “добили”. Мы еще вернемся к событиям на Пинеге – это погружение “образцовое” по количеству “характерных” и нелепых ошибок. Именно ошибок, а не неожиданностей.

 

Так же напрямую связано с темой ходового конца происшествие, к счастью не закончившееся трагедией, имевшее место в 1988 году при работе большой спелеоподводной экспедиции в пещере-источнике Мчишта. Описание из материалов Киселева: 

·         Дата происшествия  :   5 января 1988 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Бзыбский хр.

·         Название пещеры  :   Мчишта

·         Категория сложности похода  :   3

·         Расстояние / глубина  :   90/-40 м

·         Ф.И. пострадавшего  :   Яшкин В.Н.

·         Дата рождения  :   1952 г.

·         Спелеоопыт  :   5 рук.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   10 лет

·         Город  :   Ростов-на-Дону

·         Секция  :   т/к Планета

·         Обстоятельства происшествия :   После суточной работы за сифоном, при возвращении с грузом (транспортный мешок) на глубине 40 метров произошло запутывание в проводе. После отстегивания груза на глубине 45 м произошло запутывание в проводе, оставленном в 1985 г. От длительного пребывания на глубине и недостатка воздуха закружилась голова и была потеряна ориентировка. В.Я. всплыл с пустыми баллонами в пузыре сифона. После всплытия прошел декомпрессию. По телефону информация об отсутствии воздуха ушла в базовый лагерь. В.Я. и П.Миненков 7,5 часов просидели, ожидая доставку баллонов. 

·         Последствия происшествия : П. Миненков дал свой аппарат для проведения декомпрессии. 

·         Организация спасательно-транспортировочных работ :   Отсутствие необходимого количества воздуха у сифона вынудило послать людей на забивку в Гудауту. Затем двое подводников доставили в пузырь баллоны и продукты с глютаминовой кислотой (для согревания).

 Ситуация стандартная – влетел в “бороду”, пока выпутывался – “съел” весь воздух, плюс “глюки” от сорокаметровой глубины.

Вообще, исследование Мчишты – это борьба за жизнь подводников силами самих подводников или, вернее, силами Петра Миненкова. По крайней мере, такое впечатление складывается после “Дневников спелеоподводника” Андрея Нора. Два случая, связанных с декомпрессией, закончились благополучно, хотя и не обошлось без рекомпрессионной камеры. Две многочасовые отсидки в первом пузыре в ожидании помощи с поверхности (из-за первого сифона). И два случая, которые начинались, как и все предыдущие ЧП, но закончились трагически. 

·         Дата происшествия  :   4 октября 1988 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Зап. Кавказ, Бзыбский хр.

·         Название пещеры  :   Мчишта

·         Категория сложности похода  :   3

·         Расстояние / глубина  :   -30 м

·         Ф.И. пострадавшего  :   Кашлев А.И.

·         Дата рождения  :   1957 г.

·         Спелеоопыт  :   5 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   15 лет

·         Город  :   Владивосток

·         Секция  :   Клуб спелеологов

·         Обстоятельства происшествия  :   После акклиматизационных погружений шла заброска груза за первый сифон. Все участники экспедиции погружались двойками. Повесив на провод принесенные мешки, А.К. пожаловался напарнику на то, что затек и замерз и, несмотря на указание дождаться следующую двойку, решил возвращаться. Его напарник, переставлявший легочные автоматы на четырехбаллонник, последовал через 15 минут за ним, но встретил на -20 лишь следующую двойку. Всплыв на поверхность, он узнал, что Кашлев не появлялся. На его поиски вдоль провода, имевшего две перестежки, дважды совершались погружения, но безрезультатно. А.К не было ни на проводе, ни в пузыре.

·         Последствия происшествия  :   Летальный исход вследствие асфиксии.

·         Организация спасательно-транспортировочных работ :   В течение 3-х дней ежедневно по 4 аквалангиста (из состава экспедиции) по 6-8 часов занимались прочесыванием сифона. Поиски осложнялись сложной морфологией сифона, глубиной и низкой видимостью (1,5 м). А.К. был обнаружен днем 7-го октября на -30 м, в 3-х метрах от ходового конца. Причиной гибели послужила, по-видимому, ошибка при переключении с одного легочника на другой (один двухбаллонник был пуст, второй - полон).

 Затек, замерз, ошибка... Дополню и закончу все это мнением Миненкова : "...похоже, что потек он сразу при входе в сифон. Выйдя в пузырь и окончательно замерзнув, он пошел назад. Положение его, и так тяжелое из-за переохлаждения, усугубилось сильным обжимом. Видимо, он не смог "поддуться" в костюм или вообще не владел этим техническим приемом. Преодолев все-таки самый глубокий участок, Кашлев вышел на отметку глубины 30 метров, и тут у него кончился воздух в одном двухбаллоннике. Положение осложнило то, что резервный легочник был на коротком шланге и находился где-то в районе правого плеча, а может и чуть дальше, за пределами видимости через маску, т.е. Кашлев искал на ощупь. Из-за сильного обжима движения его были ограничены и он, видимо, просто не смог нащупать загубник".

 

·         Дата происшествия  :   2 марта 1991 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Бзыбский хр.

·         Название пещеры  :   Мчишта

·         Ф.И. пострадавшего  :   Шадрин Сергей

·         Дата рождения  :   1960 г.

·         Обстоятельства происшествия :   С.Ш. вместе с Григорьевым (рук. группы) возвращался после трехдневной работы во втором пузыре. Григорьев, почувствовав рывки ходового конца, дождался С.Ш., отдал ему запасной загубник, выстегнулся из перил, и они стали вдвоем подниматься. В сужении на -20 м у Григорьева кончился воздух, и он, оставив аппараты (видимо, имеется в виду, что он бросил легочники), рванулся наверх, выходя свободным всплытием. Удачно попав в воздушный "карман", он пронырнул на свет и вышел на поверхность. Схватив случайный баллон, погрузился до -18 м, в баллоне кончился воздух, и опять Григорьев всплывал без аппарата. Затем погрузился Герасимов (Красноярск), который поднял тело на поверхность.

·         Последствия происшествия :   Утопление. При первом прохождении сифона (в базовый лагерь) С.Ш. получил баротравму обоих ушей. До этого мало погружался, имел большой перерыв и почти не тренировался. Сделанная сразу же экспертиза снаряжения показала, что один аппарат был пуст, второй - полон. Легочный автомат (“Украина”) был исправен, сопротивление дыханию - минимальное. (По другим сведениям в одном аппарате 110, в другом - 20 атм.) 

Один аппарат пуст, другой - полный... и еще одна жертва Мчишты. Все, вроде бы, по-другому, но результат и причины, приведшие к смерти подводника, все те же, что и 3 года назад. Не смог переключиться на вторую систему дыхания. Если в случае 1988 года главным фактором считают переохлаждение и обжим, то в 1991 - это скорее всего азотный наркоз и потеря самоконтроля (или последствия баротравмы обоих ушей?). Почему С.Ш. не стал дышать из “украиновского" легочника? Не смог найти? Показалось, что он не работает? Все это может быть последствиями азотного наркоза. Но с другой стороны, С.Ш. вполне осмысленно для такой экстремальной ситуации, показал партнеру на свой легочник - "нет воздуха!" - и затем они шли в паре до -20 м. Тот факт, что можно восстановить весь ход событий со слов второго подводника не упрощает все, а усложняет. Я думаю, в этом случае лучше привести рассказ самого Олега Григорьева (Гормозеки, как его все зовут) словами Нора: "У Гормозеки японский аппарат, около 40 атмосфер, и два баллона по 100 атм, три легочника. У Сереги два аппарата, 200 и 50 атм. В пузыре не задержались. Серега попросил Гормозеку показать обход провода на 3-х метрах (там провод в слепые пузыри... пересекал провод для ухода). Гормозека видел, как Серега его обошел. Гормозека довольно быстро спустился до 32 м. Серега не отстал. Обменялись о'кей. На -38 м у Гормозеки стала слетать пластина с приборами. Остановился поправить, но не успел: получил пинок под зад. В него въехал Серега. Пошли дальше. На перегибе Гормозека перестегнулся на реп и показал Сереге эту перестежку, но он как-то судорожно перещелкивался. На -38 м Гормозека уже хотел рвануть наверх, но почувствовал странные рывки троса. Подождал пару секунд. Подошел Серега. Он судорожно перебирал руками трос, подтягиваясь вверх. Показал рукой на свой загубник. Гормозека дал ему один из своих легочников (один баллон он к тому времени уже съел, шел на "японце"). Стали всплывать, оба перебирая руками трос. Было плохо и тесно, у Гормозеки полмаски воды. Серега дышал, Гормозека его контролировал до щели на 20 м. В щели у Гормозеки закончился воздух, он бросил загубник и выходил свободным всплытием. Успел слегка застрять, выскочил уже без Сереги и рванул наверх. Позже бросил ходовой, уже бесконтрольно рванулся вверх, потерял маску, удачно выскочил в один из слепых карманов с воздухом около выхода. Там увидел свет и пронырнул на него ... оттуда на выход. Снял свой аппарат, открутил баллон, из которого дышал Серега. Сорвал с каски свет и взял его в руку. Сходил без маски метров на 18, там кончился воздух и в баллоне. Выходил опять свободным всплытием."

Добавлю только, что и в описании Киселева и в рассказах других не раз отмечался небольшой подводный опыт Шадрина. Говорят, он очень мало тренировался перед последней экспедицией, ссылаясь на нехватку времени - семья, работа. Конечно, бытовые проблемы здесь ни при чем, но успех экспедиции или просто безопасность подводника на 50 % зависит от подготовки и тренированности. Любая спелеоэкспедиция начинается не в поезде, а еще дома, когда все готовится и планируется.

 

·         Дата происшествия  :   8 марта 1995 г.  

 Речь идет о гибели Владимира Киселева в сифоне пещеры ЖВ-52 (р. Пинега, Архангельская обл.) Информацию можно найти только в двух источниках: вестнике спелеоклуба “Барьер” (спецвыпуск от 15.03.95)  и в “Сифонолазе” N2 (приложение к бюллетеню РСС).  

      Для начала о том, что известно со слов Ромы Прохорова. По плану Володя Киселев должен был пойти по старому ходовому концу, разматывая одновременно новый (тоже полевик). На 100 метрах он планировал оставить баллон  (160 атм) без манометра (№ 1), на котором и собирался идти до этого момента. Дальше у Киселева было два баллона (оба по 160 атм ) с манометрами, № 1 оставался на обратный путь.

    После возвращения Володи погружаться должен был Рома (используя легочные автоматы и редукторы с баллонов Киселева - имелось только три системы на шесть баллонов),чтобы пройти сифон  или обследовать боковые ответвления (одно из таких ответвлений - как раз находилось на 100 метрах), в зависимости от ситуации. Через 40-50 минут - рывки (подергивания?) ходового конца. И все. Через три часа все было ясно. Хотя ясно стало гораздо раньше, воздуха было на час (плюс-минус 20 минут).Только через сутки Рома пошел в сифон с  двумя “Подводник-2” (аппараты архангельских спасателей). По пути “туда”, на 80 метрах - одна ласта с оборванным креплением, на 100 метрах - два баллона № 1 и № 2, пустые, у №2 шланг запутан в проводе (новом). Рома прошел до 220 метров - незакрепленная катушка с остатками провода. Дошел до 250, глубина уменьшается, видимость хуже, привязал ходовой конец (что-то нашел в стене) и пошел назад. На ста метрах распутал шланг (достаточно быстро, может быть, за минуту), забрал оба баллона. На 60 метрах, под потолком  обнаружил тело Киселева. Страховка отстегнута от ходового конца, легочник тоже не пристегнут. Баллон (№3) - пустой. В маске - кровь (вроде немного).

     Судя по всему, Володя запутался в ходовом конце.

     Перед погружением все три баллона были на поясе, на карабинах - как всегда. Легочники пристегнуты. №1 травит через вентиль (КВ-1) ,насколько сильно - неясно. Мог ли он стравить все до возвращения к нему? Мог и не стравить, тогда воздух закончился во время распутывания (хотя тогда, скорее всего, Володя  выстегнул  бы баллон из ходовика).

     Итак, если запутался. Отстегнул оба легочника и страховку, свет садится (два фонаря на каске), замутил. К этому моменту  Киселев шел на №3 (или №2 - это все равно).В №2 еще что-то было, но дышать из него и одновременно распутывать ходовик - невозможно, следовательно, Володя распутывал, потому что нужен был тот воздух, что оставался в №2 - значит знал, что в №1 ничего нет. Распутывал, потому что кусачки остались на катушке. Когда понял, что не распутать, снял его и бросил. Второй вариант - Володя сразу стал снимать баллон, но не мог выстегнуть карабин и мог выдышать его до конца, но даже если что-то и осталось, то  не смог взять его с собой ; остатки же воздуха, а может и не такие уж остатки, могли выйти за сутки.Установить технические кондиции снаряжения на тот момент теперь  не удастся. Да и на сегодняшний момент не все ясно. Скажем так, все не ясно.

     Володя сбросил баллон №2 и пошел к выходу на баллоне №3. На №3 он уже возвращался обратно, от 220, но может быть, перешел на него и раньше, по пути “туда”. Запутался №2, значит назад шел на №3. Почему запутался? Причина слабины ходового конца - незакрепленная катушка, хотя и без этого слабины, которая обычно дается любому ходовику, достаточно, чтобы запутаться, особенно в полевике. Запутался шланг - это понятно, особенно если легочник отстегнут, но зачем он  отстегнул легочник? Либо, легочник был пристегнут, но все-таки запутался или провод намотался на вентиль ( на редуктор), а потом петля сошла на шланг... 

    Почему все это случилось именно в месте, где лежал №1? Два варианта: Володя запутался раньше, но тянул до места с №1 (катушка была не закреплена), чтобы  распутываться, имея первый баллон или запутался, когда стал переключаться на №1. Тут непонятно то, что баллон №1 был пристегнут к ходовому концу карабином, очевидно Володя пристегнул его на пути “туда”. Так  №1 там и остался. Может быть Володя попытался включиться в №1, не пристегивая его к себе? Но что за срочность, если во втором и третьем баллонах еще есть воздух? Врядли он ожидал найти №1 пустым и сначала решил попробовать, есть ли там воздух, прежде чем пристегивать его к себе. Такое впечатление, что подводник  вообще не трогал №1! Была такая  версия, что Володя взял №1 с собой до узости (на 200 метрах), может и дальше, это многое объясняет, но то, что баллоны были брошены, по крайней мере №1, само по себе не очень понятно. Если торопишься, то не станешь пристегивать баллоны к ходовику, оставляя их, - это всегда так , ведь мы считаем, что после отметки 100 метров воздуха не хватало на спокойное возвращение... Ну, вообще-то, все эти вопросы без ответов не совсем то, о чем стоит много говорить. И все-таки, то  Володя  начал делать  раньше - распутываться (отстегивать) или переключаться на первый баллон? Использовал ли  Володя баллон №1  при освобождении от провода (баллона)?

     Вопросов много, ответы на них - это лишь попытка реконструкции хода событий. Стопроцентной  точности  при это не дает. Причины, приведшие к  нехватке воздуха, ясны. Первое - кусачки  оказались на катушке, а не на руке. Второе - неисправный  баллон №1 (а может №2 и №3?)  и отсутствие на №1 манометра, а также наличие только двух фонарей (да еще батарейки в них не щелочные, а обыкновенные “советские”), плюс сломанная пряжка на ласте, сломанная еще в Москве! Еще одна важная причина - отсутствие в работе второго подводника. В этом сифоне можно было не только эффективно работать вдвоем, но и  при необходимости прийти на помощь. Хотя, пожалуй, второй подводник -  не совсем причина, он мог помочь, но и обойтись без поддержки вполне возможно. Можно было справиться со всем, но не хватило кусачек или ножа , с ними все было бы по-другому.

    Еще несколько ненужных вопросов: не виноват ли старый ходовой конец в данной ситуации (может запутались оба?)? Исправны ли были манометры (10  % отклонения или больше)? Исправно ли остальное снаряжение, редукторы, не стравил ли какой-нибудь из них через предохранительный клапан? Что касается проверки снаряжения. Его проверили, вроде, система подвески баллонов проста, но освободиться от них было не просто - это также ошибка. Здесь необходимо сразу сказать, что я не берусь судить на 100 процентов, как все это надо было в данном погружении делать и оборудовать.

    По поводу крови в маске. Баротравма? Была ли получена баротравма еще до последнего вздоха из №3? При вскрытии констатировали классическое утопление, да и только. Была ли баротравма вообще? Может быть это была одна из причин, по которой не хватило воздуха, может это была главная причина, может воздуха потому и не хватило?...

    Слишком много вопросов, слишком много “возможно” и “ может быть”. Странная вещь, но при всей неясности последовательности событий, всем, вобщем -то, понятно, что произошло, или, точнее, почему это произошло. Знание причин важнее, чем ясность в ходе событий.

 

Следующие два описания - это случаи не в сифонах, а в подземной реке и полусифоне. 

·         Дата происшествия  :   10 февраля 1990 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Крым, Долгоруковская яйла

·         Название пещеры  :   Красная

·         Категория сложности похода  :   2

·         Ф.И. пострадавшего  :   Дзюба А.И.

·         Дата рождения  :   1963 г.

·         Спелеоопыт  :   2 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   2 года

·         Город  :   Симферополь

·         Обстоятельства происшествия :   Двойка спелеотуристов, пронырнув сифон, передвигалась вплавь по натянутым перилам. Плывший первым А.Д., неправильно сориентировавшись в озере, затянул себя под свод, куда уходила веревка. Его товарищ пытался помочь, но потерял каску с фонарем, сбитую ногами пострадавшего. А.Д. утонул. Его тело было найдено через 20 минут шедшей вслед группой Симферопольского клуба спелеологов.

·         Последствия происшествия :   Белая асфикция, утопление. По результатам вскрытия - смерть в результате остановки сердца.

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия :   Попытка провести искусственное дыхание.

 

·         Дата происшествия  :   14 июля 1964 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Ю.Урал, р.Белая

·         Название пещеры  :   Капова

·         Категория сложности похода  :   2

·         Ф.И. пострадавшего  :   Нассонов В.Н.

·         Город  :   Уфа

·         Обстоятельства происшествия  :   При возвращении из 50-метрового полусифонного хода - участка подземной реки Шульган - тройки Ю.Лобанова, шедший последним В.Н. пристегнулся карабином к веревке, хотя было решено этого не делать, т.к. веревка цеплялась за подводные выступы. О.Шашков уже прошел поворот, когда В.Н. позвал на помощь Ю.Л. и попросил расстегнуть карабин. В.Н. потерял плавучесть и с трудом держался на воде. Ю.Л. поддерживал его и пытался вместе плыть назад, но зацепившаяся за выступ веревка держала В.Н. Ю.Л. позвал на помощь О.Ш., но тот не решался плыть к ним, т.к. боялся врезаться в них ногами. О.Ш. вышел на поверхность и послал в пещеру спасгруппу. После безуспешных попыток оказать помощь Ю.Л. полностью потерял плавучесть. Когда В.Н. полностью ушел под воду, Ю.Л. с трудом выплыл назад.

·         Последствия происшествия  :   Летальный исход (асфиксия).

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия :   После извлечения тела в течение 4-х часов делалось искусственное дыхание.

·         Организация спасательно-транспортных работ :   Через час после аварии к полусифонному ходу прибыла спасгруппа Р.Н.Сайфи. Через полчаса В.Миронов, используя акваланг, извлек тело В.Н. из воды, после чего приступили к искусственному дыханию. 

С первым случаем все ясно. Все знают, что Красная сильно обводненная пещера с глубокой (местами) подземной рекой по основному ходу. Но большинство спелеотуристов, посещающих эту "двоечку", считают основной сложностью надевание и снимание гидрокостюма "тигур", а необходимость умения хорошо плавать, мягко говоря, недооценивается. Конечно, человек одетый в гидрокостюм, имеет положительную плавучесть, но гидры очень часто текут (особенно "тигуры", которые берут напрокат у хозяев пещеры - симферопольцев) и через пять минут мокрая одежда начинает тянуть на дно. И еще одно. Воздух в гидрокостюме распределяется неравномерно и распределить его нужно так, чтобы держаться на поверхности не только вверх головой, но и без лишних усилий.

После первого сифона (3 м) около 100 м заплыва при средней глубине 2 - 2,5 м (местами до 3 м - я сам нырял, разыскивая утопленные мешки) по ходовому концу - веревке-десятке. Компенсируя банальное неумение плавать, спелеотурист держится за веревку и подтягивается за нее. Местами веревка немного провисает и проходит под водой (на глубине 10-20 см), а кое-где идет рядом со стеной под выступами. Отпустить ходовик страшно, а плыть, держась за него рукой, приходится под низким потолком (просто ходовой конец повешен там, где это легче всего сделать - вдоль стены). И как только веревка провисает до воды или уходит под нее, она перестает быть точкой опоры и начинается судорожное барахтанье, сшибание касок с себя и с соседей, пытающихся придти на помощь (а кому охота приближаться к хватающемуся за все, что находится над водой и абсолютно невосприимчивому к советам товарищей?) и, конечно, паника. Паника, как и у любого тонущего человека. Этот человек всегда знал, что плохо плавает, но думал (или ему так сказали), что гидрокостюм - это то же самое, что и пляжный матрас.

Плавание по глубокой подземной реке, прохождение полусифонов, подныривание небольших сифонов без аппарата - это еще не подводная спелеология, но уже и не сухопутная. И в этом самом простом, но типичном случае в Красной, нужно просто-напросто подойти посерьезней к организации выхода, рассказать и объяснить (напомню, категория этого маршрута в Красной пещере - двойка) все заранее. Руководителю надо решить, кому стоит идти, а кому нет. Вообще-то удивительно, что это все произошло в симферопольской команде. Крымчане должны знать всю специфику своих пещер, а Красная - самая, что ни на есть крымская пещера.

И еще по поводу Красной. Последний такой же случай был в ноябре 1996 года. Все, как описано выше, но без пострадавшего. Гидра затекла, ходовик зашел под свод, в руках два пустых мешка. Мешки тот спелеотурист бросил и утопил, а я их потом полчаса искал с ластами и баллоном. Кстати, нашел и извлек на поверхность 9 сапог, затопленных равномерно от входа и дальше по всей длине глубокой воды за сифоном.

Второе ЧП. Опять ходовик, опять потеря плавучести, но гораздо более сложная ситуация. 50-метровый полусифон - это серьезно. В описании ничего не сказано о высоте потолка над водой, типе гидрокостюмов и причинах потери плавучести сразу у двух человек. Но ясно одно - главные причины происшествия - проблемы с ходовым концом и регулировкой плавучести. Если гидрокостюмы не затекли, то почему же нельзя было поддуться (запустить воздух в гидрокостюм)? Почему нельзя было отрезать мешающую веревку? На эти вопросы нет ответов в описаниях. Можно только догадываться. И, наконец, делать искусственное дыхание через 1,5 часа после утопления совершенно бесполезно. 

В описаниях Киселева нет еще одного происшествия в Красной пещере. В том самом 3-метровом сифоне, который подныривается без аппарата, утонула девушка. То ли зацепилась чем-то за свод, то ли просто запаниковала. Возможно, что именно из-за недостатка информации Володя и не включил этот случай в свою "коллекцию".

 

Два случая из разряда "смертельных" и "непонятных".

 

·         Дата происшествия  :   8 ноября 1968 г.  (может быть 1988, прим. Шумейко)

·         Местонахождение пещеры  :   Урал

·         Название пещеры  :   Шемахинская-1

·         Ф.И. пострадавшего  :   Беспалов Виктор

·         Город  :   Свердловск

·         Секция  :   Подв. клуб "Искатель"

·         Обстоятельства происшествия  :   Утопление в 3 метрах от мелкого места в ластах и акваланге.

---

·         Дата происшествия  :   21 ноября 1987 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Восточный Саян

·         Название пещеры  :   Большая Орешная

·         Категория сложности похода  :   1

·         Ф.И. пострадавшего  :   Вольф Э.Н.

·         Дата рождения  :   1969 г. ( !  прим. Шумейко)

·         Спелеоопыт  :   1 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   1 год

·         Город  :   Красноярск

·         Секция  :   Секция спелеологии Электровагоноремонтного завода

·         Обстоятельства происшествия  :   Совершил тренировочное погружение с трехбаллонным аквалангом (две системы дыхания) в сифонном озере. После трех последовательных погружений на расстояние 5-10 м, в 4-й раз пошел на 15 м при глубине 5-7 м. Связь осуществлялась сигнальным концом. Через 3-4 минуты, не подавая сигнала, резко всплыл под свод с узкой вертикальной щелью и застрял в ней. Страхующий (В.Плотников) с трудом сумел подобраться к пострадавшему и выдернуть его из сужения (сигнальным концом сделать это было нельзя). 

·         Последствия происшествия  :   Клиническая смерть.

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия  :   Искусственное дыхание, непрямой массаж сердца. После этого восстановилось дыхание и сердцебиение. Отсутствие сознания, кома.

·         Организация спасательно-транспортных работ :   Группа начала транспортировку, во время которой пострадавший скончался.

 Что же произошло? Из описаний непонятно. Видимо и писать было нечего. Никто не понял тогда и не знают сейчас - почему же все случилось? Если считать, что ничего "глобального" не произошло (отказ редуктора, прекращение или, наоборот, постоянная подача воздуха из легочного автомата, отказ клапана выдоха, большое сопротивление дыханию и т.д.), то можно предположить "обычные" причины - вода попала под маску, затек капюшон - вода (холодная!) попала на затылок или в ухо, от сухого воздуха при интенсивном дыхании "пересохло в горле" и начался кашель. Да и просто, - некомфортное состояние от холодной воды, обжима сухим гидрокостюмом.

Если подводник опытный, то все эти факторы (их можно назвать физиологическими) не столь опасны для него - это было уже с ним много раз и он знает, что делать. Для "молодого" все это может стать причиной паники. А паника - это конец. Если запаниковал, то уже не выберешься. Хотя, как известно, и "крутые" иногда делают ошибки. Вернее, ошибку. Одной достаточно.

И вот еще что нужно отметить. Случай в Большой Орешной выделяется из всех остальных тем, что реанимационные мероприятия дали свои результаты - восстановление дыхания и сердцебиения; смерть наступила только в ходе транспортных работ.

 

·         Дата происшествия  :   15 августа 1985 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Горная Шория, г.Патын  

·         Название пещеры  :   Кызасская

·         Категория сложности похода  :   2

·         Ф.И. пострадавшего  :   Мошкин В.В.

·         Спелеоопыт  :   4 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   10 лет

·         Город  :   Новокузнецк

·         Секция  :   Спелеоклуб “Плутон”

·         Обстоятельства происшествия  :   В затопленной после дождей пещере В.М. решил выяснить наличие воздушных пузырей. Он ушел с однобаллоным аппаратом без ходового конца. Баллон крепился на плече в транспортном мешке. Стоящие на страховке видели возвращающегося В.М. (свет и пузырение воды), который неожиданно развернулся и исчез. Через несколько минут на его поиски ушел страхующий, который, израсходовав воздух, вернулся. Следующий погружавшийся также прошел всю пещеру, не обнаружив В.М. 18 августа тело было найдено в приходовом завале без акваланга, маска висела на шее, лицо было в ссадинах.

·         Последствия происшествия :   Утопление.

 Этот случай из ряда сложных и непонятных. Цитирую дословно одно из описаний: “Так что о причинах можно только догадываться. Мужики предполагают два варианта: первый – он заблудился при выходе, что очень маловероятно, т.к. Мошкин прекрасно знал пещеру; второй – идя на выход, он обнаружил неизвестный для себя ход и решил осмотреть его. Затем что-то неожиданно происходит с аквалангом. Он сбрасывает его и аварийно всплывает. Но сознательно человек не будет всплывать в незнакомом месте, и его легких хватило бы на то, чтобы вернуться по ходу и всплыть по галерее. Видимо, авария была настолько неожиданна, что он инстинктивно рванулся вверх и так застыл.”

В новокузнецком описании, обнаруженном в архиве Киселева, аквалангом называется один баллон в транспортном мешке. Однобаллонник не самый подходящий вариант для настоящего сифона (хотя и недлинного, неглубокого и, вроде бы, неузкого), тем более, что не ясно - есть ли за сифоном в условиях паводка воздушный пузырь, или все затоплено. Не было и ходового конца. Конечно, Мошкин хорошо ("...прекрасно...") знал сифон, однако все же оказался в подводном завале. И баллон в мешке за плечами - это плохой вариант для узостей и в плане проходимости, и в смысле безопасности. Если же он действительно решил сделать первопрохождение, то не стоило это делать с одним баллоном за спиной и без ходовика. Из описания спасработ: "Прошли до Глиняного - следов нет. Потом прошли до конца грота Надежда, обшарили все трубы - ничего нет. Тогда мужики пришли к выводу, что нужно искать где-то во входовом завале, где никто никогда не был. Ночью Блондин опять пошел на погружение. Выскочил через несколько минут, всего трясет, ничего толком сказать не может. Единственное, что крикнул: "Я нашел его!" Потом отогрелся и рассказал, что залез в какой-то завал, стал разворачиваться, чтобы выйти, и оттолкнулся от чего-то совсем не пещерного. Пошел Романенко - не нашел. Утром, все детально обговорив, снова пошел Блондин. Нашел это место только с третьего раза и оставил отметку. Затем Романенко, войдя в этот завал, совершенно неожиданно для себя столкнулся нос к носу с Мошкиным, прицепил к нему трос с карабином и немного столкнул с места. Обдумывая план дальнейших действий, пришли к выводу, что через этот завал им не вытащить тело. Видимо Мошкин зашел туда иначе. Пошли его путем - из галереи - и обнаружили, что на выходе ход раздваивается, причем левый ход, уходящий в завал, находится под карнизом и его сверху незаметно. Отцепили трос и стали вынимать через этот ход."

По-моему, это уже не настолько простой рельеф в сифоне и окрестностях, чтобы исследовать его "налегке". Я думаю, что те, кто искал Мошкина, работали уже с двумя системами дыхания, с ходовым концом и оценивали все это как серьезную задачу. Конечно, отказ аппарата или потеря ориентировки может случиться с кем и когда угодно, но для того и существуют специальные приемы и специальная техника погружений в пещерах. Эти приемы существуют, чтобы случай отказа и потери стал не концом всего, а лишь технической сложностью.

И последнее. В новокузнецком отчете написано: "...затем перебросились в район Кызасской с целью исследования второго сифона. Но не повезло с погодой. На следующий же день полили дожди и вскоре пещера была полностью перекрыта и осталось всего лишь 6-7 метров сухой предвходной части. Группа бездеятельно провела в лагере неделю. Стали поджимать сроки, и они решили частями выбрасываться. Четверо выехали 14-го, четверо остались. Вечером в 6 часов Мошкин решил напоследок взглянуть, как выглядит первое озеро за перегибом." Наверно, уже часть снаряжения была отправлена, настроение было "чемоданное" и все были расстроены из-за погоды, сорвавшей работу в пещере. Особенно не был удовлетворен руководитель - Мошкин. Вот и решил "напоследок взглянуть". И пошел - надо же хоть что-то сделать с пещерой. Конечно, не стоило недооценивать сифон. Вероятно он был достоин погружения "по полной программе" с соблюдением всех правил. Нужно быть готовым ко всему.

 

Типичный случай при погружениях в грязные, мутные и узкие сифоны - песок и галька в легочном автомате. Хотя я не знаю, что это за сифон в пещере Сукуруй.

·         Дата происшествия  :   июль 1981 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Ю.Урал, р.Белая

·         Название пещеры  :   Сукуруй

·         Ф.И. пострадавшего  :   Ануфриев Виктор

·         Спелеоопыт  :   3 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   14 лет

·         Город  :   Салават

·         Обстоятельства происшествия  :   Перед погружением оставил аппарат в воде. В легочники ("Украина") набились песок и мелкие камешки. Обжавшись, В.А. не продул легочники. Уже в сифоне он обнаружил странный шум в легочнике при вдохе. При одном из сильных вдохов выброшенный воздухом камешек попал в трахею, вызвал спазм и позывы к кашлю. Находившийся в 25 метрах от начала сифона В.А. повернул назад, дав аварийный сигнал. На поверхности ему удалось откашляться. 

 Перед погружением, уже находясь в сифонном озере, нужно попробовать в работе легочный автомат. Причем вдохнуть и выдохнуть пару раз очень интенсивно. И тогда, кроме уверенности в четкой работе легочника, будет ясно, есть ли что-нибудь в камере вдоха кроме воздуха, или нет. В узких (низких) и мутных сифонах, когда просто протискиваешься между потолком и галечным дном, надо быть всегда готовым не только к тому. что при первом вдохе в легочнике не окажется воздуха (и чему учат быть готовым всех спелеоподводников), но и к тому, что оттуда полетят песок или галька. Крупная галька может вывести из строя клапан выдоха и ко всем предыдущим неприятностям прибавится вода в легочнике при вдохе. Борьба с этим - несколько раз интенсивно вдохнуть и выдохнуть или воспользоваться байпасом. А вообще-то в сложных, узких и мутных сифонах не стоит менять систему дыхания под водой. Надо планировать так, чтобы работать на одной системе, но вторая должна быть под контролем. В узком рельефе я, например, просто держу второй автомат в руке. Разговор об этих "узких и мутных" может быть очень длинным - тактика и снаряжение для этого типа сифонов очень специальные. И последнее, что касается данного случая. "Украиновский" легочник в силу своих конструктивных особенностей наиболее легко выводится из строя песком или камешками (я не говорю уже о том, что кроме своего легкого корпуса из мягкого, но прочного пластика, легочный автомат от "Украины" не имеет никаких других достоинств.)

 

Несколько случаев с декомпрессией, вернее ЧП, связанные с ее отсутствием или недоведенностью до конца.

 

·         Дата происшествия  :   1 января 1988 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Бзыбский хр.

·         Название пещеры  :   Мчишта

·         Ф.И. пострадавшего  :   Скачков А.В.

·         Спелеоопыт  :   5 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   5 лет

·         Город  :   Красноярск

·         Секция  :   КККС

·         Обстоятельства происшествия : После получасовой работы на глубине 42 м всплыл без декомпрессии. На поверхности почувствовал сильную боль в локтевых суставах. Вновь ушел под воду на рекомпрессию, которую провел, пропустив нижнюю ступень.

·         Последствия происшествия :   Онемение ног, расстройство двигательных рефлексов.

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия  :   В течение суток дыхание кислорода, затем лечение в барокамере (4-й режим в течение суток).

 

·         Дата происшествия  :   3 октября 1988 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Бзыбский хр.

·         Название пещеры  :   Мчишта

·         Ф.И. пострадавшего  :   Корзун С.И.

·         Спелеоопыт  :   3 уч., 2 рук.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   4 года

·         Город  :   Владивосток

·         Секция  :   Клуб спелеологов

·         Обстоятельства происшествия  :   Во время тренировочного погружения долго пробыл на дне сифона (-45 м), при всплытии неверно выполнил декомпрессионные процедуры (в т.ч. из-за неисправного глубиномера). Сняв капюшон, почувствовал признаки кесонной болезни (жжение грудных мышц, онемение рук, языка). С помощью товарищей оделся и вновь погрузился в сифон.

·         Последствия происшествия : Во время повторного погружения - переохлаждение, после рекомпрессии - частичное онемение левой стопы.

·         Организация спасательно-транспортных работ  :   Вместе с сопровождающим всплывал (с -30 м) с декомпрессионными остановками на -15, -12, -9, -7 и -3. Для профилактики был отправлен в рекомпрессионную камеру, где прошел рекомпрессию по 3-му режиму  (-70 м) - 30 час. 47 мин.

 

·         Дата происшествия  :   июль 1981 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Ср.Урал, р.Чусовая

·         Название пещеры  :   ист. Голубое Озеро

·         Ф.И. пострадавшего  :   Евдокимов С.С.

·         Спелеоопыт  :   4 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   16 лет (подводный - 4 года)

·         Город  :   Пермь

·         Обстоятельства происшествия  :   В течение дня 5 раз погружался в источнике до глубины от 30 до 56 м. К концу дня почувствовал боли в коленном суставе, онемение мышц правой ноги.

·         Последствия происшествия  :   Декомпрессионная болезнь 1-й степени.

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия  :   На следующий день прошел в Перми полный (2--дневный) курс лечения в барокамере.

 Эти описания оставляю без комментариев по двум причинам. Во-первых, я сам не большой специалист по декомпрессии, поскольку глубоко нырял только на открытой воде и старался "не влетать" в декомпрессию, а в экспедициях пользовался швейцарскими таблицами для высокогорных погружений (единственные в мире таблицы составленные для погружений от 700 до 3200 м н.у.м.) в бездекомпрессионном режиме (только 3 мин. на -3 м), позволяющими избежать декомпрессии, которая на большой высоте крайне усложняется. А, во-вторых, то количество информации, которое можно найти в описаниях Киселева, совершенно недостаточно, чтобы устраивать "разборки" по части декомпрессионных процедур. Какие-то рекомендации по проведению декомпрессии при погружениях в пещерах (организация этого процесса в пещерах отличается от того же самого на открытой воде) должны быть, наверно, в виде какого-то отдельного и довольно общего по содержанию руководства или справочника.

 

·         Дата происшествия  :   19-20 июля 1983 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Юж.Урал, р-н реки Белая

·         Название пещеры  :   Сукуруй-2

·         Ф.И. пострадавшего  :   Будкин Сергей

·         Дата рождения  :   1958 г.

·         Обстоятельства происшествия  :   Группа из 13 московских и салаватских спелеотуристов совершала погружения в сифон пещеры. Нырял С.Б., страховал Е.Войдаков, обеспечивал И.Галайда. Запас воздуха в аппарате С.Б. - на 48 минут. По плану он должен был пройти сифон за 15 минут, переждать 15 минут в воздушном пузыре в конце сифона, пока не уляжется муть, и за 15 минут вернуться. Контрольный срок равнялся 45 минутам. По истечении контрольного срока С.Б. не появился, но подрагивание ходового конца говорило о его приближении. Через 46 минут подрагивание прекратилось. Е.В. был готов к погружению, но в последний момент его заменили на В.Гладкого, который ушел в сифон на 55-й минуте и через 2-2,5 минуты всплыл из сифона, транспортируя С.Б.

·         Последствия происшествия :   Смерть в результате утопления.

·         Меры жизнеобеспечения пострадавшего после происшествия  :   Через несколько минут С.Б. был доставлен на поверхность, где были предприняты меры по реанимации. Из легких было удалено около 0,5 литра воды. В группе были квалифицированные медсестры. Был привлечен оказавшийся рядом врач-реаниматор. Через 20-30 минут реанимации у С.Б. появился нитевидный пульс, тело потеплело и порозовело. Примерно через 2 часа восстановились спинномозговые рефлексы. Появилась реакция зрачка на свет, но через 6 часов реанимации состояние С.Б. стало резко ухудшаться, и через час был констатирован летальный исход.

 По этому случаю есть довольно подробный отчет и анализ. Вот что вкратце там написано: "Наиболее вероятно, что утопление наступило в результате истощения запаса воздуха. Реальный запас составлял 48 минут. Время пребывания С.Б. под водой оценивалось в 30 минут. Однако не исключено, что на самом деле он находился под водой практически все время, т.е. 46 минут, всего на 2 минуты меньше расчетного, что безусловно меньше величины ошибки расчета. Под водой С.Б. могло серьезно задержать прохождение "бороды" на ходовом конце. К этому нужно добавить, что С.Б. имел возможность контролировать запас воздуха лишь в баллонах АВМ-1М, на "Украине" манометра не было (аппарат представлял собою комбинацию АВМ-1М и баллона от "Украины" - прим. Шумейко). Часов у него тоже не было.

Авария могла бы не иметь, однако, столь тяжелых последствий, если бы группой не были допущены ошибки в организации страховки и спасательных работ:

-          по прекращению подрагивания ходового конца решение идти на помощь было принято не сразу, а через 3-4 минуты (при истекшем контрольном сроке);

-          в качестве страхующего был поставлен подводник, не имеющий значительного спелеоподводного опыта; решение заменить его, возможно, было правильным, но этого нельзя было делать в последний момент, из-за чего было потеряно еще около 5 минут.

Если бы не эти 8-9 минут, С.Б., вероятно, удалось бы спасти.

Возможен и иной механизм аварии. Например, С.Б. в конце сифона мог принять решение использовать при возвращении баллон "Украины". Когда же воздух в результате задержки у "бороды" в нем кончился, что могло произойти достаточно внезапно, С.Б. не смог продуть шланг АВМ-1М, не имея достаточно запаса воздуха в легких (аппарат С.Б. достали из сифона на следующий день - баллон от "Украины" пустой, АВМ-1М почти пустой, но из него воздух мог выйти самопроизвольно за время пока он лежал на дне - загубник, конечно, не был положен под аппарат).

Таким образом, несчастному случаю могли способствовать следующие обстоятельства:

1.       Контрольный срок был установлен неправильно. Он был рассчитан, исходя из максимального или близкого к нему времени пребывания в сифоне. Смысла в таком контрольном сроке немного.

2.       В качестве страхующего был поставлен участник, не обладающий достаточным спелеоподводным опытом.

3.       Решение о выходе на помощь было принято с опозданием на 3-4 минуты.

4.       Отсутствовал какой-либо контроль запаса воздуха в баллоне "Украины".

5.       При планировании погружения необходимо было учесть возможные трудности прохождения запутавшегося участка ходового конца и установить четкие инструкции по действиям участника в том случае, если они будут иметь место.

 

·         Дата происшествия  :   6 марта 1988 г.  

·         Местонахождение пещеры  :   Юж.Урал, ур.Сумган-Кутук

·         Название пещеры  :   Сумган-Кутук

·         Категория сложности похода  :   2

·         Ф.И. пострадавшего  :   Казенов А.Д.

·         Дата рождения  :   1958 г.

·         Спелеоопыт  :   4 уч.

·         Стаж занятия спелеотуризмом  :   9 лет

·         Обстоятельства происшествия : Участвовал в спелеоподводной экспедиции по исследованию протяженного верхнего сифона подземной реки. Во время акклиматизационного выхода погружался в паре также с опытным подводником. После 70 м сифона тот дал сигнал к возвращению. Развернувшись, они всплыли в "пузыре" 4х6 метров. Переговаривались. Пострадавший вел себя осмысленно. Его напарник не удержался на поверхности и ушел под воду. Оттолкнувшись от дна (-5 м), он начал всплывать. Навстречу ему опускался К.А. без загубника. Признаков жизни не подавал.

·         Последствия происшествия :  Летальный исход (по результатам вскрытия - из-за эмболи сосудов мозга. До погружений пострадавший жаловался на легкое недомогание - результат простуды). 

 Причина смерти - эмболия сосудов мозга, которая может быть результатом только баротравмы. "Получить" эту баротравму он мог двумя путями. Первый - ошибка на всплытии или перемене глубины при движении в сифоне. Второй путь - техническая неисправность в аппарате. Находясь в пузыре, уже имея баротравму, Казенов пытался объяснить напарнику свое состояние. Но тот с трудом (как и сам К.А.) держался на поверхности из-за перегруза и опустился на дно, всплывая с которого обратно в пузырь, он и встретил К.А. опускающегося без сознания и загубника во рту. Даже если бы подводникам удалось сконтактировать, вряд ли можно было помочь пострадавшему. В пузыре Казенов принял вертикальное положение, что ускоряет закупоривание сосудов мозга пузырьками воздуха при эмболии.

 

Это последнее описание из материалов Киселева. Я сознательно старался избежать досконального анализа происшествий и уж тем более не пытался давать никаких рекомендаций. Делать какие-то выводы по данным описаниям очень трудно - слишком мало информации. Будь ее больше, возможно некоторые из случаев не казались бы такими непонятными и можно было бы показать пальцем на ошибку подводника или роковую случайность, приведшую к трагическому исходу. Что и как надо делать - это для "методических рекомендаций" и "правил". Так что, все вышеизложенное - это только "Несчастные случаи при погружениях в сифоны".

Если у кого-нибудь есть дополнения или свое особое мнение по описанным случаям, то посылайте свои сообщения по адресу:

 

- это поможет составить более полную картину чрезвычайных происшествий в сифонах, а на основе такого опыта, опыта, зачастую приобретенного ценой жизни подводников, и создаются правила подводных погружений в пещерах.

 

Декабрь 1997 г. 

 

На главную | X-tracks | Карты | Статьи | Галерея | Ссылки | Архив СК МГУ | Архив РСС | О сайте | Контакты

CopyRight © 2011-2016 www.x-traсks.ru

Если вы решили процитировать какой-либо материал с этого сайта не забудьте поставить активную ссылку на него.

Экстремальный портал VVV.RU Яндекс цитирования